Гав и Рррр!

Глава 23

 Домой мы прибыли только вечером, Чудери как мог увеличивал время полета, но даже оно не резиновое. Встречали нас взволнованные всадники и Дрой. Мира скорее всего сидит с малышом, слугам тут делать нечего, а стражи и не на такое насмотрелись. За время проведенное на спине Чудика у меня успели затечь лапы и спина, не предназначено мое тело для столь долгого сидения в одном положении. Едва не навернувшись, сумела спуститься сама, Чудери только лапу приподнял, как ступеньку. Шайна подхватил Дрой, ему досталось больше, все-таки продержать щит такое время, пусть и с заемной магией это очень выматывает. Так что не удивительно, что маг едва стоял на ногах. Размявшись и сделав все дела, заскочила на кухню за ужином. Опять едва не получила нагоняй от кухарки, не сдержалась и решила попугать поварят. Правда надо мной все же сжалились и выдали вкусную кашу, а потом еще и косточку дали. Ухватив зуботочилку, косточку то бишь, потрусила к Шайну. Там и привычнее и камин теплый.

   -- Он опять за мой счет поиздевался над Советом. Я, конечно, очень уважаю нашего правителя, но зачем делать из моего присутствия цирк, а меня выставлять клоуном? Интересно ему не стыдно?

   -- Знаешь, Шайн, по-моему, даже в бытность свою всадником его величество даже не подозревал, что у людей есть совесть, про стыд и вовсе молчу! Что на этот раз? Снова поднял финансирование?

   -- Да. Причем так вроде бы между делом, но никто даже возразить не попытался. Мне иногда кажется, что он будет продолжать в таком же духе до тех пор, пока не перестанут упоминать об этом. И вообще Дрой, ты хоть представляешь, какая там сумма уже набежала? Да на эти деньги можно содержать с десяток подобных замков! - Шайн устало сидел в кресле и возмущался скорее для проформы. Дрой, сидел напротив и с улыбкой посматривал на друга. Я лежала между ними и задумчиво кромсала кость. Интересно получается.

   -- Можно, вот только если я правильно помню отчеты, то львиная доля выделенных денег уходит налево. И самое главное, мне один друг по большому секрету сказал кому.

   -- Да обратно в казну и уходят. Думаешь, я такой идиот? Я прекрасно понимаю, что подобный ход уменьшает разворовывание средств, примерно на тридцать процентов. С нами опасаются связываться, так как на нашей стороне драконы с их огнем и магией. Да и всадники преданы лично его величеству и порвут любого, кто полезет поперек. В итоге он получает около миллиона чистым якобы доходом, и все знают об этой схеме, но слово боятся вставить, только на Совете и решаются. Да и то бесполезно. Ай, ладно, что уж говорить об этом старом всаднике. Мне тут одну крайне любопытную вещь поведали по большому секрету. - голос Шайна стал напряженным, я даже оторвалась от попыток оторвать жилку с кости. Подняв голову, поняла что Шайн в упор рассматривает именно меня. - Ничего не хочешь сказать?

   У меня челюсть упала от такого вопроса. Интересно он вообще о чем? Наклонив голову на бок, с вопросом посмотрела на Шайна. Мол чего тебе еще надо от бессловесной скотинки!

   -- Например о том факте, что твоя шерсть потихоньку становится белой. - челюсть упала повторно. Интересно, какая сволочь и главное когда успела проболтаться об этом факте, и самое интересное, только ли о шерсти или и о том, что это значит? - Значит правда? Я так понимаю граф меня не обманул. И что будем делать?

   А что тут сделаешь? Максимум из возможного это поддержание здоровья и возможно переливание крови. Последнее вряд ли конечно поможет сильно, но вероятно увеличит срок на пару месяцев, пока не начнется отторжение. На целительской магии я тоже продержусь не особо долго, три-четыре месяца. И то последний месяц смогу разве что едва ползать от упадка сил, в основном буду спать и пить.

   Развесив уши в стороны я отрицательно помотала головой. Придется признать что ничего уже не поможет, да и собаки по любому живут намного меньше, нежели люди, тем более маги. Тем более у меня столько различных достоинств и необычных умений, что хоть один недостаток да должен быть. Природа не любит вмешательства в свои дела, гибриды подобные мне вряд ли когда-нибудь будут жить дольше, или же им будет отказано в потомстве. Да мало ли на чем отыграется мир.

   -- Понятно. Ладно, Дрой не знаю как ты, а я безумно устал. Так что спокойной ночи, друг.

   Дрой пожелав нам приятных снов, удалился. Я же бросив остатки кости в камин, слуги потом вычистят, прошла к столику и ухватила зубами, лежащее на блюде яблоко. Шайн уже умудрившийся ополоснуться и забиравшийся под одеяло, был прижат лапами к матрасу. Я нависла над ним с яблоком в зубах и протяжно заскулила. Ну что поделаешь, не люблю я семечки, вот и прошу почистить, как могу. Пришлось Шайну вставать, недовольно бурча что-то себе под нос. Я же стояла рядом и радостно вилял хвостом. Получив сочные дольки довольно заворчала, благодаря. Уже ночью перебралась под бок к магу, так и уснула, ощущая покой и жалея, что не могу, как кошки урчать от удовольствия.

  

   Время почему-то не хотело стоять на месте, оно бежало и незаметно прошло три месяца. Что я делала все это время? Да практически ничего особенного, продолжала играть с детьми, болтать с драконами, иногда издеваться над всадниками, сидеть с Шайном, смотреть как он колдует в своей лаборатории, слушать его препирательства с Дроем. Иногда могла днями напролет сидеть с малышом Троем, развлекая его рассказами. Пусть малыш ничего и не понимает, зато прекрасно улавливает интонации, даже мои. Мира всегда улыбалась в такие моменты, зато нянечка хваталась за сердце, видя как я приближаю морду к ребенку. Ну, еще бы, будь я на ее месте, тоже испугалась, клыки у меня будь здоров. Сейчас я практически вся белая, только кончики ушей, хвост да тонкая полоса на позвоночнике сохранили прежнюю черноту. Глаза тоже выцвели, став голубыми, да и видеть я стала немного хуже. Резвости и сил у меня пока не убавилось, но это вполне нормально, до самой смерти мы сохраняем свои возможности, а умираем усыхая за несколько часов. Каждую ночь боялась больше не проснуться, а по утрам неизменно радовалась новому дню, и вообще я поняла снова, что жить в ожидании смерти безумно сложно и страшно. Шайн ходит немного задумчивый и старается как можно реже говорить. Дрой улыбается и постоянно норовит погладить по голове. Мире они ничего не сказали. Из драконов в курсе только Красс. Второй раз в жизни видела драконьи слезы. По сердцу в этот момент будто ножом резанули.



Лешия

Отредактировано: 20.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться