Где найти волколака: интерактивный роман

Ловец оборотней

В бревенчатой избе пахло ладном и воском. Вокруг висели пучки ароматных трав. Мои ноги были туго замотаны влажной простыней, а я сама была словно младенец, которого только что перепеленали, дали что-то попить и положили на лавку, чтобы не мешал взрослым. 

В роли взрослых выступала некая бабушка Нина, та самая, что беседовала в трапезной с Семеном и Иваном, сам Симеон, подолом рясы деловито заметавший избу, Иван, торжественно стоявший навытяжку  с вычурной иконой в руках и большой рыжий кот, явно не случайное звено в этом процессе. Нина без конца нашептывала нечто мелодичное в кипящий отвар. Все они пытались, очевидно, выгнать из меня беса, или бесов, которые, по их мнению, вселились в меня помимо  воли. 

Иван нашел меня на полянке в лесу, утром, без сознания и позвал Симеона. Тот долго ощупывал мои руки на предмет нахождения вспухших вен (видимо, подумал, а вдруг я окажусь наркоманкой), затем они принесли меня в эту избу. Я очнулась полностью уже так, связанной влажными пеленками, рядом что-то кипело, на простынки время от времени капал воск. Бабушка бормотала молитвы. Меня ни о чем не спрашивали, только Иван все подходил и рассматривал мои руки, торчавшие из-под пеленки. Наконец мне это надоело.

- Ребята, - каким-то виноватым тоном проскулила я. - Развяжите, а? Я не буду кусаться.

Иван перекрестил меня и полил на лоб водичку.

- А ты помнишь, как кусалась, когда я тебя нашел? - просил он.

- Нееет, - я честно замотала головой и прядь непрокрашенных у корней черно-белых волос упала на лицо.  - Я ничего не помню. 

Симеон закончил читать молитву и подошел в моей лавке, заботливо подложил под голову подушку и внимательно посмотрел на меня. Мне стало отчего-то очень стыдно, как тогда, при первой нашей встрече. Ну да,я нечистая, ты святой, что делать-то будем?!

Священник размотал мои ноги, положил рядом одежду - какой-то бабкин халат - и отвернулся. Я спешно впрыгнула в безрамерный цветастый балдахон, трижды обернула его вокруг тела и подвязалась. Тут я заметила, что на простынях, которыми меня заворачивали, остались клочья волчьей шерсти.  То есть, я по полной программе "спалилась". Видимо, надо что-то объяснять.

- Я в этом не виновата, - охрипшим резко голосом прошелестела я . - Оно само получается. Я не могу это контролировать. А коз ваших я не крала, вот те крест.

Иван и Симеон с недоверчивым ужасом проследили, как я без всяких экивоков крещусь. Они переглянулись.

- Так что ты такое? - спросил Иван, на всякий случай отсев от меня поближе к ухвату.

- Я Арина Медная. Дочь олигарха Марка Медного. Когда мне исполнилось восемнадцать, я заболела, и с тех пор по ночам обрастаю шерстью... - я не была уверена, что им следует прямо все рассказать. - Ну вот. Вчера я ездила в город звонить папе, но по дороге обратно у меня случился приступ. 

- У тебя суставы были вывернуты в другую сторону. Обычный человек бы от боли орал... И, прости, пожалуйста, но мне кажется, из твоей спины торчал хвост.

"Ну и чего было туда смотреть, - подумала я смущенно. - Хвост и хвост, делов то.  С ним, между прочим, гораздо удобнее бегать!"

Вслух я только наплела что-то про побочку гормональной терапии, но приятели мне не явно не верили.

- Знаешь, тут много чего происходит в этом Дашково. С тех пор, как меня сюда распределили, я только и делаю, что ловлю ведьм, убиваю оборотней и вгоняю в землю упырей, - сообщил Симеон.

Я с размаху села на скамью. Убивает. Оборотней. Прямо вот так, обыденно, да?! 

- Ну я же не оборотень, - фальшиво засмеявшись, попыталась заверить я. - Просто последствия гормональной терапии. Болезнь такая у меня, странная. Я умоляюще посмотрела на Ивана, потом на Семена, потом на бабу Нину. Их лица были очень угрюмыми.  Я вздохнула. "К папе хочу", - мелькнуло в голове. 

- Нам надо посовещаться, - тоном, не предвещавшим ничего хорошего, сообщил Иван и вытащил Симеона за дверь. 

Я осталась одна с бабушкой Ниной. 

- Как у Вас уютно, - попыталась как-то развеять обстановку я. - Прямо избушка лесной... волшебницы. 

- Да-да, уютно, только не волшебницы мы никакие, люди православные, а к волшебникам у нас отношение особенное. Много бед от них по всей России-матушке, - сверля меня глазами, перебила меня бабка Нина. 

- Ой, бабушка, у Вас  сейчас все убежит, - я пальцем ткнула на электрическую плитку, куда с шипением выплескивался кипучий отвар.

- Не боись, от нас не уйдет, - заверила бабка, приоткрывая крышку, чтобы выпустить упрямый пар. - Еще никто не ушел от нас.

Я почему-то подумала, что она сейчас говорила не про отвар. Мне стало немного не по себе. Бабка Нина очень не хотела со мной по душам разговаривать.

В детстве у меня была привычка строить глазки пожилым женщинам. Мне очень не хватало родной бабушки - кроме отца ведь у меня никого не было. Гувернантки и воспитательницы не считались, так как во-первых, быстро сменяли друг друга, а, во-вторых, всегда держались на профессиональном расстоянии.  Я часто фантазировала перед сном, что у меня есть добрая бабушка-колдунья, вот примерно такая, как эта Нина, полная, мудрая, с большим рыжим котом. У нас никогда не было домашних животных... А так хотелось подойти, обнять родную бабулю и уткнуться носом в полную прохладную руку... Почувствовать запах трав и свежей выпечки,  в общем, втянуть носом все то,  чем должна пахнуть настоящая бабушка...

Вот по воле рока меня такая бабушка из мечты и прикончит, по всей видимости. Уж очень решительно она помешивала раствор в чугунке, из которого, помимо пара, вылетали и таяли в воздухе какие-то белые перья. Я подогнула озябшие ноги и поежилась. Было прохладно. 

Баба Нина налила в большую глиняную кружку отвар и поставила передо мной.

- Пей, - безапелляционным тоном велела она.

- А что это? - осторожно поинтересовалась я. 

- Говорят тебе, пей. Это от простуды. Тебя на болоте нашли, мокрую всю. Вот ить нечистый куды девку завел. Пей, пей, не боись, мы вашу сестру не травим, как вы нашу. У нас только Симеон решает, кому жить, а кому червей кормить. Пока он не решит, будешь тута сидеть.



Алена Чапаева

Отредактировано: 13.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться