Гербарий

Размер шрифта: - +

Глава 10

Глава десятая

Ева открыла глаза. Купол спальни матово светился фиолетовым. Она не любила спать в темноте. Альтернативой ночнику могут быть только звезды. Потянулась, шепнула:

— Тошка, открой купол.

Тишина. Девушка села. Как она могла забыть о том, что с ней произошло! Секретаря нет. Она не сдаст Гербарий в этом году. И друзей нет; серьезного Дилана, толстушки Николь, смешного Генки, забавного Лелика. И Тима тоже нет рядом.

Ева оглянулась, когда они уходили в лагерь - Тим смотрел на нее. Встретятся ли они когда-нибудь еще?

Когда студенты возвратились в лагерь старший урок не мог поверить своему счастью. Все живы и почти здоровы. Ну не сдадут экзамен несколько человек. Ничего страшного! И это не его вина, что Правительство выбрало в этом году такой район для исследования.

Ребята расставались молча, почти не глядя друг на друга, унося с собой тайну о грозящей опасности всему человечеству.

Мама отпаивала Еву молоком. В их тории были отличные луга и пастбища. В маленьком уютном городке, на лоне природы жили ученые, Специалисты высокого уровня проводили свои исследования, писали научные работы. Учеными дорожили на планете – для них создавались лучшие условия.

Как сложно жить без секретаря! Ева маялась от безделья, а еще больше от отсутствия информации. Небольшая комната с открытой террасой, в которой выросла, сейчас казалась тесной. Привычные вещи не радовали. Девушка открыла полукруглый шкаф, листала вращающиеся полки, полные камней и минералов. Достала из кармана кусочек горного хрусталя, чтобы добавить в коллекцию. Долго смотрела на него, вспоминая Мраморное ущелье. Второй такой же она подарила Тиму при расставании.

Небольшие улочки городка стекались к центру, где была построена огромная лаборатория. Ева отправилась в противоположном направлении. Три дня в постели! Три дня теплое молоко и бесконечная ложь. Ох как она завидовала Тиму. Врет и не краснеет. Ей же пришлось отвечать на многочисленные вопросы комиссии по расследованию инцидента, родителям, докторам. Она держалась. Рассказывала историю чудесного спасения из Мраморного ущелья, после обрушения скалы. И ни словечка о Тиме, о грозящей опасности.

Сиг плавно опустился на середину озера. Ева наполнила пробирку. Ну все, кажется собрала все образцы воды и почвы. Из растений основным материалом был клевер. Интересно, как там обстоят дела у ребят? Почти настоящая Николь растерянно улыбалась и махала рукой на галовизоре. Ева помахала ей в ответ. И все, никаких личных сообщений, никакой связи. Вчера объявили в новостях, что пострадавшим студентам разрешили продолжить Гербарий. Новые секретари уже отправлены в лагерь каждому из студентов.

Ева метнулась к галавизору.

— Соединение с Леликом!

Только сейчас Ева заметила на столике маленькое сердечко из горного хрусталя; того самого, что нашла в горах. Спасибо папе. Очень постарался. Ева выскочила за дверь, нашла отца в «особой» комнате. Он всегда приходил сюда; когда уставал, или ему было одиноко, или просто без причины, чтобы полюбоваться на свою девушку. Девушкой он называл картину. Это была единственная ценность семьи, написанная его предком, которая передавалась из поколения в поколение.

Он давно заметил сходство своей дочери с особой, изображенной на холсте и чем старше становилась Ева, тем разительнее становилось сходство.

— Вот подрастешь и уйдешь в свою взрослую жизнь, а нам останется только это, — он показал на картину.

— Ну что ты, папа, я всегда буду рядом, — девушка чмокнула отца в небритую щеку. — Спасибо, ты всю ночь работал, старался для меня, а я такая неблагодарная.

— Ничего, дочка, это все для тебя. Не терпится пообщаться с друзьями? Беги, егоза.

Галовизор давно уже демонстрировал круглую физиономию. Лелик щурил и без того узкие глаза, нетерпеливо постукивал по голове нового Дуба. Впрочем, таким именем назвать его секретаря язык не поворачивался. Это был биоробот новейшего поколения – настоящая эвенкийская девчонка.

— Поосторожнее с девушкой! — пошутила Ева. — Не знаю, как на ощупь, но на внешность очень даже ничего. Из горничной переделал?

— Обижаешь! — Лелик надул губы, потом улыбнулся и спросил:

— Как узнала?

— Бюст великоват для девчонки такого возраста. Впрочем, ты уже совершеннолетний, можешь регистрировать своего робота.

— Вот дура! Много ты понимаешь! Бюст, как бюст. Мне и маленькие нравятся. Давай о деле.

Лелик явно обиделся.

— Леличек, ну прости, прости. Беру свои слова назад.

— Ну что закончила нежности телячьи? — грубовато спросил Лелик.

— Не хами, — Ева приготовилась слушать.

Хорошо, что нас возвращают в Гербарий, — нарочито радостным голосом сообщил Лелик.

Прозвучало фальшиво, но девушке было не до тонкостей. Она искала в речи и жестах Лелика тайные знаки. Он продолжал:

— Все ребята уже готовы встретиться в Порту. Ты должна быть тоже готова.



Ирина Никольская

Отредактировано: 03.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться