Теория газового света

Размер шрифта: - +

2018-й. глава 3

В коридоре висела огромная люстра. Благородно-бронзовая, тяжелая, с лампами, стилизованными под языки пламени, которые множились в зеркальном потолке оранжевыми огоньками. Светлые стены с золотистыми завитушками на обоях разбегались в обе стороны. Из-за поворота мягким серебристым полотном виднелся свет.

Где-то недалеко пел женский голос, вторя голосу композиции и перекатывающимся, как волны, нотам пианино. Мелодия была простая – и в то же время притягательная. Так пленяет только истина, преподнесенная в простых тонах.

 

Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес,

Оттого что лес – моя колыбель, и могила – лес…

Оттого что я на земле стою – лишь одной ногой,

Оттого что я тебе спою – как никто другой. (1)

 

Кристина узнала стихотворение – Цветаева. Положенная на музыку. Очень гладко. Пробирающе. Щемяще.

Голос звучал все глубже, все громче и проникновенней, и, лишь невзначай брошенный вздох дополнял его, заставляя слова перекликаться и играть между собой.

 

Два крыла твоих, нацеленные в эфир, –

Оттого что мир – твоя колыбель, и могила – мир!

 

Последние слова затихли, растворяясь в наступившей тишине. Они вышли в просторное светлое помещение.

– Привет, Кейл!

За высокими, от пола до потолка, панорамными окнами, искрясь отражениями в стеклянных боках соседних высоток, сиял ослепительный солнечный диск. Непрерывным потоком струясь сквозь невидимые стеклянные грани, свет лился в комнату, ложась на светлые стены широкими мазками цвета белого золота, скользил по полу, словно ища что-то и расплывался пятнами «зайчиков» на обоях.

От ощущения высоты захватывало дух, будто мир, отгороженный от комнаты лишь тонким прозрачным льдом стекла, звал и манил навстречу, разворачивая под ногами новые и новые горизонты с чувством пьянящей глубины и завораживающими секретами неизведанных далей.

По периметру гигантской комнаты тянулись узкие светлые диваны с обилием подушек, а центр гостиной с расположившимися кружком пухлыми пузатыми креслами и пуфиками был словно утоплен в пол и соединялся с основной частью парой высоких ступенек.

Да уж, не то, что у нее дома…

 

– Здравствуй! Коль не шутишь… – усмехнулся голос, пытаясь скрыть за небрежностью смущение от того, что кто-то подслушал ее песню.

Кристина обернулась на звук.

За барной стойкой, островом выдающейся поперек кухни, отделяя ее от остальной комнаты, стояла девушка, склонившись над экраном планшета с каким-то рецептом. В руке у нее была пластиковая лопатка, какой переворачивают блины на сковородке. Другой она рассеянно скребла себе поясницу. На плите что-то надсаженно шкварчало, брызгаясь маслом. Кристина подозревала, что все пошло не совсем по плану.

Очерченная строгими границами, кухня напоминала композицию из поставленных друг на друга гигантских кубиков: бело-черные с салатовыми вставками квадратные шкафчики с выдвижными ящиками, стоявшие углом, едва заметная со стороны черная панель плиты с нависшим над ней вытяжным шкафом и духовкой внизу, мерцающий хромированными боками двустворчатый холодильник.

Маленькая хрупкая черно-белая фигурка выглядела на этом фоне практически незаметной.

Вблизи облик девушки совсем не вязался с обстановкой: отглаженные дорогие брюки с высокой талией, парящая блузка, дорогие украшения, холеные пальцы с длинными ногтями. На ногах – черные лакированные туфли. Словно собралась на важную деловую встречу или в гости, а не блины жарить.

– Что-то я явно делаю не так… – пробормотала она. Больше под нос, чем окружающим.

– Марк уже уехал? – Иринка кинула пиджак с сумкой на стойку и, подойдя, церемонно чмокнула девушку в щеку с россыпью бледных родинок.

– Давно, ­– пожала та плечами, не поворачивая головы.

– Жаль, мне нужно было с ним поговорить кое о чем.

– Он просил передать тебе, что сегодня вернется пораньше.

– Хорошо. Ты сейчас куда-то собираешься? – Иринка окинула взглядом ее наряд.

– Нет, но скоро. Ты что-то хотела?

Кристина стояла на том же самом месте, как вошла, не зная, как ей правильно реагировать. Да реагировать ли вообще? Ее появления в комнате как будто не заметили.

 

– Ты мне не поможешь? Тут такое дело… – Иринка сделала шаг и приглушенно зашептала что-то Кейл почти на самое ухо.

До Кристины долетали лишь отдельные обрывочные слова:

– …нашла ее запертой в одном из брошенных помещений… как Алиса… не знаю, это было похоже на похищение… из наших, да… объяснишь ей?.. а то мне уже нужно бежать…



Кей Ландер

Отредактировано: 20.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться