Ганс Эдегор

Размер шрифта: - +

Глава 11. Страшные сны Монгора

Ганс Эдегор почувствовал, как спадают оковы, и взглянул на Дина Говейна – раны исчезали с благородного лица старика, словно по волшебству.

В лёгких кожаных доспехах охотники стояли в нескольких метрах друг от друга в хорошо знакомой обоим зале – здесь когда-то лучший воин церкви обучал фехтованию неопытного паренька. Пусть у того не всё получалось сразу, но он старался изо всех сил. Теперь юноша вырос, усердие превратило его в опасного охотника на нечисть. Наставник же состарился, но ещё не растерял былой крепости.

– Это правда? – Ганс Эдегор требовательно посмотрел на старика. – Веста жива?

Дин Говейн спокойно выдержал взгляд ученика и кивнул.

– Почему ты ничего не сказал? – насупился Рубака и машинально сжал рукоять болтавшегося на поясе меча.

– Не мог, – ответил Дин Говейн, сохраняя безмятежный вид.

– Я доверял тебе, а ты говоришь: «Не мог». И это всё объяснение?

Дин Говейн устало вздохнул и опустил глаза. Ненадолго же хватило его знаменитой невозмутимости. Значит, виноват! Промелькнуло в голове наёмника.

– Ганс, поверь, я делал всё возможное…

Но Ганс Эдегор не желал слушать. Злость захлестнула его. Столько лет он считал малютку Весту погибшей… Ганс Эдегор яростно рванул клинок из ножен и пошёл на Дина Говейна. Вынужденный защищаться, наставник скрестил меч с мечом ученика.

– Разве ты не понимаешь, они этого и добиваются, – отражая атаку, кричал Дин Говейн. – Хотят подавить твою волю и превратить на всю жизнь в слугу!

– Ты не имел права! – зарычал точно зверь Ганс Эдегор.

Быстрая серия Рубаки сразила бы любого воина, но не того, кто её придумал.

– Если бы я не разлучил вас, то церковь приговорила бы её к смерти! – в сердцах выпалил Дин Говейн.

Ганс Эдегор замешкался: пропустил удар плашмя по голове и, потеряв равновесие, повалился на мраморный пол.

– Прости, Ганс… Мерзкие колдуны хорошенько покопались в моей памяти, – тихо вымолвил старик, пряча оружие. – Никто не знал, что девочка у меня. Никто! Я надеялся, ты поможешь справиться с Нанригом и вернёшь благосклонность церкви, когда посылал брата Сэма в Регнум. Тогда я и рассказал бы тебе о Весте.

Дин Говейн протянул руку Гансу, и тот принял её. Ненависть исчезла из взгляда наёмника, уступив место счастью и признательности. Лишь сейчас Ганс Эдегор в полной мере осознал, что Веста жива, и он встретится с ней.

– Она похожа на Иносею? – вырвалось у наёмника.

– О, да. Веста пошла в мать, такая же умная и красивая, – широко улыбнулся Дин Говейн, отчего паутина морщинок на его лице пришла в движение. – За неё стоить бороться.

– И я буду бороться, – горячо проговорил Рубака. – Но для начала нам нужно выбраться из капкана Монгора, а после…

Ганс Эдегор не договорил: посреди комнаты завертелся вихрь. В попытке удержаться охотники ухватились за выступы в стенах, но вихрь всё крепчал и, в конце концов, затянул их.

Непонятно, сколько Ганса и Дина вертело по кругу – ощущение времени исчезло, – пока вихрь не выбросил их на горячий песок. Теперь наставника и ученика окружали бесконечные пески, что тянулись во все четыре стороны, да беспощадно палящее солнце.

– Пустыня? – отряхивался от песка Ганс Эдегор. – Фантазии колдуну не занимать.

– О-о-о! Это ещё цветочки, – грустно усмехнулся старик. – Однажды Монгор закинул меня с другими охотниками в море.

– Другими охотниками? – оживился Рубака.

Что-что, а поддержка бывших братьев по оружия сейчас бы не помешала.

– Ты видел этих несчастных в пещере, – вздохнул Дин Говейн.

– Хм-м, они под чарами?

– Мертвы, – сдавленно ответил наставник. – Все до единого… Никто не пожелал перейти на сторону зла. Гибли в проклятых снах колдуна... Один за другим… Лишь Диффус переметнулся. Проклятый предатель!

– Никогда не доверял ему.

– И правильно, – кивнул старый воин. – Диффус рассказал всё, что знал о церковном ордене Нанригу Зубоскалу. Правда, этого мало, чтобы сокрушить нас, вот Нанриг и пытается переманить охотников на свою сторону.

– Ты говорил, они копались в твоей памяти, – недоверчиво заметил Ганс Эдегор.

– Насколько я понял, – начал Дин Говейн, не обращая внимания на тон собеседника, – Нанриг ещё недостаточно силён, видит лишь часть картины, а остальное додумывает.

– Ясно, – задумчиво кивнул наёмник. – Скажи, а можно ли выбраться из сна?

– Не думаю, – пожал плечами старик. – Но кое в чём я твёрдо уверен: в колдовских снах время летит намного быстрее, чем в жизни.

Неожиданно для охотников солнце стало увеличиваться в размерах, быстро приближаясь к ним. На светиле появилось безобразное лицо Монгора.



Александр и Жанна Богдановы

Отредактировано: 21.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться