Гаргон

Размер шрифта: - +

Пролог (Корректор Андрей Кирпичников)

Гаргор 
Пролог (Корректор Андрей Кирпичников)
       Сквозь сон я услышал странный шум и чье-то ворчание, первой мыслью было - дети опять рано проснулись и по телевизору что там смотрят. Я стал сквозь сон прислушивается к тому, что происходит, вставать было как-то лень, да и веки словно свинцом были налиты. Не пойму, что они смотрят и на каком языке, ничего ведь непонятно.
  
      Стоп, а почему я лежу на полу? Задал я сам себе вопрос, когда я, не открывая глаз попытался нащупать одеяло, а нащупал пол. После того, как я открыл глаза, был ступор. Нет это не дети кино смотрят, это мне сон снится, но почему такой яркий? Мне снится, что я в какой-то повозке, или нет, это не совсем повозка - больно размеры её большие. Хотя может и огромная повозка, судя скрипу колёс, но она накрытая тентом и с высокими бортами, сделанными из жердей, наподобие клетки, а вокруг меня сидят какие-то существа.
  
    При виде их я интуитивно отшатнулся. Да я в клетке с монстрами - была первая моя мысль.
  
 — Что за кошмар мне снится? — задал я вопрос не понимая, что происходит.
   —Что здесь происходит? Где я? Кто вы? — и посыпался целый ряд вопросов, с нотками истерики.
 — Гррр ртрдо ытрр. — Ответил мне монстр - ближайшее существо, на непонятном мне языке.
  
     И самый натуральный великан добавил властным голосом такой же абракадабры. Но, несмотря ни на что, моя истерика не прекращалась (странно, но у меня никогда не было истерик). Видя, что я никак не успокаивался, он опять что-то мне прокричал властным голосом. Но, видя, что на меня его крики не производят никакого эффекта - он стал просто меня поливать водой из ведра и бить по щекам, и бил он чертовски больно.
     После пары ударов мне удалось совладать с собой и своими эмоциями. Я от побоев забился в дальний угол. Чёрт, почему я не просыпаюсь, что-то здесь не то, и почему стоит страшная вонь, ведь во сне нет, запахов и боли. Были только боль от такого кардинального лечения и куча вопросов.
  
      Неужели сбылась мечта идиота попасть в другой мир? Да нет, это просто кошмар - надо постараться расслабиться и уснуть, и тогда я проснусь в своей кровати под боком у своей жены, и не буду ворчать на детей что в воскресенье девять утра — это глубокая ночь. Более того, я даже жене буду каждый день готовить завтраки и носить в постель. Господи дай мне проснуться в своей кровати, искренне молился я, лёжа на досках с закрытыми глазами в позе эмбриона, поджав ноги к животу. Надо расслабиться и успокоится, или наоборот сосредоточится на том, что я должен проснуться в своей кровати. Господи, что мне делать? Как мне проснуться? Господи прошу помоги! …
  
   То ли от усталости то ли от стресса, но я отключился, а когда пришёл в себя ничего не изменилось кроме боли во всём теле. Попал я походу как кур во щи, подумал я, сидя в углу телеги, обняв ноги руками, и смотря на окружающую меня картину. Успокоившись, и от нечего делать, я стал осматриваться вокруг, опасности непосредственно для меня не было.
      Рядом со мной никто не сидел. В телеге нас сидело примерно человек, или правильнее сказать существ, двадцать все они держались группами. Существ в телеге было два вида: одни покрупнее другие поменьше. Больше всего было каких-то мелких зеленокожих созданий.
  
    Стоп, а как я сам то выгляжу, раз с ними сижу в одной телеге? И я стал осматривать себя. Цвет кожи у меня был какой-то тёмно-серый, а пальцы на руках и ногах были без ногтей, волосы наблюдались только на голове, а само тело было похоже, на первый взгляд, человеческим. 
     А из одежды на мне были какие-то шорты или оборванные, а может обрезанные кожаные штаны. Скорее второе, чем первое, судя по неровным краям. Заглянув в штаны, я издал небольшой вздох облегчения - я мальчик, ну хоть в этом мне повезло. Во рту я нащупал клыки, а на голове маленькие шишки. Мне не понравилась их симметричность и на ощупь они явно не от удара по голове образовались.
       Вот и стал я рогатым, может я демон какой нибудь? Хотя, на спине нет крыльев, а на ногах не наблюдается копыт, да и хвоста как такового нет. Одно радует, что я не демон парнокопытный. Тогда кто я и к какой расе принадлежу? Естественно, мой вопрос остался без ответа. Я стал сравнивать существ, которые сидели в одной телеге со мной - ни один не был похож на меня. Одни были чуть мельче меня другие со мной примерно одного роста, но отличались цветом кожи. Те, которые выглядели пониже меня, их рост был примерно мне по подбородок и они были все какие-то щуплые и в набедренных повязках. А вторые были их на голову выше и все с кожей какого-то зеленого оттенка, с челюстью вперед, и из нее торчали клыки, да и приплюснутые носы смотрелись уродливо. Я тут же скосил взгляд и еще раз постарался рассмотреть свое лицо - вроде нормальный нос, да и нижняя часть лица отличается от них. Моё вроде похоже на человеческое и клыки не вылазили за губы, и нос вроде не сплющенный был, как у них. Нет - от человека я сильно не отличаюсь, хотя клыки есть. Так вот, монстры, что были покрупнее, оказались одеты несравненно лучше, чем я, они могли похвастаться полным комплектом одежды.
  
  Люди в этом мире тоже есть. За телегой ехало два человека на лошадях, а один сидел впереди на козлах и управлял лошадьми. Хотя это точно ли люди? Тот ещё вопрос, меня поразило то, что они были какие-то гиганты по сравнению со мной, это они такие огромные или я такой маленький? Я стал быстро смотреть по сторонам и сравнивать деревья и кусты для сравнения. Вывод однозначно был в одну сторону - это я такой маленький, а не они огромные. Так мы и двигались со скоростью едущей телеги, под мерный скрип колес.
       Когда солнце поднялось в зенит, телега остановилась на перекрестке двух дорог. Наши охранники стали разжигать костры и готовить в котелках какую-то кашу. Пока одни сноровисто разводили костры, другие готовили кашу, третьи отвели телеги с дороги и поставили их в круг.
      Двое из охранников с огромными псами подошли к нашей телеге, открыв борт телеги они что-то сказали на непонятном для меня языке. Но мои спутники явно все поняли. 
  
     Народ в клетке стал подниматься и двигаться к выходу. Я вместе со всеми покачиваясь и с трудом смог выбраться из телеги. Нас собрали в одну большую толпу и погнали в сторону кустов. Уже там мы справили свою нужду, кто малую, а кто и большую и никто никого не стеснялся. После оправления естественных нужд, нас направили к ручью, и дали напиться вдоволь и наплескаться, что охотно и проделывали монстры. У меня начало складываться стойкое чувство что мы ещё дети, по крайней мере я хочу в это верить, не хочется провести свой век в теле карлика.
     Я также не удержался и залез в ручей полностью. Вода обдала меня приятной прохладной и я постарался смыть с себя грязь, видя, что нас никто не гонит из воды. Многие охранники стали ложиться на траву, не сводя с нас взгляда. Ну а я решил постирать свои штаны под шумок, а то они пахли нещадно, и кто знает как долго мне теперь в них ходить. Незаметно для себя я смирился с тем, что мне неизвестно сколько придется провести времени в этом теле. 
    Пока я стирался каша приготовилась, один из охранников что-то крикнул, мелкие и мокрые рванули к котлам что-то радостно вереща.
    Зелёные остались на месте, только расположились на берегу поудобней и провожали мелких нетерпеливыми взглядами. Я решил не бежать с мелкими а то еще попаду в касту слуг или ещё каких обиженных. Не дай бог, у них как у нас на зоне свои понятия, по-моему лучше перебздеть чем попасть во что-то невкусно пахнущее двумя ногами.
  
    Мои ожидания оправдались. Мою порцию каши с мясом принесли одну из первых. Я для себя мелких решил называть гоблинами, а зелёных орками.
      Двое гоблинов мне принесли большую чашку с кашей и кувшин с каким-то напитком, а третий держал плоские тарелки с ложками. Всё это они передали мне. И что, всё это я сам должен съесть? Нет, скорей всего, разделить на всех, судя по количеству тарелок. Пока я раздумывал, один из самых крупных орков поднялся и пошёл в мою сторону. Немного не доходя до меня, он что-то стал кричать и махать руками, при первых же его звуках гоблины, что принесли мне еду, жалобно скуля спрятались за моей спиной. Видя, что я не понимаю что он от меня хочет, он сделал повелительный жест рукой требуя мою чашку с кашей. Я как сидел, так и продолжал сидеть, он повернулся и крикнул что-то своим гоблинам. Тут же два гоблина из его окружения вскочили и побежали ко мне, с намерением приватизировать еду.
   Да придётся драться, хотя я последний раз махал кулаками, лет этак с десять назад. Если я сейчас отдам им свою еду, то эти гаденыши будут её каждый раз у меня забирать, а я сам кушать хочу и регулярно желательно, так что фиг вам с маслом, а не мой обед. 
    Я вскочил на ноги и крикнул им, чтоб отвалили и что тут быдлу не подают. Естественно, они ничего не поняли, но догадались что их послали куда-то. Гоблины сразу после первых моих слов остановились, а орк наоборот рванул на меня опустив голову как бык какой-то, и также что-то рыча не переставая. Я не стал ждать пока он меня протаранят своей головой, а сделал шаг в сторону и подставил ему подножку. Когда он растянулся я как настоящий джентльмен стал его пинать ногами, помня одно простое правило: пока говно лежит, его надо пинать, а не играть в джентльменов. Не понял откуда у меня стала появляться кровавое пелена перед глазами, почему я рычу и не могу себя контролировать, а начинаю бить всё сильнее и жёстче.
     Избиения орка остановил один из охранников, вылив мне на голову ведро воды. Он, довольно смеясь, отошел к другим своим друзьям. Они оказывается всё время следили за нами и не спешили вмешиваться в нашу драку. Четверо гоблинов потащили своего орка в сторону, а двое других орков переглянулись схватили чашку с кашей и кувшин с напитком и посеменили в мою сторону что-то жалобно пища, немного не доходя до меня они склонились и что-то стали трещать жалобно. То ли кашу предлагали-то ли часть себе просили кто их мелких разберёт. Я взял у них чашку и отсыпал часть каши к ним в тарелки что они притащили с собой, они тут же радостно пища, сели к моим гоблинам и стали есть кашу. Я, недолго думая дал тарелки в руки самому крупному гоблину и подвинул две миски с кашей и взглядом показал, чтоб он накладывал и раздал остальным. Первым делом он положил кашу мне в тарелку, поделив что говориться по-братски, половину мне, а остальное разделил среди оставшихся гоблинов. Мне досталось в разы больше, чем другим. Я не стал настаивать на равном распределении питания, кто его знает сколько мне надо есть чтобы насытиться и когда будут кормить в следующий раз.
  
    На моё удивление я съел всё без особых проблем и не наелся (мне походу надо много еды, то ли я расту, то ли проглот такой). Съев свою порцию, я стал потягивать напиток прямо из кувшина. Вкус оказался приятным, и напоминал что-то вроде ягодного морса или слабенького компота.    
  
   Гоблин, которому я поручил делить еду, стал на других покрикивать и махая руками, постоянно поглядывая за моей реакцией, он двоим приказал собрать тарелки и отправил их мыть посуду, а других заставил наломать веток и нарвать травы. Всё это они натаскали в фургон и сделали там нам лежанки вреде лежанки. Я же, попивая морс, стал наблюдать за другими и их действиями. Все что-то делали болтали и спорили меж собой. Периодически вспыхивали драки между орками, судя по поведению, они все были то ли детьми то ли извиняюсь дебилами. Поводом для разборок могло послужить всё что угодно. Драки охранники не пресекали, они только следили, чтоб не было избиений и членовредительства среди орков.
  
      Так, мы точно не рабы в моём понимании. Мы ели то же, что и охранники, и в свободе передвижения особо нас не ограничивали, если кому надо было в кусты, то он спокойно отходил, а затем возвращался. В основном следили чтоб мы сильно не разбрелись и не поубивали друг друга. Так кто же мы для них? И не спросишь ведь из-за языкового барьера. Так я сидел на солнышке и наблюдал за орками и охранниками. По-моему, никто никуда не торопился. Мы стояли на поляне и к нам периодически подъезжали другие повозки, правда, мне не видно было кто находиться в них, все они располагались на своих полянах. Одно меня поразило дрались только орки, а гоблины только периодически переходили от одного орка к другому. Хоть ко мне никто не цеплялся и не лез с разборками. Так продолжалось до вечера. Ближе к вечеру охранники опять сварили кашу, но не стали раздавать её, а всё погрузили в повозку. Также в нашу повозку загрузили большую бочку с водой, а нам дали команду собираться и грузиться в повозки.
    В повозке нас опять ждал сюрприз. На место, что приготовили гоблины, уселся один из самых крупных орков, судя по количеству гоблинов вокруг него - он самый крутой здесь. Сидит и нагло смотрит на меня, посмеиваясь. Ну с орками жить по орочьи выть. Поэтому я сразу ему пнул коленом по зубам, и стал его избивать ногами, решив для себя, надо сразу их приучить боятся меня. Я при этом пропустил местную традицию, сначала покричать друг на дружку и помахать руками скаля зубы. Почти моментально у меня красная пелена закрыла глаза. Очнулся я уже оттого, что меня обливали водой, при этом меня держало двое стражников. Один что-то мне стал сердито высказывать и, под конец своего монолога, показал недвусмысленный жест проведя ладонью по шее. Так, здесь берсерков не любят, а я, вроде как, им и являюсь.
  
    Нет, надо что-то делать со своим обретенным бешенством. Оно мне не нравится, и ктому-же мне дали понять, что для меня это может нехорошо кончиться. И что мне делать, если бешенство меня мгновенно накрывает, и я не могу контролировать этот процесс. За этими размышлениями я уснул. Проснувшись утром оттого, что мы остановились, для оправки нужды и завтрака.
  
      Я отдал чашку гоблину и, подождав пока он разделит еду, сразу съел свою долю. Мне показалось мало, я по крайней мере не наелся, и что делать? У остальных отбирать, как делают другие? Я увидел, что проигравшие не остаются голодными - они идут к котлу и берут добавку. Но второй раз это делают уже сами орки, из тех у кого забрали их долю, и несут еду себе и гоблинам. Получается самому еду получать не комильфо, а второй раз гоблина не отправишь. И что делать - кушать-то хочется, а у других забирать не хочется, и тут не страх быть побитым. А, была не была, что я теряю? Встав, и жестом подняв двух гоблинов с собой, проследил чтобы они взяли чашку для каши. 
  
Мы двинулись такой кавалькадой в сторону котлов. По дороге к котлу, что стоял в самом начале немаленькой такой телеги, в которой добрых метров 15 длиной, попался мой давешний орк, лежит и смотрит на других голодными глазами. Честно мне его стало немного жаль, я на секунду остановился и задумался, похоже его миску забрали, а он сам не может дойти до котлов. Не хило я его отделал, по ходу, я ему рёбра сломал, и теперь он морщится при малейшем движении и стонет. Ну и как приказать его гоблинам, чтоб шли со мной, не зная языка, и где их чашка? Я жестом показал на чашку и спросил по-русски где? А меня не волнует, что они не понимают
 орк я или не орк. Пусть проблемы негров волнуют только негров, в данном случае, мелких гоблинов.
  
Гоблины испуганно что-то стали щебетать, и пальцем указывать на соседнюю группу. Ясно, значит тот орк забрал у него миску, воспользовался слабостью другого. Чёрт, что-то пелена стала глаза застилать. Осторожнее, надо не терять контроль над собой, а то не дай бог, будет секир башка. Мысленно досчитал до десяти, и стал медленно и молча подходить к орку, а тот, аж на месте начал елозить, и вдруг, он вскочил с громким криком и бросился на меня в манере орков, пытаясь сбить противника с ног или схватить и начать друг друга мутузить. Я встретил его бросок встречным ударом руки в лоб. Бедного орка аж перевернуло - и он остался лежать. Я также молча подошёл и пнул чашку в сторону гоблинов, тем самым немного спуская свой пар. Местами теряя контроль, объяснил, что от них требуется. Нет, надо срочно учиться себя контролировать. У котлов, я подтолкнул гоблинов к котлу, показывая жестом что первая чашка мне, а вторая другому орку.
   Повар немного подумал и крикнул что-то вознице, тот еще кому-то крикнул. Честно, я уже пожалел, что не стал действовать по местным правилам, а попытку ретироваться повар пресек на корню, просто схватив меня за руку и не отпуская.
    Спустя где-то пять минут, подошёл человек в красном плаще и шлеме с перьями. Они о чём-то стали меж собой переговариваться, потом мне повар насыпал полную тарелку каши. Ещё он достал откуда-то из-под лавки сахар, и дал мне большой кусок, а моим гоблинам по маленькому. Они, бедные, даже прыгали от радости. А я стал разглядывать его - сахар был немного грязный и самому его есть я брезговал, вот я и думал, то ли самому съесть, то ли гоблинам отдать, при этом я его крутил в руках.
    Повар мои раздумья истолковал по-своему, и стал показывать мне жестами, что его надо лизать, а то типа я такой тупой, что не догоняю чего с ним надо делать. Хотя может и не должен знать. Пришлось его съесть на всякий случай, не выходить же из образа тупого орка.
     После этого случая, мне стали давать намного больше каши, и побитый орк перебрался ко мне поближе, так сказать под мою защиту. Теперь его гоблины за кашей бегали рядом с моими. Да и гоблинов я уже считал своими слугами, а что удобно, когда за тобой приберут и позаботятся о твоём ночлеге. Но и я следил, чтобы ни один орк или другой гоблин не смел их трогать или обижать. Они сами по себе страшно трусливые создания, боятся абсолютно всего и, если видят, что у берега плещется рыба - они к воде не подойдут, та же история и с кустами. Приходилось распугивать рыбу или из кустов выгонять страшных птах. За всё это время я и не пытался начать говорить по орочьи, не знаю, что-то мне подсказывало, что и не надо пытаться, а то выдам себя с потрохами. Я и так выделяюсь как белый ворон на фоне других, и не только своей внешностью, но и манерой поведения. Да и странно было бы взрослому мужчине бросаться в драку по поводу и без. Больше орки ко мне и не лезли - редко кто рыкнет в мою сторону. Мы мужчины, печёнкой чувствуем тех, кто сильней тебя, и женщин лёгкого поведения, как бы они ни маскировались под порядочных. Это у нас на генетическом уровне заложено.
  
    Но больше всего я выделился, когда решился на побег. Караван должен был тронуться в дорогу. Я после того, как справил нужду не пошел, как все, к телегам, а залёг в кустах. Максимально постаравшись, слиться с местностью, и даже дышал через раз. Спустя минут десять, послышался едва уловимый шум, как будто кто-то крадётся. Немного погодя рядом осторожно пристроились мои гоблины, и замерли словно мышки, глядя на меня испуганными глазами. Как хотелось каждому из них отвесить по-хорошему пенделю, но нельзя - поднимут шум, и тогда можно смело ставить крест на побеге.
  
  Из своего положения через кусты я ничего не мог слышать, лишь удаляющийся шум каравана. Выдохнув, я стал выбираться из кустов, но не на дорогу, а в противоположную сторону. Гоблины посеменили за мной, слегка испуганно попискивая, и со страхом оглядываясь.
  
  Но, недолго птичка польку танцевала, выбравшись из кустов недалеко от берега, я нос к носу столкнулся с одним из охранников. Он сидел в позе орла со спущенными штанами. Я успел среагировать раньше него, без затей толкнув его, и он потерял равновесие. Ну а я, воспользовавшись моментом, схватил рядом лежавшее копьё и приставил его к горлу охранника, чтобы он не вздумал кричать. Гоблины, на удивление, сработали дружно и толково. Один, засунул в рот какую-то тряпку, двое других принялись его связывать, а остальные занялись ревизией его карманов. 
  
— Гар верт! Терк верг! — раздался приказной тон слева от меня.
Повернув голову на голос, я увидел стоящих напротив троих людей, с двумя псами.
  
— Мать вашу! Русские не сдаются! — выдал я всем известную истину, и развернувшись приготовился к бою.
  
  Охрана каравана.
  
 — Сергер, возьми двух новобранцев. Пойдёшь молодого проучишь. Сколько ему можно говорить, что нельзя по одному отлучаться. Вот пойдёте и наглядно объясните почему нельзя, лёгкие побои приветствуются. — приказал мне десятник.
  
  
  Нашего засранца мы нашли сразу, но он особо и не утруждал себя с маскировкой, прямо у кустов сел. Не успели мы к нему подкрасться, как события начали набирать обороты. На него прямо из кустов выскочил орчёнок, на секунду они замерли смотря друг на друга. А затем орчёнок одним неумелым движением сбил его с ног и, подобрав копьё, приставил к горлу. Судя по поведению малыша, он сам испугался и не знает, что делать.
  
 — Положи оружие и отойди от него! — крикнул я ему.
  
 В ответ я услышал непонятную тарабарщину, одновременно со словами он повернулся и, слегка согнув колени, выставил перед собой копьё. Но почему-то тупым концом на нас.
  
 — Вот вам наглядный пример, почему нельзя по одному удаляться от отряда или лагеря. Ему ещё повезло, а напади на него дикий зверь? Тут же только в дерме измазался и отделался лёгким испугом. — нравоучительным тонам наставлял я молодёжь. — Бойцы слушай боевую задачу! Отбить, пленного и взять языка. Язык не должен пострадать. Выполнять! — произнёс я не повышая голоса.
  
Отойдя в сторону, и отведя псов, я стал наблюдать. Я узнал этого орка, да и трудно такого не запомнить. Он отличался всем от своих собратьев, и не только внешностью, но и поведением. Он никогда не нападал первым и часто пытался избежать конфликта.
 Малыш и сейчас повёл себя не как орк своего возраста, не бросился на врага что стоял перед ним. Он сделал несколько шагов назад в кусты и немного углубившись, встал между двух из них. Кусты своими ветками образовывали арку над звериной тропой, по которой он и вышел. Заняв таким способом выгодную позицию для себя, и неудобную для новобранцев, он оставил между собой и ими, связанного пленника в виде дополнительного препятствия.
  
   Молодые повели себя как бараны. Они разделились - один стал обходить, а другой склонился и хотел оттащить пленника. Самой его большой ошибкой было то, что он перестал контролировать орчёнка, а сосредоточился полностью на пленнике. За что и поплатился, малой воспользовался моментом и сделал резкий прыжок из кустов. Одновременно, в прыжке, тупым концом копья, пробил точно в лоб горе-бойцу. Боец от удара в лоб закачался, и сначала сел на пятую точку, а затем завалился на спину. Я еле сдержался, это же надо было - он подшлемник не одел. За это и поплатился. Жарко ему видите-ли - ничего я ему покажу что такое жарко.
  
   Второй бросился на орка, пока он раскрылся, и сбил его с ног своим телом, Вместо того, чтобы зафиксировать его руки и связать, он начал его бить по лицу и при этом кричать, что он его за друга сейчас убьёт. Я бросился разнимать пока он в действительности не пришиб мальца.
  
  Пока я преодолевал несчастные три десятка метров, и спешил спасти мальца, пришлось спасать новобранца. Орчёнок сначала зарычал как дикий зверь, а затем схватил одну из рук и начал её перегрызать. Я успел вовремя - ударом ноги я вырубил орка, и достав ремень, перетянул руку выше порванной вены у новобранца. Потом наложил повязку на саму руку.
 — Он мне руку отгрыз! Он мне руку отгрыз! — раз за разом повторял вчерашний подмастерье.
 — Не ной, это тебе не кирпичи из глины лепить! — рявкнул я на него — Руку он тебе не отгрыз, так пожевал немного. Кровь я остановил, но целителю надо будет показать.
— Он друга моего убил, мы вместе… — начал он заикаясь лепетать.
— Живой он. Но я вам не завидую. Вы опозорили честь нашего легиона, три легионера не смогли справиться с одним орчёнком.
— Так мы ещё не легионеры, мы не прошли курс подготовки. — робко начал он оправдываться.
— Форму одел, значит легионер. А вашей подготовкой я лично займусь. «Да и куда я денусь, полусотник с меня ещё за них стружку снимет.» — подумал я про себя.
  
Пока я перевязывал и успокаивал бойца, поднялся тот, что получил по лбу, освободив связанного, что лежал и старательно мычал, пытаясь привлечь к себе внимания. Он вскочил натянул штаны и стал пинать пацана, что так и лежал без сознания. Пришлось его немного учить уму разуму, во время учения я помял ему морду лица и немного рёбра.
— Ты и ты - привести пацана в чувства. А ты помоги сделать носилки.
— Не стоит беспокоиться, я и сам дойду. — произнёс тот, что баюкал руку, а я так и не узнал, как их зовут.
— Слышь ты Жёваный, ты не то, что сам пойдёшь, ты у меня побежишь.
— Меня мамка нарекла...
— Мне насрать, я теперь вам и мама и папа. Ты Жёваный, ты Клюнутый, а ты у меня будешь — и ехидно, посмотрев на третьего произнёс — Вонючка. Но если тебя не устраивает новое имя Вонючка, то могу предложить на выбор…
 — Меня устраивает. — перебил он меня и, схватив орчёнка, под руки потащил его к воде.
 — Мать вашу! Вы что решили мне его утопить? — рявкнул я что есть силы увидев, как они его стали затаскивать в воду.
 — Никак нет! Мы его окунём он и очнётся!
 — Вы дебилы! Представьте, что будет когда он придёт в себя, оттого, что два осла его топят? Положили его на берег и водой отливайте. Да смотрите мне, не дай бог с ним что случится, я вас сам лично на ближайшем дереве повешу, если вы думаете, что я шучу то вы ошибаетесь.
  
  Угроза возымела действие, они аккуратно вернули его на берег и стали поливать водой из фляжек на лицо. Когда пацан пришёл в себя, я его немного осмотрел, вроде кости целые, а синяки заживут. Они друг друга и не так отделывают, орки, что с них взять. Они, как говорится, рождены для боя и службы ратной. На всякий случай я дал ему немного сахара, они сладости любят, да и таким способом немного его успокою. А его гоблинам, что сейчас испуганно жались к его спине, я дал хлеба. Пусть жуют и тоже успокаиваются.
  
В носилки я запряг новобранцев, и бегом заставил догонять караван. Не успели мы выйти на дорогу, как прискакал сам десятник в сопровождения полусотника и трёх ветеранов.
— Откуда орчёнок и почему он в крови? — грозно произнёс полусотник, привстав на стременах.
— В ходе патрулирования он был обнаружен в кустах…
— А теперь правду. — перебил он меня. Пришлось рассказывать всё как было. Молодых этот старый чёрт на раз расколет.
— Итак, подводим итоги - три трупа. Значит так, трупы, ваша задача: каждый должен будет вырыт по три могилки, это после отбоя. А ты проконтролируешь и погоняешь их в хвост и в гриву, да так чтобы они у тебя — и с силой сжал кулак. 
— Будет исполнено, разрешите выполнять! — ответил я, отдавая честь.
— Да, и проследи, чтобы они отдавали весь свой хлеб, орчёнку. Так сказать, в качестве выкупа за своё обмундирование. И не забудь выдать по десять палок каждому, за избиение. Вы понимаете, что вам вместе с ними в одном строю сражаться. Вам повезло, что он беспризорный, в противном случае за своего с вас бы клан спросил. Хотя случись с ним что - я вас не стал бы прикрывать, а имперские дознаватели были бы для вас пострашней орков. Хотя, если нет мозгов - считай калека. — махнул на них рукой, полусотник повернулся к десятнику — выяснить из какой он телеги, и кто проморгал. Хотя стой, не ищи. Всем по десять палок, включая возничего.
— Что всей полусотне? — удивился десятник.
— Нет! Тем, кто стоял на страже по периметру и следил за погрузкой детей в телеги. — пояснил полусотник.
  
****
  
  
Теперь мы двигались в более интенсивном темпе по степи. Делали только остановки на обеденную жару у какого-нибудь колодца, что стояли посреди зелёной степи окружавшей нас. Правда жара доставляла неудобства только охранникам, они при каждой возможности прятались в тень. Не знаю почему, но для меня солнце было приятным и грело ласково. Я любил полежать на солнце и погреть косточки. Вот только по вечерам было грустно, я вспоминал свою семью и часто думал и гадал как я оказался здесь.
За мной теперь следили в оба, но почему-то стали приносить мне каждый день хлеб. Никому больше из нас не приносили, а мне приносили. Я так подозреваю они решили, что я из-за куска хлеба напал на охранников. Дорога больше ничем примечательным не запомнилась. Кроме одного случая.
  
Мы спокойно двигались себе через степь, как на наш караван напали десятка два хищников. Они появились словно из-под земли, и бросились на наши телеги, в мгновение ока загрызли лошадей и набросились на возничего. Охрана и сторожевые псы бросились наперехват. Завязалась схватка, где с одной стороны выступали хищники, а с другой люди. Хищники мне показались огромными, и они просто своим видом пугали меня до дрожи в коленках. По-моему, я в любую из этих пастей влезу целиком, и не говорите мне что у страха глаза велики. Мои от страха чуть из орбит не вылезли, но меня удивили действия орков и гоблинов.
  
Гоблины сплелись плотной кучей и всё норовили залезть в середину телеги, а орки встали по краям и издавали воинственные звуки, периодически стуча себя кулаками в грудь на манер горилл. А если к телеге приближался хищник, они становились между ним и гоблинами. Я бегал вместе с ними и также кричал, как я надеюсь, воинственно и страшно.
  
Хищников отогнали. Они не смогли нанести нашему каравану непоправимого вреда. Всего несколько лошадей загрызли и двух утащили с собой. Разбойники клыкастые не понесли потерь, хотя и им шкуру попортили, но ни одного не завалили. Единственно кто серьёзно пострадал это извозчик, его перевязали и уложили в телеге с провиантом. А погибших лошадей заменили, спешив охранников. Сами туши лошадей охрана не бросила, а разделала на мясо и погрузила в телеги. Скажу, конину я ел в первый раз - ничего, мясо как мясо.
 
На четвертой неделе путешествия по бескрайней степи, мы остановились у большого кратера или это карьер, каньон. В общем, большое углубление в земле, наподобие воронки. У края нас встречали гоблины и орки. Они были выше нас, «Интересно это другой вид или всё-таки мы дети?» спросил я сам себя.
    
В группе встречающих было около сотни взрослых особей двух рас и большое количество детей. Нас с ними поменяли местами, их спутники заняли наши места в повозках, а нас загрузили мешками, я так понял с продовольствием. По крайней мере, мне вроде достался мешок с картошкой. Они и сами загрузились по полной.
  
Вот таким груженым караваном мы стали спускаться вглубь каньона. Честно,
 мне было жутко и немного страшно, а вдруг нас в жертву принесут? Я так и подумал, но успокаивало то, что я сам видел, что предыдущая группа вышла из каньона, и все вроде живы и здоровы. Мы спускались около двух часов с небольшими перерывами на отдых. Сам спуск был сделан в виде дороги что шла по спирали вдоль всего каньона, а на самом дне виднелись пещеры и большое сооружение по центру. Спустившись и остановившись у одной из них, мы сложили свои мешки и пошли обратно наверх за следующей партией продовольствия. О запрете на детский труд здесь не знали, мы наравне со взрослыми сделали четыре ходки. Правда на нас грузили мешки что полегче, и мы делали остановки на отдых. Взрослые орки себе такой роскоши не позволяли - они без остановки таскали мешки, кроме тех, кто следил за нами, и не позволял нам приблизиться к краю обрыва. Мы должны были идти только вдоль стены. Во время движения туда и обратно я осматривался. Сам каньон, по-моему, был искусственно созданный, об этом тонко намекал двухметровый каменный ободок что шёл вдоль всего края, да и сам спуск был каменный и идеально выровненный - все ступеньки были одной высоты и ширины. Вымотавшись и пропотев не по одному разу, мы всё-таки перетаскали весь груз на дно кратера.
 



Игорь Гардер

#14480 в Фэнтези
#3411 в Попаданцы

В тексте есть: поподанец, маги имагия

Отредактировано: 06.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться