Где найти волколака: интерактивный роман

Мой первый раз

Рано или поздно в такой-то компании  это должно было случиться. 

Я заканчивала школу будучи натуральной блондинкой.  Это сейчас я брюнетка без бровей (сказывается природная блондинистость) и с зелеными глазами.  Да и вообще, кому какая разница, какой ты родилась, ведь если есть деньги, можешь сделать себе любую внешность.  Я вот в Европе я планирую сделать  большую грудь,  а еще подкачать губы и  попку. В Москве папа не разрешает, говорит, только Израиль и лучшие клиники. Интересно, это когда-нибудь свершится?! Я до сих пор еще ни разу не ездила в Европу! Так и состарюсь здесь, прославивишись как сумасшедшая старушка на розовом бентли.

Итак, Его, как я уже упоминала, звали Ярослав,  и он казался мне самым дерзким из всех моих знакомых парней. Мне казалось, что отчаянность Яшки по кличке Совесть (его так прозвали потому, что бабки из овощных ларьков, где он внаглую отжимал то яблочко, то гроздь винограда, орали вслед "Совести у тебя нет, окаянный!") когда-нибудь приведет его в могилу. Но она привела его в колонию.  Не люблю вспоминать об этом...

Яшка и я, мы, конечно, напились на моем выпускном. На мне, кстати, было платье из прошлогодней папиной коллекции - зеленое со шлейфом и глубоким декольте. Кажется, в таком на чьей-то коронованой свадьбе дефилировала Бритни Спирс. И я пела какую-то ее песню в микрофон, прощаясь с учителями.

После этого был бал, мы с Яшкой сбежали, взяли такси и поехали кататься по городу. 

Я помню ту ночь.  Мне было не страшно, так как все это мы планировали полгода. Под воздействием шампанского сомнения улетучились. Правда, мне было совсем не так хорошо, как подружки рассказывали. Эти его неумелые губы, смешно и щекотно касающиеся моей кожи то там, то тут, дрожащие руки, порвавшие бюстик и трусики. Я даже наполовину не испытала того, что чувствовал он. Только неприятное ощущение внизу живота и яркую вспышку боли помню. И еще платье пришлось срочно отдавать в химчистку,  так как оно было заляпано кровью. Если бы папа увидел, он убил бы меня. Ведь я должна была выходить замуж за заморского принца, которого мне выбрали по каталогу. А принцам нужны только девственницы. 

Потом я еще долго не могла научиться кайфовать от секса. Яшка обижался и думал, что дело в нем. Старался, как мог. Однажды, так и не получив удовольствия, я молча уставилась в потолок. 

- Ну не знаю. Ты, наверное, фригидная, - предположил Яшка.

- Может, - соглаилась я. Мне стало казаться, что секс это вообще не мое.

- Слушай, а может ты лесбо?! - с сомнением протянул он.

- Да ну. Неее... 

- Надо это проверить. Давай позовем Машку третьей, там видно будет.

- Мерзавец, - я треснула его  туфлей и получила заряд подушки в голову. 

После небольшой импровизированной драки мы слились в поцелуе, и Яшка вдруг предположил, что  если я лесбо  то оралные ласки гениталий должны доставить мне наслаждение.  Оказалось, что и да, и нет. То есть, я точно не лесбо. Но и такие ласки мне очень даже нравятся. И да, я умею  расслабиться, и совсем не много надо мастерства, чтобы довести меня до оргазма.  В последующие разы дорога к наслаждению уж не была такой долгой, зыбкой и прерывистой, а еще чуть позже я стала кайфовать даже безо всяких предварительных ласк.

То было очень веселое лето: мы постоянно куражились, много пили, пробовали все подряд.  Однажды Яшка принес травку, и мы ее выкурили. 

А потом был суд и Яшку упекли за наркоторговлю на целых пять лет. Не помогли ни связи с судьей, ни бабло, собранное нами  на адвоката. Он сказал: не хочешь -не жди. Я, конечно,  стала обещать, но потом поняла, что Яшка и сам бы меня не ждал...  ну, а чего вы хотите от семнадцатилетней девчонки?

В общем, был еще Лысый (из байкеров), и потом Макс. К Яшке я не ходила - папа не пускал. И письма не писала.  Так лучше, думала я, чем пустые надежды давать. Тем более, что Яшка знал, кто мой папка, и кто - возможный будущий муж.  

И я знала. Скупой до чертиков сорокалетний милилонер, папин партнер по бизнесу. Об этом мне говорили с детства. Показывали фотографии. Жан Жак Стефанио, наполовину француз, наполовину итальянец. Держатель папиных активов за рубежом. Наш брак должен был укрепить состояние обоих семей и сделать нас самыми богатыми в восточной Европе.

 

 

 

 

 

 



Алена Чапаева

Отредактировано: 13.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться