Ганс Эдегор

Размер шрифта: - +

Глава 6. Последний оплот

Как сказал Сэму отец Северин, все жители – если не брать в расчёт леди Джейн и полдюжины одетых в жёлто-фиолетовые костюмы лучников – прятались в церкви. Правда, народу внутри оказалось немного – меньше пятидесяти человек. Юный монах мог поклясться, что когда он покидал Каменную Пустошь, в ней точно находилось две сотни человек.

Большинство женщины и дети, отцы и мужья которых исчезли в шахтах, и несколько работяг, спохватившихся слишком поздно. Прочие рудокопы с семьями покинули проклятое место. Сэм отметил, что в церковь затащили немногочисленную животину, бочки с водой и провизию. Дом Божий хоть и не без труда, но вместил всех.

Не ускользнуло это и от опытного взгляда Ганса Эдегора.

– Последний оплот, – прохрипел он, переступив порог церкви.

Посмотрев на грязные сапоги Рубаки, отец Северин осуждающе покачал головой и попросил наёмника отнестись уважительно к Дому Божьему, хотя бы снять шляпу, но в ответ Ганс Эдегор прожёг его ледяным взглядом.

– Отец Северин, – вмешалась Джейн, становясь между мужчинами, – думаю, сейчас такие мелочи не стоят внимания. – Она поправила воротник жёлто-фиолетовой куртки и положила ладонь на рукоять кинжала, болтавшегося на поясе. – Я же не оставляю оружия. Вы не хуже меня понимаете, соблюдай мы все правила, давно превратились бы в ужин оборотней.

Священник едва заметно закатил глаза и махнул рукой. Дабы пресечь дальнейшие препирательства между отцом Северином и Гансом Эдегором, брат Сэм подхватил старика под руку.

Люди обрадовались возвращению юного монаха. А вот к приезду Рубаки отнеслись двояко. Одни воодушевились, возлагая на него надежду на спасение. Другие недоумевали, как отлученный от церкви головорез может им помочь. Сэму казалось, что наёмнику было плевать на мнение последних. Скорее всего, толстокожий охотник на нечисть давно свыкся с косыми взглядами.

Накормив путников хлебными лепёшками и козьим сыром, старый священник повёл Ганса Эдегора и Сэма Уилка в тесную каморку, где когда-то спал юный монах. Теперь комнатушку завалили всем, чем только можно. Глиняная посуда, громоздкие сундуки, мешки с одеждой, два обитых дорогой тканью стула, несколько картин, имевших больше общего с размазанной по тарелке каше, чем с искусством, с десяток толстых книг, изъеденные молью ковры и прочий хлам. Видно, местные снесли сюда всё своё богатство.

У входа Сэм чуть не споткнулся о деревянную коробку, из которой торчало столовое серебро. Наверное, жители не раз вооружались ножами и вилками из столь опасного для нечисти металла, решил он.

– Где Дин Говейн? – раздался требовательный голос Ганса Эдегора, едва священник прикрыл дверь. – Я хочу переговорить с ним.

Отец Северин поджал губы и, не без труда протиснувшись мимо громко сопевшего наёмника, сел на один из двух стульев.

– Не вы один, Ганс, – устало проговорил старик. – Но…

– Что «но»? – грубо перебил Ганс Эдегор.

– Дин Говейн и граф Чарльз Девон спустились во главе отряда солдат и охотников на нечисть в шахту.

Густые брови наёмника сдвинулись.

– Как? Когда?

– Это произошло через два дня после отъезда брата Сэма.

– Но, отец Северин, почему? – удивился безрассудному поступку Сэм. – Дин Говейн уверял, что они дождутся Ганса Эдегора.

– К сожалению, никто не посчитал нужным осведомлять меня о своих планах. Я ведь всего лишь священник. – Старик отвернулся, чтобы не видеть разочарованного лица Сэма и яростной гримасы Ганса Эдегора.

– Жалкие глупцы! – рявкнул наёмник, потрясая огромными кулаками. – И у кого из них хватило ума?!

Монах опустился на второй стул, когда дверь распахнулась, и вошла леди Джейн. Сэм тут же вскочил. Ещё секунду назад хмурое лицо просветлело, и он жестом предложил девушке сесть. По недовольному виду Джейн он понял: она стояла за дверью и подслушивала их разговор.

– Мой отец настоял, – с горечью в голосе заявила Джейн, усаживаясь. – Спасибо, брат Сэм. Как я сказала, настоял граф Девон. Отец бесстрашен и упрям по натуре, а оттого бывает безрассуден, да и в вас, – она обратила изучающий взор к Рубаке, – он не сильно верил. Я слышала, как мастер Дин отговаривал его, но безуспешно – отец был неумолим.

– Конечно же, никто не вернулся, – проскрипел Ганс Эдегор, раздуваясь от злости. – Проклятье!

Священник с укором посмотрел на ругнувшегося охотника и уже открыл рот, чтобы напомнить, где тот находится, но в последний момент передумал.

– Я послала четверых гонцов в соседние земли, – после минутной тишины сказал девушка. – Уверена, они не оставят нас в беде.

– Не люблю рушить чужие надежды, но придётся, – уже не так рьяно произнёс Ганс Эдегор. – Мы нашли четыре убитые лошади на выезде из Дальнего графства.

Побледнев, леди Джейн качнула головой. Она упала бы со стула, но Сэм вовремя подхватил. Отец Северин тотчас налил из потрескавшегося кувшина в глиняную чашу воды и поднёс к губам девушки.



Александр и Жанна Богдановы

Отредактировано: 21.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться