Геном «ликвидация»

Глава 28

— Смотрите, она отступает! — это Аиша. Энн всё ещё на крыше. Сидит, опершись спиной о выступ. Прижала к себе колени, смотрит в пол. Рядом — Алекс. Дышит еле-еле, на лбу выступил пот. Энн успокаивающе гладит его руку, невидящим взглядом уткнувшись в одну точку.

— Мы можем спускаться! Мы пережили это, ребята, — подхватывает Мартин и подпрыгивает. Проносится мимо Энн и Алекса, подхватывает Аишу за талию и, приподняв чуть в воздухе, целует.

— Голубки, — ворчит Дэниэл, всё ещё под прицелом глаз и под чётким контролем рук Эдриана. Марк задумчиво чешет подбородок.

— Мы можем выбираться, — еле слышно произносит девушка почти под самое ухо солдату. Порыв страха сменяется порывом нежности, и вся эта боязнь, которая исчезла только благодаря тому, через что девушка прошла, проявляется в резком движении — податься вперёд и поцеловать солдата в щеку. Задержаться губами, вдохнуть вновь его аромат. Мы спасены. Ты спас нас, Алекс.

— Мы это сделали, — выдыхает он. Из носа его вытекает капелька крови, и взгляд его слегка потухший, но улыбка со смешком не заставляет себя ждать. Он сидит, расставив широко ноги.

— Теперь куда? — спрашивает Марк, оглядывая собравшихся.

Энн задумывается, ожидая, что кто-то ответит, но потом ощущает на себе взгляды остальных. И она-то знает, что ответить:

— В Жизнь, куда же ещё. Теперь только туда, как мы и хотели, — и повернув голову в сторону всей компании, тоже не сдерживает улыбку. Перед глазами ещё проносятся недавние сцены с волной, создателями. В ушах ещё сидит чей-то крик. Не один и не два. Боль. Слёзы. Кровь Алекса на верхней губе, которую он слизывает и тут же морщится.

— Чёртовы супергерои, — мычит сквозь плотно сжатые губы Дэниэл, когда вся команда спускается.

Правительство пало. У солдат не осталось той самой верхушки, что ими руководила. Завидев на лестнице белую униформу, Алекс вытягивает автомат, наставляет на солдата, но тот бросает своё оружие и поднимает руки.

— Свои. Теперь все свои, — шумит его металлический голос.

Они выходят на площадь. Земля сырая, деревья повалены. Стекла некоторых машин разбиты, а сами машины перевернуты. Энн старается не смотреть на землю. На тех, кто тут остался. Их немного, но это невозможно видеть. Не сдержавшись, Энн подбегает к урне и перевесившись, изрыгает то жалкое, что было у неё в желудке. Встаёт ровно, утирает рубашкой губы. Во рту кисло и противно. Догоняет остальных. Её дожидаются. Идти далеко, и уже стемнело, но теперь уже некуда торопиться.

— Энн, не кисни. Мы отстроим мир заново. Люди будут жить, размножаться. Жизнь, вот она снова начнётся, — подбадривает девушку подошедший Мартин. Энн смотрит на него внимательно и чувствует, что дрожь и испуг не обошёл его стороной, но он владеет подавлением негативных эмоций. Его слова правдивы. В них надо только поверить, ведь жили же люди как-то раньше. Вот и они заживут.

А Тоннель больше не разделит ни кого никого из них. Вот и он, его достигают минут через сорок редких разговоров. Каждый устал, но не каждый готов признаться, что волнуется. Стены Тоннеля теперь больше не стены, а только упавшая преграда, разрушившая почти вплоть до основания.

В кустах слышны рыдания. И сейчас это нормально. Но если этим людям нужна помощь, то никто не может пройти мимо. Энн уводит ветви в сторону, аккуратно проходит в самую глубь. Две девушки сидят на коленях. Одна вцепилась в длинные мокрые волосы, вторая размазывает по лицу тушь. Молли первой поднимает глаза и тут же широко раскрывает их.

Энн качает головой и подходит к ней, протягивает руку. Им не довелось подружиться, но разве сейчас это что-то значит.

— Как вам удалось спастись? — интересуется Эдриан.

— Мы... мы спрятались. Вода прошла быстро, но Шенна, — голос Молли дрожит, как и она сама же. Встав, она лихорадочно облизывает губы и смотрит на сестру. Та кашляет.

— Тебе нужна помощь? — подоспевает Аиша и присаживается перед Шэннон. У той красные глаза, и дышит она тяжело.

— Отойди, я сам разберусь, — выкрикивает Дэниэл и пытается вырваться из плена Эдриана. Тот только сильнее вцепляется в него.

— Не подходи, предатель. Я просила тебя остаться, а ты, — заходится кашлем темноволосая сестрица, пряча его в кулак и не смотря на своего теперь тоже уже бывшего парня. — Я в порядке, кстати. А ты! —поднимается и, сощурившись, вперивает взгляд в Дэниэла. — Отойди, — толкает его пятернёй тонких пальцев в грудь, и они точно вот-вот сломаются.

— Ну и куда вы теперь? — немного иронично спрашивает Молли, скрещивая на груди руки. Выдыхает. А нет, отдувается от налезшей на лицо белой пряди.

— В Жизнь, — говорит Эдриан. Молли прыскает со смеху. И Эдри внезапно тоже не сдерживает смешка. Все, кроме Шэннон и Дэниэла, которые явно не в курсе, оглядываются на парня. Энн даже брови приподнимает.

— Ну ладно, идёмте, что ли. Я Шэннон, — произносит та.

— Эдриан… Эдри, - и протягивает ладонь для рукопожатия. Девушка задерживает на нём взгляд и, пожав плечами, сжимает ладонь.

— Молли.

— Мартин, — сказав это, парень притягивает Аишу к себе.

— О господи. Я Дэниэл.

— Аи...

Энн вынуждена отлучиться. Марк и Алекс проходят в Тоннель. В коридорах обломки, шкафчики открыты, и с них стекает на пол вода, образуя лужи. Дверца одного из шкафчиков напрочь слетела. Наружу высунут аппарат. Потухший уже.

Все трое они молча следует дальше, к двери. Энн всё же решает спросить:

— А что будем делать с Дэниэлом?

Отвечает Марк:

— В Жизни вроде бы есть тюрьма. Ну, или скорее несколько импровизированных клеток в оврагах. Пока он не утихомирится, лучше ему пожить там.



Фелисити Шилдс

Отредактировано: 22.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться