Геном Варвары-Красы и тайна индейского бога

Размер шрифта: - +

Тайна Кукулькана

ТАЙНА КУКУЛЬКАНА

(…где-то в дремучем лесу

…в мире духов)

Матео сидел в своей лачуге; глаза его были закрыты, но даже сквозь веки было видно, как зрачки бегают туда-сюда.

Магическое действие опия унесло его в царство духов, в место, где находятся предки великого народа майя. Он был с ними, и они открывали перед ним тайны вселенной.

Старый шаман знал, как обуздать стихию космического хаоса и подчинить себе стражей, охраняющих врата неба, в котором находился дом великого бога Кукулькана.

Губы старика двигались, пот струился по лицу, руки тряслись… Изредка, он произносил непонятные слова на давно забытом, мёртвом языке. Но отдельные фразы, он говорил по-испански.

–Принцесса идёт к тебе, о, великий бог! Войди в неё! Оставь своё семя! И тогда ты, о великий и бессмертный Кукулькан-Пернатый змей, вернёшься в свою страну и наполнишь величием всё вокруг! Кукулькан вернётся… Кукулькан вернётся… Принцесса уже недалеко. Она нашла дорогу. В ней достаточно силы, чтобы принять твои дары. Она не простая смертная, она твоя невеста…

 

*

(В подводной пещере)

Карен грёб изо всех сил, увлекая за собой Ташу, – течение сносило назад, и ещё минут десять такой гребли одной рукой, и его покинут последние силы. Таша крепко держала его за руку, боясь отпустить, боясь потерять его навсегда, ведь какое-то предчувствие наполняло её душу, и началось это в тот момент, как только они вплыли в древнюю пещеру. Ей одновременно хотелось и не хотелось плыть дальше; она чувствовала что-то большое, необъяснимое, вечное и всесильное… Ну когда же, наконец, всё это кончится?! А пещера тянулась всё дальше, и где она заканчивается, и ЧЕМ она заканчивается – об этом девушке страшно было даже подумать.

А Карена беспокоило то, что кислорода в баллонах осталось не так уж и много, и, если они в самом скором времени не найдут выход, то нужно срочно поворачивать назад. Таша держала фонарь, и яркий луч высвечивал, сквозь кристально чистую воду, стены пещеры.

Прошла минута. За ней – другая, но ничего не менялось.

«Всё! Нужно возвращаться! – подумал Карен. – Если поплывём дальше, то утонем». Он обернулся к Таше, посмотрел на неё, и волосы его встали дыбом даже под резиновой шапочкой, предохраняющей барабанные перепонки от большой глубины – он такого никогда не видел, хотя знал про сверхъестественные способности своей подруги жизни: глаза её налились ярко-голубым сиянием, а сама она источала свет всем своим телом; казалось, что она стала прозрачной, и от неё веяло каким-то величием, которое мозг Карена просто не мог объяснить. Он пытался сказать что-то, но маска не давала ему это сделать.

Наконец, он пришёл в себя и показал, что они возвращаются. Но Таша смотрела куда-то сквозь него, совершенно не обращая на Карена никакого внимания. Карен силой потащил её в обратную сторону, но она стала упираться, пытаясь продолжить движение вперёд. Так они и дёргались туда-сюда, пока рука Таши не выскользнула из руки Карена.

Он издал возглас и устремился за ней. Она быстро плыла вперёд. Откуда только у неё вберутся силы?! Карен еле успевал за ней, но догнать её было очень сложно. Скоро они достигнут точки невозврата, и тогда можно будет надеяться только на чудо.

Пещера вокруг стала расширяться, а стены становились гладкими и, казалось, что материал, из которого они сделаны, не был камнем; это напоминало нечто среднее между пластиком и металлом.

Таша плыла всё дальше. Пещера (если это была пещера) стала поворачивать в сторону, и, когда Таша заплыла за поворот, Карен снова не поверил своим глазам: перед ним был настоящий… Но Карен сразу не мог определить, на что именно было похоже это помещение, – это было нечто среднее между космическим кораблём и древним храмом.

По стенам шли белёсые линии, соединяющиеся на потолке в одну точку; внизу виднелся пол, в котором, как в зеркале отражался потолок, и придавал помещению какую-то бесконечность. То, к чему они плыли, можно было бы назвать жертвенным алтарём, если бы не многочисленные сегменты, источающие красноватое сияние, похожие на сенсорную панель. И среди этой огромной панели, возвышалась небольшая пирамида, вход в которую темнел снизу. В пирамиде мог бы поместиться лишь один человек, и этим человеком стала Таша. Карен, как ни старался, не смог помешать ей юркнуть в проход. Он упёрся руками в проём и заглянул внутрь.

Внутри разливался тусклый красноватый свет, придающий окружающим предметам таинственности и зловещности. Посредине пирамиды стоял запечатанный саркофаг. Карен забыл обо всём. «Мы нашли его! Мы нашли Кукулькана!» - пронеслось в его голове. Но саркофаг был закрыт, и кто мог знать, как его открыть?

Таша опустилась на пол и положила руки на крышку. Карен хотел её остановить, но что-то его удерживало, не давая двигаться дальше.

И тут Таша сделала то, что повергло Карена в шок. На крышке саркофага лежал чёрный нож, сделанный из обсидиана. Девушка взяла его и нацелила лезвие на себя. Карен метался, кричал сквозь маску, пытался приблизиться к ней, чтоб отобрать нож, но невидимая сила держала его и не пускала в пирамиду. Что делать?! Она убьёт себя! Она – его Таша! Любимая! Смысл его жизни! Что он будет делать в этом мире без неё?! Но он никак не мог преодолеть потустороннюю силу, что держала его. Ему оставалось только одно – смотреть, как его любовь приносит себя в жертву какому-то древнему божеству, идолу, инопланетянину, человеку… да, кто бы он ни был! И самое страшное то, что Карен никак не мог этому помешать.

Таша держала нож в вытянутых руках. И через мгновение лезвие стало медленно приближаться к её телу…

Душа Карена разрывалась…

…сверкая холодными отблесками, нож коснулся водолазного костюма девушки. Таша разрезала костюм, ведя острое лезвие вверх.



Иван Сапрыкин

Отредактировано: 22.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться