Теория газового света

Размер шрифта: - +

98-й. глава 8

– Да... нет... наверное... не совсем...

Слова бесшумно падали в тихий густой воздух, сплетаясь с порхающими в нем пылинками, и – тоже вместе с ними – оседали в продолжительном танце на гладкую отполированную столешницу в кабинете психолога.

«Хорошо ли себя чувствуешь?»

«Жалоб нет?»

«С тобой все в порядке?»

«Не случалось ли чего странного?..» -– последний вопрос, кажется, был задан вслепую, наугад. И так же наугад Кирилл ответил. Не задумываясь. Потому что не замечал подвоха. Брякнул первое, что пришло на ум, даже не задумываясь о попытке соврать.

И тут же пожалел.

Четыре вопроса.

Четыре ответа.

Четыре всадника апокалипсиса.

Кирилл шумно вздохнул.

Он проторчал здесь уже больше часа – по крайней мере, по внутренним расчетам. Белый кабинет с белыми стенами, белым полом и старательно выбеленным потолком действовал удручающе. Без каких-либо предметов мебели, кроме гигантского – опять же белого – стола и замшелого коврика под дверью он походил больше на камеру для допросов.

Или что-то в этом роде.

Не хватало лишь решеток на окна. Хотя… Кирилл пригляделся, сощурившись на ослепительно яркий свет, полоскавший перистые облака за окном. Они здесь все-таки были. Тоже белые.

Впрочем, хуже или лучше от этого вряд ли становилось.

Только хотелось спать.

Жутко, до онемения в ногах, несмотря на то, что час был далеко не ранний. Не ранний для тех, кто ложился не в полтретьего ночи. Хотя, и это тоже не важно. В долговременном промежутке.

Долговременном...

Психологичка – или психологиня (вряд ли от слова «логика» даже в дальней связи) – смотрела на Кирилла по ту сторону баррикады стола. Придвинувшись к нему вплотную, что-то чиркала с серьезным видом в аккуратно-чистенькой карточке, временами поднимая глаза и улыбаясь ему приторно и противно.

Эта была та самая женщина, встречавшая его вместе с Юлей у подъезда к лагерю вчера вечером.

Приторный, неуместный с этим твердо-рубленным лицом взгляд дамы сделался строгим.

– Все в порядке. Иди,–- отрывисто произнесла она каким-то особенным тоном, словно в глубине души придумывая, какая казнь для него лучше всего подойдет. – Ты сможешь рассказать мне все в следующий раз... Когда хорошенько подумаешь.

Кирилл не заставил себя просить дважды. Торопливо шмыгнув в коридор, осторожно прикрыл дверь и оглянулся, сталкиваясь взглядом с молчаливым переплетением домовых стен.

 

Безымянное здание потихоньку просыпалось. Хлопало сообщающимися дверцами, скрипело натужно рассохшимися половицами, шипело водой в умывальниках и бряцало посудой в кухне где-то недалеко не первом этаже.

Прозрачные стекла внешнего коридора блестели солнечными огоньками, оставляя параллельные высветленные тени на цветастом линолеуме.

Но что-то все равно было неприятным. Что-то кололо взгляд, напрочь отбивая желание вглядываться в окружающие мелочи.

Рассохшиеся деревянные двери, с расшатанными круглыми ручками, почти выпадающие наружу из своих отверстий. Пол вытерт по углам, пыльные стекла с застрявшими между рамами мухами и застарелой выгоревшей паутиной. Жирно блестят в лучах солнца крашеные стены.

На потолке – длинные, состыкованные между собой прямоугольные плоские лампы, навевающие воспоминания о больничных коридорах.

Дом был старый и очень хмурый. За многие годы он накопил в себе и прошел вместе со своими обитателями столько жизней, что в конце концов сам затерялся и запутался в ставших уже его воспоминаниях. Словно затаился в них. В своих личных, непонятных посторонним мыслях.

И Кирилл знал – он здесь посторонний.

– Ничего, я здесь не на долго, – негромко отозвался он куда-то в пустоту.

Дом не ответил. Ответил кто-то сзади.

Незаметно подскочил откуда-то со спины, добродушно встряхивая за плечи.

– Привет!

Отчего-то веселая, Юля выглянула из-за его плеча, часто моргая широко распахнутыми, по-детски лучезарными глазами.

Кирилл обернулся, на сколько позволяло кольцо ее рук. Правая ладонь как-то сама собой поднялась в своеобразном полуприветствующем жесте, однако вслух он не проронил ни слова. Будто что-то сдавило горло, заставляя слова проглатываться обратно.

Странно. Совпадение или две случайности. Именно с ней он почему-то не мог нормально говорить.

– Кирилл... – ее взгляд светился радостью, которой он поначалу не понял. Так же непонимающе пялился в ее миндальные глаза, не улавливая пока какого-то наверняка тайного смысла собственного имени, который девушка все же сумела разгадать. А потом вспомнил – он так и не представился ей. Тогда. Ночью.



Кей Ландер

Отредактировано: 20.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться