Гамбит. На сером поле

Размер шрифта: - +

Сатана

Чужое дыхание над ухом напоминало шум прибоя. Тихое, размеренное, с устойчивым ритмом оно проходило волной теплоты и спокойствия по голой коже плеч и шеи, запутывалось в волосах теплым бризом и оседало соленым привкусом на губах. Он крепко и в тоже время осторожно прижимал ее к себе, будто боялся раздавить или ненароком сделать больно. За сегодняшний вечер, плавно перетекший в ночь, больно он еще не сделал ни разу, только хорошо в рамках поставленных ей границ. Девушка очень надеялась, что в долгу не осталась, но этот аспект стоило уточнить утром у Криса, так как очередной истерии Лиама по поводу сомнительных связей она не выдержит. И чтобы добраться до офиса и Криса в нем, ей оставалось самое сложное — уснуть. Только как можно заснуть, когда чувствуешь спиной размеренный стук чужого сердца и слышишь шумное дыхание у себя над ухом, а в теплоте и спокойствие хочется утонуть.

— Спи, — тихо шепнул он ей на ухо, потеревшись об него носом.

— Не хочу, — попыталась слукавить она, подавляя зевок.

— Завтра важная встреча, — тихий шепот слышался ей шипением помех на радиочастотах.

— Помню, — опять зевая в подушку, Эванс из последних сил старалась не вырубиться от усталости, но расслабленное тело настойчиво требовало сна, как бы сознание не хотело бодрствовать.

— Спи, — помехи в мерещившемся механическом шипении стали резче с командными нотками.

— Когда я проснусь, вас уже здесь не будет, — вздохнула Миа.

Он промолчал. Да и что собственно она могла услышать в ответ? Что останется с ней до утра, а утром поедет от нее на работу? Перебирая в уме самые неподходящие вырианты развития событий, Эванс поняла, что ровным счетом не знает ничего о человеке, лежавшим с ней в постели. Мда, докатилась. Это все влияние Лиама. Определенно, неразборчивость в связях заразна, не надо было ей пить с поганцем из одной кружки и есть из одной тарелки. Итогом этого оказалось, что она лежит в постели с собственным боссом, который порой слетает с катушек, и дикая удача, если утром у нее все органы будут на месте. Неразборчивость заразна, только в ее случае даже неразборчивость оказалась слишком разборчивой. Все, что ее касалось, было слишком. Из всех самых странных вариантов налаживания личной жизни она таки умудрилась найти наиболее странный, какой только был. Старший брат бывшего мужа. Просто джек-пот! Лиам ни за что не поверит, что в этой вселенной нашлась особь, с которой она смогла-таки составить партнерские отношения. Выйти замуж за Джейсона и то казалось более адекватным вариантом, чем в трезвом рассудке (тему здравого ума затрагивать все же не стоит) лежать в объятьях мистера Тотальный Контроль. «Что ж, мисс Эванс, вы на редкость уникальны в организации проблем в собственной жизни даже при ее отсутствии как таковой», — подумала она, так и не найдя логичного объяснения своим поступкам.

— Не стоит приходить на встречу невыспавшейся, — уже сквозь вату, залепившую сознание, слышала она, проиграв битву за бодрствование усталости.

Кто-то, хотя почему же кто-то, босс погладил ее по волосам, приговаривая:

— Доброй ночи, мисс Эванс, — теперь это был не шепот.

Это был голос. Отчетливый, тихий голос с хитринкой и легким смешком в конце фразы. До боли знакомый и родной, особенно при обращении к ней. Ни 小姐 Костлявая, ни «ненормальная», ни «Эванс, чтоб тебя», а сухо и по фамилии, как при официальном приветствии.

— Сладких снов, — ей уже снился тихий шум прибоя радиоактивное зеленое море, накрывавшее ее токсичной волной. — До скорой встречи… — шелестела морская пена между камнями, скатываясь и просачиваясь между скалами. — До завтра, — оставил он ей легкое шипение бурлящих волн и покой, которого ей так не доставало.

Лениво оторвав голову от подушки, Адам отстранился от спавшей девушки, чтобы ненароком не разбудить, поднялся с кровати и приоткрыл шторы, начав собирать одежду, разбросанную по комнате. Уходить не хотелось, да и шокировать мисс Эванс фактом, с кем она проснется поутру, было невероятным искушением, которому он за сегодня уже не один раз поддался. Во второй раз у нее все получилось намного лучше, чем в первый, или же первый он просто не смог запомнить первый из-за бившего в голову удовольствия, смазывавшего все воспоминания. Хотя насколько он знал ее, Костлявая невероятно быстро училась, и, видимо, это касалось всех областей знаний, умений и навыков.

 Давненько он так не косячил. Если быть точным — вообще никогда. Попасться с поличным, прямо на глаза бывшему мужу девушки, который по совместительству твой брат (Адам не мог не согласиться, что фраза в его голове звучала странно) было очень странно, и от каламбура голову заломило. Как теперь ему стоит расценивать их общение? Как теперь вести себя? Одноразовые связи для него были в порядке вещей, чего о ней точно не скажешь. Даже близко не представляя, насколько далеки они он нормальных человеческих отношений, Адам с долей сожаления, осознал, насколько же ему их хотелось. Вот только для них обычное — непозволительная роскошь, и насколько все было бы проще выбери она копию, а не оригинал.

 Оглядевшись вокруг в поисках своей майки, посланной им куда-то в угол, Адам невольно засмотрелся на спавшую в кровати девушку. В синевато-холодном свете комнаты ее кожа смотрелась невероятно бледной. Потеряв его, как единственный источник тепла, Эванс перевернулась, шаря рукой по пустой постели, и прижалась лицом к месту, где лежал он, но все еще спала. Маленькая, совсем хрупкая, словно ангел, вот только бледность кожи сама собой проводила аналогию с чем-то неживым. Адам с ужасом отшатнулся от постели, поспешив исчезнуть из ее квартиры, а лучше и из ее жизни. Закончив сборы, он накрыл девушку одеялом и провел по волосам, поцеловав висок на прощание, желая запомнить каждое неповторимое мгновение, которому, увы, вряд ли суждено снова случиться, ведь такого он себе больше не позволит, да и она, скорее всего, тоже. Если бы не Ашер с этими треклятыми пуговицами, не бывать ноги Адама здесь, а братья, как предполагал Адам, у Костлявой подходят к концу.



Vollmond

Отредактировано: 29.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться