Геном «ликвидация»

Глава 9

Меган очутилась на развилке. И наконец, поняла, что всерьёз предстала перед выбором одна. А от этого любое решение принимать только страшнее. Да и были ли это решения, или всё же крик в пустоту?

А может, крик прямиком в лицо директрисе, что велит Меган снова сесть под передатчик информации? Келли теперь не боится, не дрожит, и уж тем более не жмурится. Встаёт со стула, ищет новые знания.

Она видит их словно в образе бегущей строки, и текст заставляет девушку непонимающе взглянуть на вечно кашляющую директрису с ресницами-гусеницами.

«Хаос — город за Тоннелем. Каждый ребёнок знает, что не зря его так прозвали. Допотопная жизнь, древние технологии, антисанитария, варварство, преступность» — вот тебе поток свеженьких знаний.

Директриса кивает, кивает и кивает.

— Готова к первому уроку?

— Конечно.

Марк ничего подобного о Хаосе не говорил. Меган следует за фигурой директрисы и, не видя ничего вокруг, вновь и вновь вспоминает вчерашний разговор. Ей становится легче, когда она может отвлечься на приветствие учеников — серьёзных и молчаливых, как и подобает. Но всё же путаница в голове продолжает увеличиваться в размерах, и вместо лиц детей Меган словно видит саму себя. Такую же закрытую в собственной голове. Хотя в отличие от Келли, дети знают цели: школа, карьера. Меган может лишь написать: расслабиться.

Расслабиться и провести все уроки, чуть улыбаясь. Путаница отступает ненадолго, как раз на время школьных занятий. Обедает Меган в школе. Не разговаривает с точно такими же тихими преподавателями, только кивает, если вдруг директриса интересуется: нравится ли ей коронное блюдо их школы?

Но когда наступает перемена и дети уходят в коридор, разбавляя тишину всего здания парой-тройкой приглушенных разговоров, Меган повторно погружается в размышления. Голова начинает побаливать. Девушка устало опускается на стул и начинает мечтать о том, чтобы день поскорее закончился. Вероятно, она сама создаёт себе сложности, из которых потом не без напряжения пытается выбраться. Меган довольно выдыхает, когда в конце учебного дня выходит из школы и возвращается в комнату, потом гуляет по коридорам, идёт к Центру, дышит свежим воздухом и вечером снова изучает пустой телефон.

И так продолжается изо дня в день. Периодически перед работой или после Меган замечает Аишу в компании тех двух парней, которых зовут Мартин и Эдриан. Второй — привычно серьёзный, почти апатичный, а второй — начинает своё приветствие со слов:

— Как же ты посмела променять растения на людей? — и заходится в смехе. Пухлые губы Аиши растягиваются в улыбке. Эта троица всегда вместе, и Меган изредка оказывается рядом с ними в столовой. Они — та компания, что нужна ей, чтобы окончательно не сойти с ума от одиночества, которое всё чаще проявляется с собственной самостоятельностью. Чем меньше ей нужна помощь Марка, тем больше времени она проводит один на один с мыслями и оказывается в круговороте давящих размышлений. Мягко, она пытается подступиться с этой темой к Аише, Мартину и Эдриану, чтобы узнать их мнение. Что они думают о Тоннеле, о мире за стеной?

Всё тщетно. Кто-то обязательно переводит тему на нечто несущественное — снова работа, снова погода, снова планы на выходные, которые включают в себя поход в кинотеатр или в кафе. Но и там тянется полоса всё тех же тем, словно зацикленных.

Всё немного меняется только с повторным визитом Дэниэла. Он появляется на пороге той школы, где работает Меган, кажется, раз или два в неделю, подводя несколько новых ребят прямиком к входу.

— Не знал, что ты здесь работаешь, — усмехается он с улыбкой, завидев ту самую девушку, что врезалась в него в одном из коридоров дома. Меган поводит бровями, но как раз идёт домой, так что избавиться от красноволосого парня не составит и труда. Но тот явно глуп, раз оказывается рядом, в точности повторяя её маршрут вместе с ней.

— А я не знала, что ты здесь работаешь, — прилетает ему в ответ, чтобы не было возможности развить эту тему. Однако Дэниэл всё ещё тянет уголки губ в улыбке, показывая миру едва ли не идеальные ровные белые зубы.

— Вот это совпадение, не находишь?

— Нет, — отрезает она, даже не смотря на парня.

На середине пути он прощается, добавляя:

— Нужно кое-куда заглянуть. Увидимся, Меган.

Она ничего не отвечает. В отличие от той же тройки, с которой она проводит всё свободное время, рядом с Дэниэлом она чувствует себя напряжённой. Каждый раз при случайном взгляде на его волосы, на его широкую челюсть и низко нависшие тёмные брови мир переворачивался вверх тормашками. Люди скажут — любовь? Нет. Шестое чувство, что и это — очередной сбой в собственном мозге.

Но сбоем является также и то, что Дэниэл не отстаёт, а Меган сопротивляется лишь внешне.

— А мы ведь могли бы быть вместе, — смеется он однажды, когда проходит несколько недель, одна похожей на другую. Меган всё так же идёт по тротуару, слушая его слова, и не может скрыть улыбку.

— Ну да, рассмешил. Если ты думал, что эти твоя провожания — это шанс стать ближе, то это глупо. Мы всего лишь живём неподалёку друг от друга.

— Да ладно тебе. Что, даже в шутку не хочешь знать, могли бы или не могли. Признайся, — он ускоряет шаг и оказывается прямо перед Меган, преграждая ей путь, — я тебе нравлюсь.

— Как видишь, мои часы молчат, — она всё же останавливается. Вынуждена смотреть снизу-вверх на Дэниэла, преграждающего путь. Она старается выглядеть расслабленной

— Конечно, мы же только и говорим, что о том, как прошёл твой день с учениками. Просто дай свою руку.

Меган качает головой, но, растянув губы в скептической улыбке, протягивает своё запястье. Дэниэл подносит своё. Часы касаются друг друга. Несколько секунд — и вот она, правда.



Фелисити Шилдс

Отредактировано: 22.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться