Ганс Эдегор

Размер шрифта: - +

Глава 5. Каменная Пустошь

Ранним утром Ганс Эдегор разбудил брата Сэма. Позавтракав, они продолжили путь. Густые леса, окружавшие их большую часть пути, остались позади – уступили место зелёной степи, за которой уже виднелись скалистые горы. Вершины возвышались одна над другой, исчезая вдали в голубоватой дымке. Сэм отметил, что чем ближе они подступали к каменным гигантам, тем величественнее и устрашающе они выглядели.

– Ещё до захода солнца будем на месте, – радостно объявил Сэм, когда дорога привела их к широкому ущелью.

– Ты ведь родился в других землях, сынок? – прохрипел Ганс Эдегор и, делая вид, что разминает затёкшую шею, внимательно осмотрел ущелье.

– Я из Железного края, если быть точным. А почему вы спросили?

– Не могу понять, зачем молодому монаху отправляться в Богом забытое место?

– Будучи ребенком, я не планировал оказаться здесь, так же как и посвящать жизнь служению Богу, – пожал плечами юноша.

– Пути Господни неисповедимы? – с насмешкой произнёс Ганс Эдегор.

– Истинно! – добродушно воскликнул монах, не почуяв подвоха. – Человек не знает, что случится завтра, через неделю или год. Я благодарен церкви – она указала путь, а что будет со мной…

Сэм не договорил, поскольку Рубака потянулся к арбалету.

– Что-то случилось? – шёпотом спросил забеспокоившийся юноша.

– За нами кто-то следит, – также тихо отозвался Ганс Эдегор.

– С чего вы взяли? – тупо смотрел на бывалого наёмника Сэм.

– Загривком чую, – оскалился Рубака. – Да не дёргайся ты! Ещё вспугнёшь!

Дальше ехали не спеша. Ганс Эдегор то и дело потягивался и зевал, будто чертовски устал, на деле же вступил бы в бой в любую секунду, но враг не выказывал себя. На средине пути опасения наёмника оправдались – путники обнаружили четыре лошадиных трупа, раскиданных на небольшом расстоянии друг от друга.

– А где же всадники? – недоумевал Сэм. Он спешился вслед за Рубакой и полным надежды тоном произнёс: – Может, их не убили?

– Думаешь, взяли в плен? Не строй иллюзий, сынок, – усмехнулся Ганс Эдегор, осматривая убитых лошадей. – Уже бегают в волчьих шкурах. – И устало вздохнув, прибавил: – Судя по трупам, нападение произошло меньше недели назад. Посмотри, как с ними расправились – глотки лошадей разорваны. Без сомнений, в ущелье всадников поджидали оборотни.

– Значит, их количество растёт? – ужаснувшись, монах трижды перекрестился.

– Ха! Как пить дать! – Наёмник в упор подошёл к Сэму. Бесцветные глаза испытывающе смотрели на юношу. – Сынок, не хочу тебя пугать, но по возвращению в Каменную Пустошь ты рискуешь остаться в ней навсегда. Ты готов к этому?

– Готов! Я слуга Господа! – твёрдо ответил Сэм, с трудом выдержав взгляд.

Лицо наёмника скривилось в злобную гримасу при словах монаха – с языка почти сорвалось язвительное замечание, но в последний момент он сдержался.

– Тогда продолжим путь.

К вечеру они выбрались из ущелья и оказались в долине. Рыжеволосый монах уверял, до Каменной Пустоши рукой подать.

– В Дальнее графство лишь один путь, – распинался перед наёмником Сэм, – с других сторон оно окружено горами. Хоть графство и велико, но поселений на его территории не так уж много. Примерное количество людей…

– Умник, давай лучше о Каменной Пустоши, – перебил юношу наёмник.

– Конечно! – Сэму не терпелось поделиться знаниями с легендарным охотником. – Всё началось двести лет назад. Молодой король Рикхар II решил обмануть одного из вассалов, а точнее графа Уильяма Девона, служившего отцу короля верой и правдой более тридцати лет. Хитрый монарх не сильно жаловал графа и хотел отнять у того плодородную землю. Однажды он вызвал к себе Уильяма Девона и объявил, что тому несказанно повезло: Рикхар дарит ему огромное Дальнее графство, а взамен получает занятые Девоном земли. Да, Дальнее графство было в десятки раз больше, чем все владения вассала, но считалось не очень пригодным для жизни – каменные степи, скалы да горы. Уильям Девон понимал, что Рикхара ему не одолеть, и предпочел смириться с решением короля. За ним в Дальнее графство последовали и верные крестьяне с семьями. Вместе они пытались выращивать пшеницу и рожь, но как ни старались, каменистая почва была непригодной для земледелия.

– И что же тогда? – вяло спросил Ганс Эдегор, всем видом давая понять, как мало его интересовал ответ.

Но Сэма кислая рожа наёмника нисколько не смутила, и он продолжил всё с тем же энтузиазмом:

– Уильям Девон и его люди занялись скотоводством, причем так, чтобы хватало на обмен с соседями. Пускай пшеницу не посеешь в горах, но зелени для животины в них всегда хватало. С каждым годом дела в Дальнем улучшались – почти всё королевство торговало с ним. Люди во главе со старым графом уже подумывали, что такие беды, как голод позади, но их ждала новая неудача – бешенство. Поговаривали, хворь наслал лихой чародей, озолочённый завистливым Рикхаром. Так или иначе, но с приходом в край болезни погибла большая часть населения и животных. Уильям Девон, будучи благоразумным человеком, обратился к церкви и, конечно же, получил помощь. Был ли чародей взаправду или болезнь пришла в Дальнее самостоятельно, я не знаю, – виновато промолвил он, – но после вмешательства церкви беды закончились. Тогда же и обнаружили золотую жилу в горах. Слуги Господа и граф поклялись друг другу в верности, заключив нерушимый союз.



Александр и Жанна Богдановы

Отредактировано: 21.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться