Где моя душа летает

Размер шрифта: - +

Где моя душа летает

Возвращение

Еще поднимаясь по лестнице в подъезде Юра почувствовал аромат выпечки и, стиснув зубы, постарался быстрее идти к квартире, в которую мечтал вернуться последние пять лет. На этой проклятой войне он провел целую тысячу восемьсот двадцать пять дней, где почти каждый был полон мрака, боли, ужаса и неизбывной тоски по родине и родным! Был особенно тяжелым последний год - он не получал даже писем от своей Ленки, и грешным делом начал думать, что жена не дождалась, нашла другого... От одной этой поганой мысли ныло простреленное бедро. Наконец-то четвертый этаж. Бордовая дверь обветшала, кое-где лопнули кожаные перетяжки, узор из ромбиков сбился. Юра занес руку к звонку, но не нажал - из-за двери послышались детский смех и Ленкин голос: "Юрка, ты где отвертку взял?! Отдай немедленно!" 
"Юрка?" - подумал Юра. Это что же... У него сын?! Или от другого родила... Не сказала... 
- Юрец! Ты что ли?! - послышался голос сверху. Юра перевел взгляд на окликнувшего и узнал соседа Витьку. 
- Витька... 
- Юрец!! Вернулся!! - Витя рванул к нему, крепко обнял и тут же затарабанил и зазвонил в дверь, в которую так и не решился постучать Юра. - Лена! Ленка! Смирнова, открывай срочно! Юрка вернулся! 
Дверь распахнулась через несколько мгновений, в нос сразу ворвались сильные запахи печеной корицы и ванили. Юра испуганно отступил на шаг, увидев Лену. Худая, щеки впали, ямочек, которые он так любил целовать, не стало. Глаза огромные, испуганные, будто призрак увидела.
- Юра... - прошептала она. - Юрочка!.. 
- Я тут, мам, - пацан лет четырех поднырнул под поникшую руку матери и уставился на гостя. - А вы кто? 
По шее Юры холодок пробежал. Она и сыну не сказала про отца... Мальчишка-то на него похож, вроде... 
- Можно войти? - спросил Юра севшим от волнения голосом. Лена кивнула и отступила. Юра шагнул к ней и крепко обнял. 
- Мой? - шепнул он ей на ухо. Она еле заметно кивнула. Юра присел и протянул руку погладить малыша по голове. 
- Я - Юра. Твой папа. Ты уж прости, что не приходил, меня плохие дядьки себе забрали. Стреляли в меня. 
Малыш смутился, вывернулся и убежал подсматривать из-за угла. Юра встал и вгляделся в заплаканное лицо жены. Не сказала о сыне, боится теперь. Ладно уж, что поделать! 
- Эх, дуреха моя... - он сграбастал жену и крепко прижал к себе, улыбаясь. - Пойдем плюшки есть и знакомиться заново. Витька! Чего притих? Заходи! 
Уже проходя на кухню, шепнул жене: 
- Не реви. Жизнь - хозяйственная тетка, все по местам расставит.
 

 

Твердый дождь

День был особенно жарким. От палящего зноя воздух струился, казалось, что все вокруг ненастоящее. Симба смотрел из окошка на дорогу и задумчиво чесал в затылке. Идти за водой страшно не хотелось и в более прохладный день - топать до озера было далеко, целых полчаса, а по такой жаре и подавно. И москиты сегодня злющие. Симба выловил из короткого ежика жестких кудрей мелкого жучка и раздавил ногтем.
- Симба, - донёсся из угла хижины тихий голос матери, - принеси скорее воды. Вдруг сейчас роды начнутся, а у нас всего одно ведро...
Симба понурил голову и кивнул. Придётся идти, ничего не сделаешь. 
Топая по жесткой пыльной дороге и пиная перед собой камушек, он думал о несправедливости жизни. Как же так вышло, что где-то на севере земного шара люди могут быстро достать сколько угодно воды, а здесь ему, Симбе, нужно идти целых полчаса до озера Чад, чтобы набрать невкусной солоноватой воды и тащить потом несколько километров тяжелую канистру?! А где-то далеко-далеко на севере, где всегда зелёная трава и деревья, с неба падает белый дождь, который называется снег. Симба слышал об этом от дедушки, который когда-то давно учился в северной стране. Дедушка говорил, что очень замерзал... Интересно, каково это вообще - замерзнуть? Впереди показались зеленые макушки пальм и деревьев, Симба прихлопнул очередного москита и припустил бегом по дороге, гремя пустой канистрой. Наконец - вода! Он влетел в озеро с разбега, прохлада растеклась по телу, охлаждая перегретую солнцем кожу. Пока Симба жадно пил, не морщась, канистра с гулким бульканьем всасывала воду. Вдруг совсем рядом раздался рёв бегемота. Симба мигом выскочил из озера и тут же лёг, стремясь прикинуться камнем, - впереди шли жирафы. Это что же? Он угодил на время водопоя? Вот свезло... Но почему-то вдруг животные побежали мимо, не обратив никакого внимания, словно за ними кто-то гнался. Симба уставился на высокую сухую траву в поисках угрозы. Львы? Да нет, львы на жирафов не охотятся, опасно. Что же это? И что это там? 
Его острый взгляд привлекло некое темное облако на небе, будто отставшее от сезона дождей. Оно очень быстро двигалось к Симбе. Мальчик завороженно уставился на это странное явление. Пахнуло свежим ветром, вдруг задул он с необычайной силой, гася зной, заставив Симбу поёжиться. Облако подплывало все ближе и ближе, и он смог, наконец, разглядеть, как из него вылетает что-то блестящее, маленькое. 
"Дождь?!" - с радостью подумал Симба. Но нет, то был не дождь. Точнее, тот дождь, про который говорил дедушка... Твёрдый дождь - снег! На ладонь легла и тут же превратилась в капельку маленькая белая дождинка. Симба вскинул голову высоко, вглядываясь в небо, наблюдая, как кружится вокруг белый дождь под названием снег. Снежинки оседали на его жёстких волосах, не таяли и делали Симбу похожим на его дедушку. Улыбка расползалась по лицу мальчика, он подставил ладошки, ловя маленькие кристаллы. Когда ему удавалось рассмотреть их, он замечал, что форма кристаллов всегда разная. Ему пришло в голову, что снег, наверное, везде разный.
"Я хочу посмотреть на снег везде-везде!" - подумал он с разгоравшейся в душе страстью, какая есть только у мальчишек.

Много лет спустя Симба мчался по горному склону, отталкиваясь палками от белой искрящейся глади и улыбался в душе, вспоминая, как маленькая чудесная тучка, занесённая, должно быть, по воле Всевышнего в их пустынный край, привела его сюда и помогла ему стать первым чемпионом мира по слалому, родившимся в республике Чад.



Rissen Rise

Отредактировано: 22.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться