Где найти волколака: интерактивный роман

Превращение

Что делать бедной провинциалке в столице? Учитывая, что на улице - ночь, на ногах у едва живой девочки - больничные тапки,  из вены на руке торчит катетер, а из носа - трубка?! Просить о помощи, конечно же. Я кое-как заползла на скамейку и, насколько могла, закричала. На звуки, которые у меня получились, пришла только уличная собака. Она  обнюхала меня, вильнула хвостом и посмотрела , как мне показалось, сочувствующе. Чуть позже за домом раздался лай собак, и единственная живая на этой улице душа с радостным лаем бросилась прочь.

Я тихонько заплакала. Вот так, легко и буднично, в самом большом городе страны может сгинуть без вести человек. В нашей захудалой провинции этого быть не могло. У нас каждая собака меня знает,  и даже если сидеть вот так на скамейке, рано или поздно обязательно подойдет какая-нибудь сердобольная бабка, или разговорчивый алкаш. Обязательно расспросят, кто такая, зачем, и, главное, почему. Последний вопрос потом еще долго будет обретать новые смыслы и растворится в море сплетен. Но все же. Человеку не дадут просто так умереть от холода на скамейке во дворе жилого дома!

Мимо прошла какая-то парочка, я попробовала привлечь их внимание, но они только хихикнули и пошли дальше. Проехала машина. Я легла на скамейку, поджала ноги и начала мысленно умирать. Как ни странно, у меня получилось крепко заснуть.

Во сне мне приснился милый папочка, Тамара и гора свежих плюшек. Тамара совала мне в лицо какой-то батон и причитала:

- Ну, давай, возьми в ротик, девочка моя!

Я проснулась от того, что надо мной нависал огромный мужик, который, расстегнув штаны, пытался принудить меня к совершенно жуткой вещи. И да, про ротик и девочку это были его слова.

- Ишь, удолбалась, шлюшка, - бормотал мужик. - Ну давай, отсоси, я тебе денег на ширево подкину. Пятьсот рубликов, вот. - Он вытащил из кармана мятую купюру и показал мне.

Я заорала что было сил. В тот же миг мужик навалился на меня и закрыл рот огромной вонючей ладонью. Я не могла ему сопротивляться - слишком неравны были силы. И тем не менее, мой инстинкт самосохранения сработал,  я ловким движением вытащила из вены катетер и воткнула ему в глаз.

Мужик издал жуткий вопль и рухнул со скамейки. Затем он схватил с асфальта кирпич и замахнулся, чтобы разможжить мне голову. Я быстро скатилась с другой стороны, спряталась под скамейкой. Мерзавец ринулся ко мне, но зацепился за скамейку и с грохотом обрушился на клумбу. Я с ужасом посмортела на него и закрыла голову руками. Он забился в конвульсиях.

Я ждала, что насильник сейчас встанет и пришибет меня, но он не двигался. Из его глаза торчал катетер, а из черепа сочилась кровь. Второй глаз был неподвижным и стеклянным. Мужик ударился головой о бордюр и умер, вот так вот...

Вдруг возле трупа появилась та самая собака. Она посмотрела на меня, подошла и осторожно стала лизать свежую кровь. Я привстала, ощутила резкую боль в той руке, на которую упала, но странное оцепенение заставило меня позабыть об этой боли. У меня снова возникло непреодолимое желание напиться крови.

Собака словно бы поняла мои мысли и уступила мне добычу, ласково завиляв хвостом.

Я вытащила из носа медицинскую дыхательную трубку, подползла к теплому еще телу, приставила трубку к ране и с наслаждением сделала несколько больших глотков.

Случилось чудо. Боль куда-то исчезла,  появились силы. Я даже встала на четвереньки. Какой позор, мелькнуло в голове. Дочка миллиардера, красавица и умница Арина Марковна Медная только что пила кровь, возможно заразную, из непонятного асоциального мужика. Впрочем, единственным свидетелем моего позора была дворовая псина. Я посмотрела на нее.

Собака задрала голову вверх и протяжно завыла. Из подворотни ей ответили другие, с разной частоты голосами. Я слушала этот вой как музыку. Вдруг мне и самой захотелось повыть. Я запрокинула лицо и, уставившись на полную луну, издала протяжный тоненькиий вой. Пока я выла, во дворе стояла тишина. Мне показалось, что я пою на сцене и сотни невидимых зрителей внимают мне. Когда я стихла, раздались аплодисменты. Хотя на самом деле, это был собачий лай. Вскоре я поняла - они приняли меня в стаю.

Мне стало радостно.  Я ощутила прилив сил и желание бежать. Собака, мой проводник в какой-то новый мир, ждала меня возле скамьи.

Я посмотрела на труп мужика и хищно ухмыльнулась.

- Ну что, хорошо я тебе отсосала?!

Меня ждали за поворотом собаки. Я бросилась бежать с ними по проспектам и улицам, ощущая, как мое тело наливается железной силой. В какой-то момент стало ясно, что бежать на четырех лапах гораздо удобнее, чем на двух. Так можно было перепрыгивать с одного капота едущей машины на другой, с крыши на крышу. Это было здорово.

Всю ночь я с моими новыми товарищами, которые, кстати, были не совсем, как я поняла, собаки, забавляляясь, бегая по ночной Москве и пугали прохожих. Совсем как у нас в городе, когда мы колесили по окрестностям на мотиках.

К утру сил поубавилось. С первыми лучами солнца я ощутила, что опять становлюсь человеком. Нос втянулся в лицо, шерсть резко скаталась. Я оказалась совершенно одна, в больничной рваной пижаме, босая, посреди базарной площади... 



Алена Чапаева

Отредактировано: 13.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться