Где найти волколака: интерактивный роман

Ведьмина деревня

Выстрелов было два, но ни один из них не причинил мне вреда.  Возможно ли, что волколаки все-таки бессмертны? Теплая жижа, которая лужей растеклась по полу оказалась совсем не кровью, как я сперва подумала. Пока я отвлекалась на собственные ощущения, мои палачи чего-то вдруг испугались и резко выбежали. На улице раздались крики, стрельба и страшное уханье. Я подергалась так еще немного,  но вскоре за окном раздался первый крик петуха, и я начала развоплощаться в человека.

Кстати, это достаточно болезненное занятие. К ощущению вытягивания и сокращения мышц присоединяется жуткий треск костей, боль в челюстях  и общие спазмы тела. Я боялась этого  так же сильно, как, наверное, некоторые беременные женщины опасаются предстоящих родов: нечто неизбежно и мучительное надвигается с неумолимой силой. В этот раз все было немного привычнее, но чувства не притупились. Я прошла все фазы и лежала на досках, унимая судороги.

Не могу предположить, что  испугало этих неробких ребят, но  спасительному побегу, уж конечно, я порадовалась: во-первых, никто не увидел превращения, во-вторых, никто не понял, что я немножко описалась от страха.

Когда  снова стала человеком, путы спали сами собой, на бревенчатом полу образовался целый ворох шерсти. "Все, хватит, - решила я. - Пора домой, к папе, мы с ним вместе что-нибудь придумаем".

Я вышла из амбара, обернувшись в мешковину, и направилась было к  своему домику, как вдруг увидела Сашку, того самого тракториста. Он лежал мертвый на тропинке возле амбара, шея была разорвана, из груди торчал кол.  Чуть дальше, раскинув руки, лежал второй селянин, вязавший мне лапы. Он тоже был мертв,  и точно таким же образом в его спину был вбит клин.

Я ошарашено остановилась возле них. Кто это мог так изувечить бедолаг?! 

"Где Семен? - мелькнуло в голове. - Жив ли, или тоже стал жертвой?!"

Я добралась до домика, оделась и помчалась в церковь. Отогнула проволоку на калитке, прошла во дворик и почти подошла к часовенке, как вдруг услыхала голоса, доносившиеся из-за дверей трапезной. Бесшумно я подкралась к стене и возле окна навострила уши. Один из говорящих обладал густым басом, второй  был Симеон. Третьей присутствующей была женщина.

-  Скоро ли приедет полиция? - спросил бас. - Успеем отчитать заупокойную?

- Нужно постараться, - говорил Симеон. - Дело серьезное.

Его тон был каким-то подозрительно житейским. Как будто каждый день приходилось находить мертвых товарищей с осиновыми колами в теле.

Женщина покашляла и сказала:

- Я начну с псалтиря. Подходите к алтарю, буду ждать вас.

Из своего убежища я увидела, как собеседница Семена вышла из трапезной и, накинув на седую голову платок, отправилась в часовню.

Мужчины немного задержались.

- Слушай, - сказал бас. - Я хотел обсудить твою гороскую гостью. Тебе не кажется, что она страннная? Я бы провел над нею обряд, по возможности, так как мне кажется, она бесноватая. 

- С чего ты взял, - тускло спросил Семен.

- Сам подумай: кто такая, откуда, мы не знаем, пришла без одежды и документов. 

- Господь велит помогать ближнему, попавшему в беду, а не запугивать его, - напомнил Симеон.

- Так-то оно так. Но я, видишь ли, однажды видел ее на рассвете возле болота в лесу. Клянусь тебе, она там была абсолютно нагая, вся в грязи, взъерошенная и какая-то... дикая, что ли. Выкупалась в озере и пошла домой, как ни в чем не бывало. Она либо сумасшедшая, либо занимается оккультизмом. Надо проверить, есть ли на ней ведьмина печать. 

- Меньше пить надо, - недоверчиво сказал Симеон. - Везде теперь тебе ведьмы мерещатся. Тут и без нее колдунов хватает.  Всегда были. От бабки Насти только избавились, если помнишь, а уж клятее ее в наших краях ведьмы не было. Помнишь, что она с тобой сделала?

- Уж такое забудешь, - прогремел басом загадочный собеседник. - Вон до сих пор на груди шрамы, ребра поломанные болят. А уж пожар как вспомню, аж оторопь берет.

- Так она еще из могилы вставала, пока ее Онуфрий  не запечатал. Да только вот самого Онуфрия в землю затянула перед уходом, и все тут. Я тогда сам чуть умом не тронулся, пока семь пуль в нее не всадил, она не успокоилась. Нет уж,  Иван, я ведьму хорошо чую.  Арина - не ведьма. Хоть и непростая гостья...

Я застыла за окном, вцепившись похолодевшими пальцами в подол сарафана. Вот какие в этом Дашково дела творятся, а я-то думала, простая деревня! Это я, выходит, деревня. Я закрылаладонью рот, жадно прислушиваясь к каждому слову. 

- Мужики два дня назад волка видели, - сказал Иван, переводя тему разговора. - Такой волк, что и словами не описать. Пасть огромная, шерсть жесткая, как у кабана, и клыки сверху и снизу. 

- Его поймали, - сказал Семен.

- Когда? - удаивился Иван.

- Сегодня ночью. Он в амбаре лежит, еще живой, я как раз хотел с ним покончить, как тут началось опять. Саша с Митьком и поймали.

- Возможно, здесь есть какая-то связь, - предположил Иван.  - Между волком и утренней атакой. Может, это и не волк вовсе?

- Может, и не волк. Глаза у него такие... осмысленные, что ли. Я выстрелить не смог, оба раза мимо стрелял. Специально. Как будто не хотел кто-то, чтобы я его убил. А потом началось, и я как-то забыл про него. 

- Ты не думаешь, что это связано?! Новое нападение на наших, волк, убийство?!

- Да кто его знает, - Симеон как-то устало вздохнул. - Пошли читать, пока полиция не приехала.

Они оба вышли и направились к часовне. Я оцепенело стояла, глядя им вслед. Через некоторое время  над церковным двориком закружило воронье и стали сгущаться тучи.  Откуда ни возьмись, появился пес-охранник и замер на другом конце двора, принюхиваясь ко мне. Он стоял возле разрушенной бревенчатой церкви, что располагалась неподалеку от новодельной часовенки, в которой шла служба за упокой.  Я трусливо влезла в окно трапезной и зкрыла ставни, оставив только легкий просвет между ними.



Алена Чапаева

Отредактировано: 13.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться