Гений и злодейство. Судилище

Размер шрифта: - +

Английский детектив

   Вообще-то мне следовало проштудировать пару глав из «Римского права», вместо того, чтобы читать криминальный роман. Ведь быть студентом юридического факультета Санкт-Петербургского Императорского университета – нелёгкое испытание. Но я уже который день не мог оторваться от этой коварной книги. Она называлась «Зловещие тайны Бриджвуд-холла». 
   Кроме меня в комнате находился ещё один жилец нашей просторной квартиры на Миллионной улице – вислоухий кот Хералд дымчатой масти. Он нежился на подоконнике в лучах сентябрьского солнца, предпочитая тишину мирской суете. Даже подрагивающие от движения воздуха занавески не могли вывести его из состояния многозначительной дремоты.
   Меня же захватили выдуманные события. Молодой симпатичный адвокат Джеймс Галл сражался с хитрым обвинителем. Барышня Вайолет Сван подозревалась в убийстве своего отца Томаса Свана. По версии обвинения Вайолет интересовало наследство, а старик Сван запрещал ей выходить замуж за Джима Бейли.
   Автор романа Джон Роулинг прекрасно разбирался в нравах и быте Старой Англии и захватывающе их живописал. У своих аристократов англичане переняли привычку называть поместья красивыми именами. Они радостно давали имена и обширным хуторам, и большим домам, причём каждый новый владелец старался придумать название покрасивее. 
   «Поместье» Томаса Свана звалось Бриджвуд-холл лишь потому, что отец Томаса давным-давно поставил таверну у старого деревянного моста*. Любой жаждущий, переходя мост, мог пропустить чарку, чтобы остаток пути идти помедленнее. Идея была отличная, и папаша Сван богател со скоростью паровоза. Когда обветшавший мост снесли, Сваны владели уже пятью тавернами, благоразумно выстроенными у каменных мостов через реку Мёрси.
   Томас Сван перестроил старую таверну в жилой дом и назвал его Бриджвуд-холл. Он стал почётным гражданином одноимённого города Мёрси, и местные  лизоблюды ввели традицию подсовывать подушечки на предназначенные для него места в церкви. 
   «Зловещие тайны» оставил сыну в наследство папаша Сван. Говорили, что он втайне убивал злостных неплательщиков и спускал их бренные тела по течению Мёрси, что придавало названию реки жутковатую окраску**. Впрочем, старого Томаса не тревожили ни проделки папаши, ни двадцать легендарных любителей бесплатной выпивки. Правда, в одно несчастливое утро его нашли на дне реки, неподалёку от дома, с двумя пулями в груди. Злополучный пистолет валялся там же.

   На другом конце города Мёрси, на отшибе, держал свою каретную мастерскую отец Джима Бейли. Поскольку на дверце первой оживлённой им кареты красовался идущий лев, ремонтную мастерскую и прилегающие к ней дома назвали Львиный дворик или Лайон Ярд. Оттуда Джим совершал свои вылазки, чтобы повидаться с прекрасной Вайолет.

   Когда разразилась кровавая драма, в доме Сванов гостил кузен Бенедикт Стоун. Скорее всего, он привёз пирожки от своей мамаши, а заодно решил бесплатно отдохнуть у зажиточного дядюшки. Вы не поверите, но он приехал из местечка под названием Сонная Лощина. Я почти уверен, что название придумала сестрица Свана и мамаша Бенедикта.

   Несколько косвенных улик указывало на то, что отца могла убить барышня Сван, поэтому ей пришлось предстать перед городским судом присяжных. Как вы догадались, развязка запутанного дела ждала нас в суде, что меня особенно радовало из профессиональных соображений: мне очень хотелось блестяще выступить перед присяжными и раскрыть преступление, как адвокат Галл. Я и не подозревал, что очень скоро мои фантазии станут явью…

   Итак: кузен Бенедикт на свидетельском месте рассказал, что однажды решил навестить Бейли по делам и случайно подслушал разговор влюблённых. Барышня по словам родственника призналась жениху, что убила отца из пистолета.

   Я читал, затаив дыхание:

   «…Когда подошла очередь адвоката Галла, он подошёл вплотную и спросил Стоуна:

   – Так вы были на крыльце, когда подслушали разговор?

   – Да, – ответил Стоун. – Я не зашёл в дом.

   – Уточните, пожалуйста, где. Там есть два декоративных каменных льва. Вы находились ближе к левому или правому?

   Стоун задумался, взглянув на потолок:

   – К правому. Да, совершенно точно - к правому!

   – Ваша Честь, господа присяжные заседатели! – обратился адвокат к присутствующим. – На крыльце дома Джима Бейли нет никаких львов! Стоун выдумал эту историю, чтобы скрыть своё преступление. Он положил глаз на наследство Томаса Свана, и решил избавиться сразу от отца и дочери!»

   Оказалось, что подлец кузен Бенедикт купился на хитроумное название Лайон Ярд и поверил, что подворье дома Бейли утыкано львиными памятниками.

   – Ловко! – воскликнул я, не в силах сдержать эмоций. Умница Джеймс Галл, несомненно, стал моим кумиром. Растревоженный Хералд сурово посмотрел на меня из-под бровей, но тут нас обоих отвлёк стук в дверь.   

   – Пожалте завтракать, Михаил Иваныч! – сказала дверь голосом Данилы, и мы с Хералдом немедленно заключили перемирие.

 

   Bridgewood* (англ.) – деревянный мост.

   Mercy** (англ.) – милосердие.



Виктор Зорин Дарья Семикопенко

Отредактировано: 21.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться