Теория газового света

Размер шрифта: - +

2018-й. глава 14

«Ты можешь полюбить кого-то еще, но меня все равно не забудешь...»

Ты можешь...

Полюбить...

Дверь хлопнула за спиной, прежде чем он успел дослушать конец фразы, но сам голос девушки набитой оскоминой царапнул в горле, заставив замереть на месте, остолбенело вжимаясь лопатками в угловатую резьбу дерева. Алиса...

Те самые интонации, в которых Тим мог безошибочно отличить ее голос: прямолинейная спокойная весомость оброненных суждений. За время, проведенное вместе, она часто пугала его подобными заявлениями, вводя в ступор. Фразы-крещендо, произнесенные монотонно.

По лопаткам прошла дрожь, горячо отдавая волной, и перед глазами, тонко просвечивая сквозь заслоны век, переливчато искрясь и все так же подрагивая, проявилась тонкая золотистая сетка пульсирующих слабых линий. Никого. Только слева, через три двери от его спальни, в том месте, где должна была находиться Ирина комната, слабо мерцал оранжевым и желтым светлый огонек, медленно передвигающийся из одного угла в другой.

«Собирает все, что выкинула из шкафа, пока искала медикаменты…» – пришла в голову мысль.

Темный коридор извивался толстым удавом, кольцом заворачивая мимо спален в прихожую или общую, пустующую сейчас, кухню-гостиную. Еще два огонька, пульсирующих и колышущихся почти в единый такт, не сбиваясь, сияли в отдалении за стенами кабинета. И пустота.

…Матово-белые потолочные лампы коридора, похожие на выпуклые конфетные драже, безучастно светились отражениями в дробящихся прожилках серой плитки на полу. Кафель скрадывал шаги, лишь слабо причмокивая по подошвам вслед, пока Тим непривычно медленно и бесцельно брел в сторону столовой, заложив руки в карманы.

Он не спал. Даже не собирался, потому что знал, что все равно не сможет уснуть, как бы ни старался. Только заглянул ненадолго в свою комнату, чтобы переодеться, стараясь при этом не тревожить наложенную Ирой свежую повязку на плече. Черные потертые джинсы, черный свитер с подвернутыми рукавами, черные ботинки на высоком протекторе. Весь как потрепанный мрачный ворон...

От последнего сравнения инстинктивно передернуло.

Проем арки, обрисовавшийся впереди контурной черной рамкой, отбрасывал в коридор полоски белесой предутренней мглы - у лета слишком быстрые рассветы, и слишком короткие ночи, и все равно кто-то успевает совершить в них что-нибудь ужасное.

Свободное, утопленное в глубину пола пространство чернело темными угольными штрихами, обрываясь у стены панорамных окон. В серо-синем утреннем тумане огромные стекла, плотно состыкованные между собой, казались матовыми, напрочь стирая границу между реальным миром и миром заоконной запредельной высоты.

Обрыв, грань существующего. В такие моменты, глядя с высоты, всегда ощущаешь себя особенно маленьким и беспомощным, почти жалким, и, тоже как всегда, нестерпимо хочешь куда-то уйти, сбежать. Но вместо того, чтобы сделать хоть шаг, Тим медленно прикрыл глаза, привычно расширяя границу сознания. И не ошибся.

В глубине комнаты, застыв и замерев на месте, остекленев, едва заметно мерцал и переливался самый слабый, тусклый, а оттого и не замеченный им ранее угасающий теплый огонек. Не нужно было бы даже догадываться, кто это мог быть...

 

* * *

 

Некоторые рассветы похожи на прокисшее молоко. Белесое небо кажется бледным и прозрачным, жидко перетекая с одного места на другое и влажно провисая от собственной бульонной комковатой жижи. Каждый из таких рассветов овеян холодом и хрустящими, чмокающими от влаги опавшими листьями под ногами. Это похоже на сентябрь.

На тот страшный сентябрь.

И если попробовать что-нибудь вспомнить, то в голове возникает только одно имя – и странная, не сходящаяся по швам реальность, за один день превратившаяся во что-то эфемерно-фальшивое.

– Не помешаю?.. – напротив Кристины, цепляясь за ажурные ножки стола, со скрипом отодвинулся стул. От неожиданности девушка коротко вздрогнула, встряхивая головой и резко вскидывая взгляд на ночного гостя.

– Не спится? – на нее с ответным застывшим выражением подавленной грусти, глядела пронзительная ониксовая зелень Тимофеевых глаз. – Кейл все-таки уговорила тебя остаться на ночь?

Имя всколыхнулось в голове, заново опрокидывая вверх ногами представления об окружающих. Маленькая девушка с миленьким лицом и светлыми волосами без оттенка, та, которой на вид не дать больше двадцати с хвостиком.

– Ты знаешь то место, куда я попала тогда... перед тем, как вы меня нашли? – Кристина подняла глаза, смотря на парня вопросительно и прямо, словно уже заранее предугадывала ответ.

Сейчас он снова был близко, совсем рядом, нарочито расслабленно сползши на стуле, в нарочито раскрытой позе опустив руки на колени потертых джинсов, и в то же время совсем далеко, замкнувшись за непрозрачным взглядом в своих мыслях. Только смотрел на нее странно, снизу вверх из-под ресниц, медленно скользя по лицу и волосам полным какого-то упорного внутреннего сопротивления и заботливости взглядом.

– Некий комплекс, принадлежащий когда-то областному филиалу клиники «Око». Мы его проверили, там все чисто. Здание фактически заброшенное, кроме тебя там никого тогда не было, – слова Тима звучали спокойно, как текущая река, в его обычной емкой манере рассказа, но одновременно поспешно, как наслаивающиеся друг на друга отговорки.



Кей Ландер

Отредактировано: 20.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться