Гарант Мира

Глава 7

Приглашение в кабинет императора  застало Аррияра на полдороги к выходу из дворца – дракон собирался немного полетать в своё удовольствие после плотного завтрака. Неизменно спокойный вежливый Санар догнал его в коридоре и неспешно пошел рядом, вынуждая замедлить шаг.

– Ваше Высочество, – обратился негромко и, лишь убедившись, что его внимательно слушают, продолжил, – Его Величество приглашает вас в свой кабинет.

Принц, пожалуй, даже не напрягаясь, мог бы придумать несколько причин, чтобы избежать этой встречи, только вот сказать об этом было уже некому – слуга исчез так же быстро, как и появился, оставив наследника престола в гордом одиночестве.

Пришлось разворачиваться и идти к отцу. К тому же подобное приглашение вполне красноречиво намекало, что ему следовало поторопиться – император действительно не любил ждать, и от ожидания делался раздражительным.

Едва стукнув по темному дереву плотно закрытой двери, принц вошел и замер, не стремясь пройти вглубь кабинета. Как подсказывал ему опыт, продолжительность нотаций существенно сокращалась, когда он выслушивал их стоя.

– Вы хотели меня видеть, Ваше Величество? – спросил  легкой усмешкой, прищурив карие глаза.

– Хотел, – протянул Данияр, рассматривая наследника, который так и не удосужился привести свой внешний вид даже в подобие порядка, – да ты присаживайся, сын, разговор будет долгим, а в ногах правды нет.

Такое начало разговора Аррияра не обрадовало. Он вообще не любил нравоучительные беседы с кем бы то ни было, а в особенности – с отцом. Тот умудрялся повернуть всё таким образом, что, несмотря на всю свою твердолобость, даже принц начинал чувствовать себя паршиво. А ведь ко всему прочему после воспитательного процесса ему очень часто грозило какое-нибудь наказание. И все же он не посмел ослушаться и послушно уселся в кресло, демонстративно закинув ногу на ногу и сцепив в замок холёные ладони.

– И застегни уже рубашку, – не выдержал наблюдающий за ним император, хлопнув ладонью по столу так, что письменные принадлежности едва не разлетелись во все стороны, – это давно перестало быть дерзким, становясь дешевой пошлостью!

– Это всего лишь не застёгнутая пуговица, – в раздражении дернул плечом Аррияр, но злить отца еще сильнее не стал и привел одежду в порядок.

– Так-то лучше, – одобрительно кивнул Его Величество и, вынув из собственной причёски тяжелый костяной гребень, украшенный драгоценными камнями, небрежно швырнул на стол перед сыном, – причешись. И объясни, почему ты явился к завтраку в столь неподобающем виде?

– Я спешил, – принц продолжал сохранять видимое спокойствие, хотя на самом деле ничего подобного не испытывал, – ты ведь не любишь, когда опаздывают к трапезе?

– Ты в любом случае задержался. И, поверь, в данной ситуации я предпочел бы, чтобы ты потратил ещё пару минут и привел себя в порядок, – Данияр всё никак не хотел успокаиваться, – но ты решил, что будет уместным явиться в таком виде и спровоцировать волну сплетен. Скажи мне, кого ты хотел опозорить этим поступком – себя, меня или собственного супруга?

– У меня и в мыслях не было никого позорить, – вот тут Аррияр уже откровенно возмутился, ведь и в самом деле ничего подобного не планировал, разве что немного поддразнить окружающих, – я не подумал, что произведу подобное впечатление.

– Это твоё обычное состояние – не думать о последствиях собственных поступков! – рявкнул император и едва сдержался, чтобы вновь не ударить по столу, тяжело вздохнул и добавил, – клан Золотых драконов правил Империей несколько веков, но, чем больше я смотрю на тебя, тем чаще меня посещает мысль, что право на престол придётся передавать кому-то другому…

Принц, который в этот момент попытался что-то сказать в собственное оправдание, поперхнулся воздухом на вдохе и надсадно закашлялся. Его отец, кажется, этого даже не заметил, продолжая отчитывать непутёвого наследника:

– Тебе несказанно повезло, что титул по нашим традициям наследуется по праву сильного. Великие не дали тебе ни разума, ни совести, зато силы отмерили с запасом! – тут Данияр, разочарованно выдохнув, отвернулся к окну, словно смотреть на собственного отпрыска ему было нестерпимо больно, – надеюсь, я уже не увижу, во что превратится Империя в руках избалованного мальчишки.

– Отец, – что бы ни говорил император об отсутствии у принца совести, но слова, сказанные таким тоном всё же сумели задеть Аррияра, пусть и не настолько сильно, как этого хотелось бы его родителю.

– Ты можешь идти, – Данияр не стал слушать сына, у него просто не осталось сил выслушивать очередные оправдания, – я не сумел воспитать из тебя достойного представителя клана, как обещал твоей матери, и это, пожалуй, самая большая моя ошибка.

Принц вздрогнул. Отец часто читал ему нотации – делом это было привычным, легко пропускалось мимо ушей и так же легко забывалось. Однако никогда прежде, ни в одной из многочисленных бесед, отец не упоминал об обещании, данном матери. Он вообще не любил говорить о ней, хотя прошло уже много лет с момента ее гибели. И то, что он вспомнил  свою Арлин в разговоре, сказало принцу о многом.

И, возможно, стоило бы задержаться, попытаться сказать что-нибудь ободряющее, но Аррияр понимал, что пустые разговоры ничем не помогут, поэтому предпочел покинуть кабинет, не разочаровывая родителя еще и излишним в данный момент непослушанием.



Таня Пепплер

Отредактировано: 31.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться