Где найти волколака: интерактивный роман

Попалась

Ухват, которым меня держали за горло, намертво пришпилил к земле и не давал спокойно дышать. Я извивалась, пока несколько дюжих мужиков вязали вервками лапы и нос, но они, пыхтя, доделали дело и я превратилась в огромную, мохнатую и неподвижную, сардельку. Двое из пяти отступили и взялись за ружья. Они переговаривались между собой, видимо, желая меня поскорей прикончить, но не решались - ждали кого-то.

Надо же было так глупо угодить в простейшую западню со стальной петлей. Главное, что все  их капканы мне удавалось обходить уже пару ночей, а тут такая банальная невнимательность, и вот. Позарилась на раненого фазана, который оказался приманкой, и застряла в ловушке. Пока боролась, мужики подошли, присыпили чем-то, приволокли в сарай и связали. Наверное, убъют. Сгинет Ариша во цвете лет в неведомой деревне.

***

Главное, ну что мне мешало покинуть этот поселок позвчера, вчера или даже сегодня днем? Никаких объективных причин остаться не было, хотя и не прогонял меня никто.

Симеон, оказавшийся священником местной церкви, предоставил мне целый домик со ставнями и печкой, я могла в нем жить столько, сколько захочу.  Мой лесной спаситель был очень славным человеком, начитанным, эрудированным. Ежедневно мы ездили кататься на конях и на мотоцикле, бродили по полянкам в лесу. Один раз он чуть не поцеловал меня, клянусь! Это было возле речки в лесу, когда надо было переходить ее вброд. Семен поднял меня на руки и пронес над бурной водой, затем поставил на камень посреди реки и посмотел в глаза.

- Какие же они у тебя зеленые, - произнес он.- Никогда таких не видел!  

"А у тебя до чего красивые", - подумала я, и мое сердце сделало резкий скачок. Он потянулся ко мне губами, но вдруг остановился. Я, настоившись на этот поцелуй, уже сделала губки уточкой, и, конечно же осталась в дурочках. То есть, получается, нашими отношениями руководит он. Меня это раздражало: обычно это я даю себя поцеловать, или нет.  А тут ишь какой святоша выискался.  Я упрямо прошлепала оставшуюся часть бурной речки пешком. 

Деревня была достаточно отдаленной. Здесь не было интернета, да и мобильная связь практически не улавливала сигнал. Кнопочные телефоны были у нескольких человек, но в основном они лежали мертвым грузом где-нибудь в комоде.

Я сочинила какую-то нелепую историю про то, что я журналистка и интересуюсь разными травами и редкими цветами. Это было первое, что пришло на ум. Семен ничего не спрашивал и не уточнял, но во времяпрогулок постоянно показывал всякие растения и называл их сложные латинские имена. Я прилежно делала вид, что мне это очень интересно. Самочувствие мое в деревне улучшилось, и с каждым днем я могла совершать все более далекие прогулки.

Ужасно не хотелось в город. Дашково - самое идеально место для волколака. Ночью меня никто не тревожил, и я тайной тропкой пробиралась в лес, за волчьей свободой. Там можно было бегать под постепенно убывающей луной, ловить зайцев и косуль, а утром тайно возвращаться в домик и спать до полудня. Семен всякий раз оставлял мне в трапезной еду и напитки.

Я чувствовала себя совсем как дома. Обо мне кто-то заботился, я делала то, что хотела и была абсолютно спокойной и счастливой.

Я все откладывала звонок папе, хоть и понимала, что он сейчас с ума сходит. "Ну потерпи, папочка, - мысленно успокаивала его я. - Я жива, почти здорова, и совсем скоро тебя наберу!" 

Мой разум осозновал, что я поступаю с любящим родителем очень плохо. Но ведь стоило мне только сделать один звонок, как все немедленно завершится - за мной прибудет вертолет, и я больше никогда не увижу Симеона.  А это было слишком... огорчительно.

***

- Да не воровала я ваших коз, - хотелось гавкнуть мне, но получалось только скулить через туго замотанную пасть. - Что, кроме меня тут волков нет, что ли? Я зайчатину больше люблю.

Мужки переглянулись и гневно засовещались. Они ждали кого-то.

Вскоре дверь распахнулась и вошел Симеон. Он был в высоких охотничьих сапогах и с ружьем в руке. Подойдя ближе, он потрогал меня сапогом.

- Здоровый какой, - с удивлением заметил священник. - Я таких и не видывал вовсе. В наших лесах волки помельче. А морда-то какая страшная, спаси Боже, - он перекрестился.

Я обиженно отвернулась. Еще недавно он мне говорил, что я красавица. Вот какие переменчивые эти мужчины. Надо было папе звонить, а не надеяться на сказку. Я тихонько заскулила. 

- Давай прикончим его поскорее,  - сказал, поежившись, Саша, местный тракторист. 

Симеон скинул с плеча ружье и щелкнул затвором.  Я зажмурилась.

 

 

 



Алена Чапаева

Отредактировано: 13.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться