Game Over или не проиграй меня...

Размер шрифта: - +

Глава 7. Воскресенье.

Мерзкое, злое, ненавистное  утро. Я спала меньше трех часов, но мой внутренний будильник и жуткое волнение подняли меня из теплых объятий Кирилла. За окном лил проливной дождь. Всю неделю было тепло и сухо, а сейчас как из ведра. Погода синхронизировалась с моим настроением. Это знак.

Я быстро оделась. Всякие мелочи забирать не стала. Он должен подумать, что я просто ушла по работе. Собрала рабочую сумку. Вспомнила, что бросила в игровой комнате кое-какие провода, забрала. И вдруг я посмотрела на самую дальнюю дверь. Ведь я так и не попала в эту секретную комнату. В сумочке у меня есть набор отмычек, папин знакомый в моем далеком детстве научил меня нехитрым приемам по взлому замков. Отец тогда страшно ругался. Недолго думая, я подошла к двери. Массивная, старинная, дубовая. Замок новый, банальный. За полминуты я оказалась внутри.

Черные с золотом стены, тяжелые бордовые бархатные шторы как в театре. Никакой мебели, кроме огромного резного стола и стульев вокруг него. А на стене пять огромных позолоченным рам в стиле барокко. Внутри каждой множество фотографий на кнопках. На них были девушки. Со скромными подписями на оборотах, только имя и даты Игры. Просто одна за другой. Я удивилась, почему рам пять. Оказалось, что одна из них принадлежала Даниле. Я посмотрела на дату последней фотографии. Оказалось, что она была сделана полтора года назад. Значит, скорее всего он выбыл. Интересно, почему он мне не рассказал. Стыдно что ли. На стене «славы» Кирилла меня не было. Я быстро вышла, вспомнив о еще одном важном деле. Уничтожить все фотографии.

Методично обшарив его компьютер, накидав туда пару бяк, чтобы не восстановил фотки, я принялась за его телефон. На планшет он вроде не фоткал меня, да и здесь его нет, скорее всего, в машине бросил. Также я почистила его карту памяти на фотоаппарате.

Я зашла в спальню. Он спал как всегда забавно. По диагонали, раскинув руки, наполовину под одеялом, наполовину под простыней. Запрокинув голову, как будто сейчас завоет волком. Я достала телефон и сделала один единственный кадр. Легонько, почти не касаясь, я провела по его волосам кончиками пальцев. Бросив на стол с завтраком записку «Ушла по работе, с любовью, Кира» и, не оборачиваясь, ушла из квартиры, в которой провела самые нежные, трогательные, наполненные любовью дни и ночи.

Почти бегом я вылетела из парадной и тут же наткнулась на стену. Нет, это не стена. Это был один из охранников моего отца. Он почти ласково на меня посмотрел и лишь жестом указал на черный внедорожник. Я поняла, что пора. Я должна дать ему шанс. Я должна дать себе шанс. И если что, я всегда сбегала.

Я размышляла всего с полминуты, но этого хватило, чтобы я вымокла насквозь. В машине работала печка, но от духоты мне стало дурно. Всё-таки травма и бессонная ночь давали о себе знать. Я прислонилась головой к прохладному стеклу и провалилась в глубокий сон.

Проснулась я от диких воплей моего папани.

- Что вы сделали, твари! Я вас убью всех!

- Да спит она… - начал оправдываться один из быков, но отец его прервал.

- Вы ей что-то вкололи?! Я же строго запретил! Суки!

 - Папа, успокойся, - сказала я равнодушным тоном, хотя ситуация меня забавляла, - Я просто задремала.

- Я тебя уже минут десять не могу разбудить! Они тебе давали что-нибудь пить или платок прикладывали к лицу?

- Боже, нет, конечно, я сама села в машину, - папа удивлял меня всё больше.

- Ты уверена? Они профессионалы, тем более, раньше ты никогда легко не садилась так, - засомневался отец.

- Да точно, просто я плохо спала ночью и у меня сотрясение мозга, - устало проговорила я.

- Тот мудак, который был с тобой у ресторана, тебя ударил?! – завопил по новой мой безумный папаша.

- Да нет же, я сама ударилась случайно, угомонись, может, лучше в дом пройдем? Я промокла.

Отец тут же засуетился, легко подхватил меня на руки, не слушая моих возражений, и понес в дом моей мечты. Всё-таки вкусы у нас с батей одинаковые. Он притащил меня в красивейшую комнату в скандинавском стиле, на стенах был мои детские рисунки в деревянных стильных рамах. В гардеробной было столько одежды моего размера от лучших дизайнеров мира, что я даже второй раз за один день немножко подумала об отце хорошо. Первый был, когда я поняла, что он никогда бы не стал насильно меня волочь к себе в дом.

 Я приняла душ, переоделась и спустилась вниз, в гостиную. Спать мне расхотелось совсем, дополнительный час в дороге сделал свое дело. Папа меня уже ждал, его, кстати, зовут Городецкий Рудольф Петрович, и да, я Городецкая Валькирия Рудольфовна, адово жуть как. Я попросила капучино и увалилась на диван. Молчание неприятно повисло в воздухе.

- Как ты меня нашел в этот раз? – спросила я.

- Случайно. Когда мы столкнулись на улице, я потом пошел в ресторан и спросил у официанта про парня, который был с тобой. Оказалось, он сын владелицы сего заведения, - я чертыхнулась, чем вызвала улыбку у отца, -  Дальше уже дело получаса и у меня были все данные. А как вы сбежали из отеля? Мы же даже вход в номер охраняли.

- О, это было несложно. Через соседний номер, там смежная дверь есть. А потом через лоджию по крыше.

- Надо запомнить адресок этого отеля, - папа был впечатлен.

- Мне нужно с тобой поговорить без посторонних, - резко перевела тему я, но и в этом мы схожи с отцом. Никогда не будем оттягивать момент.

- Пройдем в мой кабинет, - сказал он и встал, в глазах его промелькнул страх, он понимал, сейчас решится всё.

Пока мы шли, я задумалась (а это уже само по себе хорошо), считаются ли мои проблемы проблемами? Я за эти годы привыкла считать себя жертвой судьбы. Все вокруг меня всегда жалели. А ведь кто-то умирает от страшной болезни, кто-то прикован к инвалидному креслу, а кто-то прожил всю жизнь без сладкого, ибо сраный жирный зад не давал покоя. Так может мне и париться не надо? Всё самое плохое уже в прошлом и своей ненавистью к отцу я ничего не исправлю. Но кто же он на самом деле? Какой он человек? Как он мог так зверски убить других людей?



Юлли Лютик

Отредактировано: 09.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться