Гептагон

Размер шрифта: - +

II. Шепчущий лес

Шепчущий лес – место, окружённое тайной, пронизанное застарелой магией. Печально известный дом эльфов и оборотней. Так позвольте поведать вам историю сего необычного и, вне сомнений, опасного уголка северного материка.

Много столетий назад разыгралась страшная буря, позже названная Ночью Великой Грозы. Священнослужители утверждают, что сами Боги покарали эльфов за жестокие и грязные эксперименты. Были то Боги или шальная молния, как считает ваш покорный слуга, оставим решать философам. Одно ясно – лаборатории эльфов охватил пожар такой силы, что свидетельствовать о трагедии могли разве что духи на пепелище. Стала ли молния причиной магического взрыва или разразившийся пожар, ученые до сих пор не знают точно. Но вернёмся непосредственно к лесу и тому, как сия роковая ночь отразилась на нём.

Невероятной силы магическая волна прокатилась по древним чащам, калеча и уродуя их. Земля и деревья впитали неуправляемый сгусток энергии, защитив своих хранителей–эльфов от верной гибели. Подобно любящей матери, лес жизнью расплатился за грехи своих детей. Мало кто верит в живой лес в наш продвинутый век, но причина, по которой эльфам удалось выжить, когда всё живое погибло, по сей день остаётся загадкой.

Каков же этот лес сегодня — спросите вы.

Неопытный взгляд наивного путника не различит опасности, притаившейся здесь. С виду это место напоминает обычную чащу. Но стоит зайти чуть глубже, как даже самый невнимательный странник заметит перемены. Скрюченные, поражённые неизвестными болезнями деревья тянут к небу свои сухие, обломанные ветви. Вездесущий сухо-сладкий запах плесени и грибов болезненно въедается в лёгкие. Грустное, протяжное пение птиц сливается в плач о былом величии сего некогда прекрасного места.

В сердце леса можно наткнуться на самых невероятных существ. Жильцы здешние разнообразны – от мутировавших до неузнаваемости животных до издающих кисло-сладкий запах демонов-Лисов. Порою можно заметить мелькающих между деревьев зверей, но это лишь призраки, бродящие возле мест, где когда-то истлели их тела. Все обитатели леса опасны, тут нет простых животных. Даже большинство птиц уже давно мертвы. Их тела с заметными вблизи следами разложения стали вместилищем для низших демонов. Демоно-птицы пугают замогильными голосами. Порою они подражают речи разумных рас – зовут на помощь, заманивая путников в болото, где ждёт лишь неминуемая гибель.

С сумерками лес преображается, и осмелившийся остаться здесь на ночь может стать свидетелем невероятнейших событий. Ваш скромный слуга, презрев все опасности и побрезговав советом многоуважаемого старосты местной деревеньки, поступил именно так.

 С приходом темноты лес словно воскресает в своих снах! Далекое прошлое на мгновение оживает. Тени изуродованных деревьев преображаются, обретая потерянный многие столетия назад облик! Как говорят эльфы, душа леса скорбит по прежним временам, когда всё живое в нём радовалось, щебетало и пело. Скорбь эту древняя магия преображает в тёмные силуэты и звуки, оживляя память минувших столетий.

Закрыв глаза и прислушавшись к шелесту давно не существующей листвы, можно услышать звуки прошлого – соловьиные трели, уханье филина или стрекот белки. В общем, все те звуки, что свойственны самому обычному, живому и здоровому лесу. Взглянув ночью в отражения в лужах или ручьях, можно увидеть пышущую здоровьем чащу – но стоит отвести взгляд, как пред ним предстанет всё тот же Шепчущий Лес, ни живой, ни мёртвый.

С первыми лучами солнца морок развеивается и опускается туман. Холодный, мертвый и пустой. Усиливаются запахи тлена и разложения. Демоно-птицы начинают кричать на разные голоса, пытаясь ввести путника в заблуждение. Также замечены случаи появления в предрассветных сумерках блуждающих огоньков. Ни в коем случае не идите за блуждающим огнём – скорее всего, доверившись его мягкому свету, назад вы уже не вернетесь!

Ноир Хиэнтидик – искатель, путешественник, ученый и поэт.

“Трактат о путешествиях по землям Северного материка”

 

Айк

Айк смотрел на призрачную поверхность священного пруда. Он сидел на массивной каменной плите, оставшейся от бывшего храма Старых Богов Ночи и исчерченной письменами. Луна тонким коготком отражалась в неестественно чёрной, пронизанной пустотой воде. Бирюзовые искры, словно рой мушек, медленно кружили над зеркальной гладью, не отражаясь в ней.

Они не имели права так делать. Он не хотел этого.

С чёрных прядей стекала вода. Айк чувствовал холод, медленно пробирающийся через мокрые одежды. Звериная кровь его больше не грела.

Он всё ещё ощущал твердые, сильные руки отцовских Безликих. Айк сопротивлялся изо всех сил, но пруд неумолимо приближался. Шаг за шагом чёрная поверхность становилась всё ближе и ближе. Он всё ещё чувствовал жесткие пальцы, впившиеся в волосы, удерживающие его под водой. Он начинал задыхаться, лёгкие рвало, но это было не самым страшным. Пруд тянул из него силы, бирюзовые искры въедались в душу, кружились перед глазами, выжигали саму его суть.

Кто он теперь?

Айк дрожал от холода и злости. Он бросил на отца, спокойно ожидающего в стороне, ненавидящий взгляд.

Родриго обернулся. На лице его не было ни сочувствия, ни сожаления. Перед глазами Айка плыло. Он почти не видел отца, но прекрасно слышал его голос. Спокойный, размеренный, тихий.

— Теперь ты один из Десяти Безликих Леса – моя поддержка в Совете. Моя опора. Мой преемник. Старший сын пойдет по стопам отца, младший же станет воином.

Айк резко открыл глаза. Дрёма, кружившаяся неприятными наваждениями, тут же развеялась.

Он сидел на земле, облокотившись о ствол дерева. Старая грубая кора приятно впивалась в спину. Солнце, просачивающееся сквозь сухие ветви, грело лицо, обжигало кожу. На свету без того серый лес окрашивался в мёртвенно бледные тона. Шепчущий лес во всей своей красе.



Catria

Отредактировано: 18.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться