Где найти волколака: интерактивный роман

Внезапное предложение

Семен был против суда надо мной, а Иван и Нина, очевидно, хотели подвергнуть меня публичному линчу. Это я так поняла после того, как те двое мужчин вернулись из сеней, молча сели друг напротив друга  и стали угрюмо переглядываться.

Впрочем, возможно, мне просто хотелось верить в то, что это так, и Семен в этой ситуации за меня заступится.

Я почему-то почувствовала себя виноватой. Ну вроде как мне все здесь доверяли, а я оказалась немного не той, за кого себя выдаю...

Иван вскоре вышел и направился в деревню, а Симеон и Нина остались со мной. Я вздыхала и охала, пытаясь затеять какой-нибудь разговор, но ни священник, ни бабка со мной не желали вести беседу. Мне стало скучно. Я встала и молча вышла в сени.

- Вон она, - закричал кто-то из-за кустов звонко. В меня полетел камень, я увернулась, пригнулась и ощутила, как в голову стукнул какой-то мягкий предмет. Оказалось - чей-то дырявый валенок. Вокруг раздалось улюлюканье,  из-за изгороди показались перекошенные злобой лица односельчан.

- Ведьма! - завопила какая-то женщина.

- Верни мне мужа! Он из-за тебя умер вчера ночью! - орала в истерике другая.

Я ретировалась обратно в домик и закрыла дверь на засов. Мне стало страшно.

Симеон молча стоял в углу и читал молитвы. Возможно, он уготовил мне участь Жанны Д Арк, подумала я, и мои зубы стали непроизвольно выбивать дробь.

Но костра не последовало. Симеон вышел, и велел жителям деревни идти по домам. Как ни странно, они его послушались и мал-по-малу растворились среди леса.

Далее мне был предложен чай и бублики, и последовал серьезный разговор.

- Я может и смогу помочь, если ты мне все расскажешь, - сказал Семен, исподлобья глядя на меня.

Я рассказала как есть все, терять-то нечего. Начала с букета, потом рассказала про бордель и лесную чащу. Про покойников и кровь не сказала - только про того насильника. 

- Букет, говоришь? - Семен многозначительно посмотрел на бабу Нину и почесал голову.

- Ерунда, - вынесла вердикт баба Нина. - Это наследные вещи, от матери к дочке, не иначе. Ты с детства превращалась, просто не замечала этого. Твоя мать наверняка дьяволица.

Такой приговор был внезапным. Я задумалась. На самом деле, я никогда не знала свою мать, только отца. Но я не превращалась в волчонка, это уж точно.

- Ты могла и сама того не знать, - сказала баба Нина в ответ на мои отпирательства. - Или тебя запечатали в младенчестве специальной молитвой. И пока ты была девушкой, все было хорошо, но как только тебя невенчанный муж коснулся, ты стала вурдалаком.

- Волколаком, - почти оскорбленно поправила я. Это же имело большое значение.

- И как с ней быть?  - спросил Симеон нерешительно. - В другом случае я бы уже решил вопрос, но ее мне почему-то жаль.

Баба Нина внимательно посмотрела на Семена.

- Ну так венчайся с ней. Или она излечится, или твои дети волчатами будут, - иронично заключила она.

Я поперхнулась бубликом. Мое мнение тут явно никого не интересовало?!

- Третий выход должен быть, - сказал Симеон.

Тут я вообще рассердилась.

- Послушайте, - сказала я. - Я в смерти ваших односельчан не виновата, и не знаю, почему поднялся ветер и они оказались с кольями в спинах... И вообще... - Я всхлипнула. - Мне бы папу увидеть. Он в Москве в больнице лежит. Умирает. Может, он бы что рассказал обо мне и всей этой истории. Не зря же он меня всю жизнь прятал в глухой провинции, хотя мы могли себе позволить все на свете, - непроизвольно из моих глаз покатились слезы.

- Так что же ты молчишь? - будто даже обрадовался Семен. - Конечно, следует поехать туда. Только вот не на чем, мой мотоцикл разбился.

Я угрюмо уткнулась носом в чашку. Ну виновата, но ведь не хотела же я, чтоб так получилось!

- У меня дома есть автомобиль. - Попыталась оправдаться я, хлюпая носом. - Это под Саратовом. Правда, он розовый. 

- Нет, поедем на автобусе, - заключил Семен.-  И давай быстрее, а то до заката дотянем, и я за них, - он кивнул в сторону двери, - не ручаюсь!

Мне показалось, что Семен испытал облегчение, решив ехать со мной в Москву.

***

Мы выехали почти в полдень. До автобусной остановки нас подвез местный житель. Он постоянно боязливо следил за мной через зеркало заднего вида.  Я молчала, стараясь не пугать его, но под конец нашего путешествия не выдержала и показала  язык.

В автобусе уже никто не глядел на меня, не показывал пальцем. Я расслабилась и задремала, случайно склонив голову на плечо Семену.  Тот мужественно стерпел все это, и даже подложил руку так, чтобы мне было удобнее отдыхать.

Когда я проснулась, за окнам уже мелькали огни подмосковья. Я посмотрела на Семена. Он выглядел сосредоточенным и немного уставшим.

- Семен, -спросила я , чуть тронув его а руку. - А ты и правда мог бы меня убить?

Семен вздрогнул и посмотрел на меня, затем тряхнул головой и приобнял за плечи.

- Я видел тебя в первое утро, - неожиданно признался он. - Я  с самого начала понял, кто ты такая. Я так же понял, что ты не совсем из них. Мне есть с чем сравнить: я здесь многое повидал. Упыри, болотные духи, ведьмы и вампиры - самые примитивные и невинные из местных жителей  - так же реальны, как мы с тобой. Они не всегда мешают нам, и большую часть времени мы с ними живем мирно, независимо друг от друга. Но сейчас, Арина, началась война. И это война нешуточная. Она не между светом и тьмой, как можно было бы подумать. И не за людские души, как пугает нас церковь. Это война за пространство.

- А почему мы делим это пространство? - спросила я.

- Видишь ли, люди стали пользоваться для своих целей тонкими частотами. Интернет, а также те частоты, на которых ведутся переговоры по сотовой связи - это все их бывшая обитель. Представь себе, что в твоем доме начинается шум, гам, музыка и бесконечные переговоры.  Тебе бы понравилось?

- Нет, конечно, - сказала я. - Выходит, они жили в тех частотах?

- Ну да. Древние маги взаимодействовали с ними при помощи звуков барабана или дудочки, знаешь, почему?

Я помотала головой.

- Потому, - поведал Семен, - что они живут на очень низких или, напротив, на очень высоких частотах. Их обитель там, и, если хочешь знать, там целые миры. И вот все эти миры сейчас вынуждены слушать наши дурацкие переговоры, сплетни, шум, гам, рекламу -  с утра и до вечера, круглосуточно. А им бы спокойно отдыхать. Они уж наслушались, поверь.

- А кто они такие?

- Там по-разному бывает. Некоторые - души умерших людей. Есть те, кто умер сотни тысяч лет назад, они не хотят ничего знать об этом мире. А есть те, кто никогда не был рожден. Есть пришельцы с других планет. Для каждого из них создатели вселенной уготовили свой дом. Люди же сейчас их дома разрушают. Им ничего не остается, как идти на нас войной.

- А как они это делают? Они могут материализовываться? - мне было ужасно любопытно.

- В основном, они выбирают живого человека, - Симеон внимательно посмотрел на меня. - И вселяются в него. Но ничего не мешает им завладеть телом животного, птицы.  Иногда они создают стихию. Если бы ты знала, сколько там видов, подвидов и всяких гадов разных, ты бы умерла от страха.

- Бедные,  - почему-то мне стало жаль этих существ. - Они ведь не виноваты, что у нас прогресс.

- Вот потому-то духовенство все века и выступало против науки. Война с тонким миром стала реальностью только в это время. Посмотри, сколько стало вокруг маньяков, суицидников, да и просто ненормальных людей.

- Я думаю, они были всегда. Просто раньше не было... Интернета...

Я задумалась о только что сказанной фразе. Ну да, раньше не было интернета. И жизнь была так себе, если честно, войн меньше не было, да и убийств тоже вряд ли.

- Ты не можешь знать о том, что было и чего не было раньше. Опять-таки, ты можешь знать об этом только из тех источников, которые тебе дает современность.

- А ты знаешь? - спросила я иронично.

Симеон серьезно посмотрел мне в глаза.

- Как ты думаешь, кто я? - резонно спросил он.

Я  охнула.



Алена Чапаева

Отредактировано: 13.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться