Гав и Рррр!

Размер шрифта: - +

Глава 11

  Вот именно такого я и искала в подвалах. Однако мне не повезло. Двигаясь по темному коридору я прислушивалась, но пропустила момент когда на меня вылетел пищащий комок темно серой шерсти. Прижав его лапой, рассмотрела черный носик, маленькие ушки, длинный хвост. Месяцев пять крысенку. От осмотра пойманного трофея меня отвлекло шипение. Не как у змей, тональность другая. Подняв морду увидела взрослую особь, гневно шипящего и дергающего хвостом. Крыс не раздумывал долго, его манил голод, а у меня под лапой была его еда. Отпихнув малыша за себя, поймала прыгнувшего крыса за горло. Пришлось правда вывернуть голову под неудобным углом, зато быстро и действенно обезвредила угрозу. Любимая тактика этих грызунов вцепиться в лицо или шею. В принципе самые уязвимые места. Если крыс удачно попадет то глаз можно лишиться на раз, горло и вовсе лучше не подставлять.

   Опустив дохлую тушу на пол, обернулась к крысенышу. Мелкий трясся и дергал передними лапками. Смешной. Принимая нелегкое решение, я подцепила его зубами поперек туловища и пошла на выход. Если верить Грозу, то его мать мертва, а оставлять его одного мне совесть не позволит, как и удавить.

   Мы быстро с ним спелись. Малыш оказался сообразительным, к тому же худо-бедно, но понимал меня. Уже через две недели мы решились на первую вылазку. Пришлось последить за всадницами и выяснить некоторые привычки. Например раз в неделю они обязательно заваливались в баню. Веселой толпой с бутылочками вина и корзинкой закуски, они на всю ночь запирались в домике. Ой как я радовалась такому стечению обстоятельств. Девушки какими бы тренированными, сильными и смелыми не были, всегда остаются девушками, а уж в подпитии... Для дела крысенок разрешил вывалять себя в красках. Теперь он был не серым, а пятнистым как бред наркомана укурка. Желтые, красные, зеленые и синие разводы были художественно разбросаны по всему тельцу. Удобного момента пришлось ждать до середины ночи. Все всадницы собрались в зальчике со столом и стульями, распаренные, довольные и главное расслабленные не только температурой и процедурами, но и вином. Как я забиралась на крышу бани, я опущу, зато маленькое вентиляционное окошечко прямо над столом было просто как дар богов. Убедившись, что малыш не боится расшибиться и высота не критическая, я выпустила его из пасти, а сама скользнула на землю и прислонилась к смотровой щели. Эх, мужчины, негодники!

   Сначала наступила тишина. Я видела как девушки застыли, смотря на подарок небес, а потом единым слитным порывом завизжали. Еще веселее стало, когда крысенок стал подпрыгивать то к одной, то к другой всаднице. Те шарахались, падали со стульев, поднимались и начинали метаться. Малыш уже давно был на полу и несильно покусывал пятки не особо шустрым девушкам. Наблюдая за неразберихой, я подвывая смеялась, и боялась как бы меня кто не увидел. После пяти минут гама, неразберихи и визгов, одна из девушек додумалась открыть двери и выбежать на улицу. Малыш метнулся ко мне и спрятался в кустах, а на крики уже неспешно шли стражи. Неспешно потому что привыкли к крикам и шуму, потому не торопились, однако вид взъерошенных в одних полотенцах девушек заставил их поспешить, чтобы не пропустить представление. Всадницы наперебой пытались объяснить, что в бане завелась какая-то новая и странная нечисть, бедные мужики не улавливали смысла, так как пялились в основном на открытые ноги и бюст символически прикрытый тканью. Я все так же валялась в тени и едва сдерживалась, чтобы не завыть от смеха и веселья. Стражи сдерживая дикий хохот обследовали баньку, нашли кучу пустых бутылок и вопросы отпали сами собой. Еще целую неделю все обитатели замка потешались над всадницами. Мы с крысенком лишь тихо фыркали, набрался у меня вредных привычек.

   Кстати отмыть я его так и не смогла. То ли краска здесь такая стойкая, то ли шерсть у крыс такая восприимчивая. К слову пока я ни капли не беспокоилась о будущем. Малыш все время был со мной или же прятался в комнате Шайна, где все равно каждый вечер разжигали камин, чтобы комната не отсырела. Туда же я приносила ему поесть, благо на кухне теперь это стало не проблемой. Состроив большие глаза невинно побитой собаки, я всегда могла рассчитывать на вкусный кусочек чего-нибудь свеженького. Нашу вылазку в баню мы повторили только через три месяца посреди зимы. В этот раз малыш был больше, существенно, все так же пестрел кислотными цветами шкуры, и пищал на ультразвуке. Девушки наученные горьким опытом выскочили на улицу, правда не сразу сообразили, что зима таки за порогом. Стражей к моему огорчению звать не стали, просто подождали минут десять и зашли обратно, правда осторожно, как будто их там мырг голодный ждал. Малыш к этому моменту уже бежал в замок, ловко перебегая освещенные луной участки. Я же пряталась в тени и думала, что бы еще такого натворить?

   Осенью они у нас все поголовно ходили с падающими штанами. Я не знаю как крысенок так умудрился аккуратно и быстро подгрызть ремни, но ни одна не заподозрила подвоха по утру, зато к обеду почти одновременно у всадниц попадали штаны оголяя стройные ножки и миленькое бельишко. Мужчинам понравилось, Мира была в шоке, всадницы дулись примерно три дня, и практически не выходили из своих казарм. С седлами мы так не шутили, не дай боги расшибутся, я же лишь пошутить хочу, а не прибить. Кстати драконицы вели себя странно. К зиме они перестали шугать прислугу, выбираться из загонов по ночам, шкодить, и вообще стали вести себя тише воды. Как потом обмолвилась Мира, они ждали определенного момента, когда некоторые из них смогут улететь и встретиться с драконом. Улетели к слову только три. И не будет их почти год. Вот такая дребедень.

   С ними у меня не сложились нормальные отношения. Пару раз я попробовала зайти поговорить, хотя бы просто познакомиться, но меня дружным ревом выставили вон. Ну не хотят и ладно, зато я задумалась над вопросом чего же бояться драконы. Ничего не придумалось. Нет конечно они не бесстрашные, но боль я им причинять не хочу, пусть вредные, излишне привередливые как и их всадницы, но по сути добрые. Правда один раз я все-таки пошутила...о чем потом сильно сожалела. Кто же знал, что пьяные драконицы начнут распевать песенки фривольного содержания, громкими насквозь фальшивыми голосами. В тот вечер и ночь в замке не спал никто! мы с малышом тоже, после этого больше не подливаю им в воду спирт. Таким образом у нас из жизни выпал целый день, когда люди и животные маялись головной болью, а драконицы похмельем.



Лешия

Отредактировано: 20.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться