Герцог

Размер шрифта: - +

1 глава

Я лежала на постели и пребывала в непонятном состоянии, бодрствования и сна. Каюта качалась в такт, и мысли не хотели сформировываться в слова и предложения. У моей постели сидела Клариса. Моя подруга, мой ангел, который наставлял и приводил в чувства. Сейчас она была обеспокоена моим самочувствием, и попытка вытянуть меня из состояния отрешенности благополучно удалась. Она смягчилась, когда очередной приступ тошноты накатил, сбрасывая меня с постели и вынуждая бежать в уборную, заметьте уборная находилась отдельно от общественного места на корабле. Единственное, что примеряло меня с действительностью. С действительностью быть на этом корабле.

- Прости, Темпи, прости меня — если честно меня уже мутило от этого прости, но я судорожно держалась. Вытерев рот я опустилась на пол, единственным желанием было умереть. Вот так сейчас, закрыть глаза и представить, что моя душа улетает, туда где нет качки, где нет удушающего чувства вины. По щекам заструились слезы, какие по счету, за сегодня? Я не могла сказать точно, но Клара, сказала, что мне лучше, раз я начала плакать.

Но мне так не казалась, ощущения смерти не уходили, оно врывалось в меня с глухим стуком, закрывая действительность, заглушая болью и никчемностью. Я зажмурила глаза, боясь провалится в воспоминания, такие мучительные, что умереть мне казалось благостью. Благом для себя, для своих чувств.

Вот только окружающие, так не думали, они врывались в мою действительность, пытаясь вытащить из нее. Как объяснить им, что, то что я выбрала, было моим наказанием. Наказанием, за трусость, за нерешительность. Я сама придумала его, сама приговорила, сама исполнила приговор, сама, все сама. Никто не мог понять, не мог остановить, не мог предположить. А я все сама.

Это началось, когда меня по ошибки включили в карательные отряды. Есть в нашей империи такие отряды, для подавления бунта. Меня не должны были включать, только лучшие удостаивались такой чести, я не была лучшей. Я вообще не хотела учиться в Академии военно-морского флота.

Я, Темперанс Виз Ходжес, единственная племянница адмирала Альберта Де Корбейна, директора академии. Я ненавижу военных, я ненавижу академию, но я очень люблю своего дядю, который был единственным моим родственником оставшимся в живых.

Так вот проучившись, пол года я попала в этот отряд.

Мы стояли на холме и наблюдали, как нежить захватывала поселение повстанцев. Поселение, где были женщины и дети, где раздавались звуки ужаса. Они раздавались все отчаяннее и я с ужасам наблюдала, как гнали на поселение нежить черные маги.

Меня начало трясти, я не понимала, не могла понять действий армии по подавлению повстанцев. Оглянулась на шатер командующего, наблюдая, как кривятся его губы в злой ухмылке, как спокойно он наблюдает, за истреблением людей. Все спокойно стояли и наблюдали, а вокруг все кричало, выло, меня передернуло от ужаса.

Я не могла смотреть, не могла и не хотела, только не я. В голове взорвалось, миллиардом искр, чернота затопила меня и я ринулась вниз. Туда, где гибли люди, где лилась кровь, раздавались предсмертные крики. Тьма гнала меня вперед, я уже ничего не видела, только чувство, что мне нужно туда. Чувство, что могу хоть кого-то спасти гнала меня вперед. Вслед неслись выкрики, меня пытались остановить, но шум и вой сирены, призывающей строиться отрезало моих спасителей от меня.

Мое неподчинение, мое прямое игнорирование приказу, делали меня дезертиром. Ставили на ступень с повстанцами, меня никто не будет спасать, меня убьют, если не нежить, то военные точно.

Я улыбнулась и счастливая побежала вперед, сила заструилась по ладоням, все правильно все верно. Я приняла решение, и это было правильным решением, пусть сейчас я и умру. Первая волна нежити достигла середины лагеря повстанцев. Мне на встречу бежали женщины и дети, а я выпуская силу формировала щит, чтобы накрыть людей.

- Стоять — мой голос сорвался — туда нельзя.

Я запыхалась от быстрого бега, но увидела, как останавливаются в понимании люди. Увидела, как прижимают к себе детей матери, как затуманиваются взгляды мужчин, как опускают они руки, от понимая, что им не спастись. Сзади нежить, впереди имперцы.

Я видела в глазах смерть, я видела приговор, который так ясно читался в их взгляде. Сделав еще несколько шагов я остановилась, раздвигая грани и беря энергию из пространства, дополнила щит.

- Я поставлю щит, это все что я могу сделать — щит растянула захватив женщину и ее ребенка. Увидела, как кивнул один из мужчин и сделал шаг назад, закрывая щит своим телом. Ко мне потянулись люди, только женщины и дети. Мужчины остались стоять за щитом. Прекрасно понимая, даже если нежить не убьет их, их убьет армия и карательные отряды.

Оглянулась, в первых рядах я увидела кадетов академии, насмешка судьбы. Мы кадеты прославленной армии Сумрачной империи, мы карательный отряд, который должен подчиняться приказам. Для этого нас и посылают сюда, нас ломают, вынуждая следовать прямым приказам.

Да мы должны, вот только я никому ничего не должна. Ни империи, ни императору, который забрал всех моих близких.

Я закрыла глаза вспоминая, улыбку мамы, ее теплые руки у меня на голове, ее голос. Воспоминания, это все, что осталось у меня от нее, а еще ее чувство справедливости, ее доброта и внешность. Да я вылитая мама, от кончиков волос до роста. Маленькая, мой рост ниже среднего, и в академии я сама низкая. Русые с золотым волосы, тяжелыми косами лежали на моей спине. Зеленые глаза, от гнева становясь еще зеленее, пронзительнее. Моя мама, как много у меня от нее, и как же мне не хватает ее. Сейчас, вот сейчас, когда нежить уже достигла нас, и я слышу как умирают люди за щитом. Как кровь искриться на щите каплями стекая вниз.

Да щит у меня знатный, единственный в своем роде, повторить его не может ни кто. Это единственное, что я смогла выучить в академии в совершенстве.



Зотова Анна

Отредактировано: 23.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться