Где найти волколака: интерактивный роман

Бордель для овечки

Я никогда не была в подобных заведениях. Бордели я видела только в телерепортажах, проституток - в фильме "Красотка", а сутенеров вообще нигде. И, тем не менее, трехкомнатная квартира, в которую меня привезли,  выглядела, как мне показалось, вполне по-проститутски: яркие постеры с голыми девками, сплошные диваны, ковры и кровати. Воняло стиральным порошком и кальяном, который, развалившись, курил прямо в кухне толстый голый мужик.  Обстановка была настолько отвратной, что меня начало опять мутить. Григорий сорвал с меня остатки пижамы, осмотрел, как врач,  при свете желтой лампы, сфотографировал. Одобрительно покивал, отправил в ванную мыться. Мне было противно касаться дверей и ручек в душевой. Аккуратненько, с помощью тряпки из остатков пижамы, я приоткрыла воду, слила и немного обмылась. Стало гораздо легче. Полотенец я не касалась из чувства брезгливости. Анджелина "заботливо" дала мне халат и  какие-то тапки. Пришлось воспользоваться утюгом, за каким-то бесом стоявшим к кордидоре, ну хоть так... Никто не возражал против моей чистоплотности.

На диване в большой комнате сидели три молодые девицы в домашней одежде, две из них курили кальян и играли в нарды. Они с интересом глянули на меня, но потом отвернулись. Видимо, им не разрешили говорить со мной. Я лелеяла надежду на то, что сейчас Григорий спросит у меня телефон папы и  вечером я уже буду дома. Но Григория не было, девицы со мной не общались, а толстый мужик, вернувшись из кухни, потащил одну из игравших в нарды в комнату. Оттуда стали доноситься равномерные стуки, повизгивания  и мужские стоны. 

Я стала просить у девиц телефон, но они делали вид, что меня не существует. Выйти было нельзя - дверь закрыта на ключ. Я пошла в кухню, стала смотреть из окна вниз. Мы были приблизительно на восьмом этаже. Побег невозможен. А что, если мое ночное превращение это обычный сон и простая галлюцинация?! Что, если я всю ночь валялалсь  где-то, стала жертвой насилия, у меня снесло крышу и теперь я заложница мерзавцев? И вдруг они мне не поверили про папу, и я должна буду сидеть на этой хате и обслуживать вонючих мужиков, пока не сдохну от истощения?! Меня охватил ужас. Я стала шарить по кухне в поисках какого-то оружия. Хоть нож, хоть... о, штопор. Я вспомнила, как защитилась простым катетером и спрятала штопор в карман халата. 

На кухню зашла одна из девиц, сделала чай и молча протянула мне кружку. Я с сомнением стала рассматривать коричневую жижу, получившуюся из пакетика довольно дорогого чая. Вроде чай. Я осторожно пригубила кипяток.

- Новенькая? - спросила девица и закурила в форточку. 

Я не знала, что ответить. То есть, вывалить ей все сразу, или по-порядку. Потом посмотрела в ее равнодушные зрачки и поняла,  что ей решительно все равно, кто я и откуда. Зато информацию она мне даст - видно было, что хочет пообщаться.

- Видимо, да, - с тоской сказала я. - Но вопрос еще не решен.

- Ну, если тебя суда притащили, неоттраханная не выйдешь, - с ухмылкой заверила проститутка. - Я Санти. Практикуюсь на камасутре. 

Она протянула мне руку. Преодолев брезгливость, я пожала кончики холодных пальцев, крашеных хной. 

- Если хочешь здесь заработать, придется найти свою фишку. Нужно быть, как тебе сказать, экзотикой, что ли. 

Я решила выведать у нее, где ключи. А заодно поклянчить телефон. Но и то, и другое, было недоступно: Гриша запирал девиц днем, а их мобильники и ключи возил с собой. 

- А если вам надо на улицу? - с отчаянием спрашивала я. - Как быть, ну мало ли... Случилось что... Погулять... 

- Это доверие, его заслужить надо, - сказала Санти. - Поработаешь месяц, будут ключи давать. Мне еще не дают пока. Только телефон вот разрешили, да и то, кнопочный. Звонки, кстати, отслеживают если что... 

Я посмотрела, как Санти нажимает кнопки старой "Нокии" и ощутила рвение.

- Умоляю, дай мне позвонить! Всего один раз! Я в долгу не останусь, - я с отчаянием вцепилась в руку девицы. Она испуганно шарахнулась от меня. В трубке раздался голос Григория. 

- Так, значит, новенькую накормить, пусть отдыхает. Вечером я послов приведу. Дай ей платье свое черное. И чулки. 

***

Вечером я сидела в абсолютно шлюшьем наряде в дальнем углу комнаты и таращилась на иностранцев, которые весело распивали с девицами вино. Я очень хотела, чтобы никто из них меня не заметил, но какой-то лысый дед внезапно повернул голову и весело поманил меня. Григорий подошел и толкнул меня в спину. "Началось" , - мелькнуло в голове. Я нащупала штопор под платьем и двинулась в сторону "послов". Присела на краешек табуретки. Мне протянули бокал.

- Как тебя зовут? - по-испански спросил толстый дед.

- Твоя смерть, - по-испански же ответила я. - Если не отцепишься немедленно.

Дед вытаращил глаза, а остальные мужчины от души рассмеялись, посчитав мое заявление хорошей шуткой.

За окном спускалась ночь. Я разгядела сквозь шторы луну и ощутила дрожь в теле.  Дед, приобнявший было меня, внезапно отшатнулся.

- Ты трансгеедер?! - спросил он ошарашено. - У тебя волосы на спине.

Я не успела ответить. Превращение началось.

 

 

 

 

 



Алена Чапаева

Отредактировано: 13.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться