Герцог де ла Кастри Том 2

Размер шрифта: - +

(6-7)

6

Габриэль не успел ничего ответить.

Площадку второго этажа озарило ослепительное золотое сияние. Один резкий взмах огромных белоснежных крыльев, и Дима оказался между ними. В руках его сверкнуло золотое копье. Заслонив собой Габриэля, архангел нацелил смертоносное оружие прямо на Герцога дю Тассе.

И тот не заставил себя ждать.

Реакция Этьена была мгновенной. Тяжелый мушкет буквально выскочил из крепежей на спине Герцога, будто сам лег ему в руки. Холл наполнился крепким запахом пороха, а по длинному стволу мушкета, украшенному изысканной серебряной резьбой, пробежала вибрация, едва Этьен нацелил его на человеческий сосуд архангела Рафаила.

– Ого! – судя по всему, Герцог дю Тассе удивился поведению своего оружия не меньше остальных. – Видимо, из него уже давненько не палили по архангелам! Он прямо-таки рвется из моих рук!

Димина голова дернулась, в покрасневших от слез глазах плескался гнев, он выше занес руку для удара.

– Стойте! – де ла Кастри наконец удалось сбросить с себя оцепенение, и он выступил вперед. – Это мой архангел, – произнес он, осторожно прикасаясь к мушкету и вынуждая Этьена опустить ствол в пол, – и никто не будет по нему палить! Убери этот… – из-за волнения Габриэль внезапно забыл, как называлось оружие Герцога дю Тассе, однако вышел из неловкой ситуации без какой-либо толики смущения: – Убери эту хреновину, пожалуйста.

В ответ Этьен озорно улыбнулся ему и с легкостью закрепил мушкет за спиной. Казалось, все происходящее в холле молодой человек воспринимал как шутку, в отличие от Димы, чья рука с копьем была по-прежнему воздета. Когда дю Тассе еще и подмигнул Габриэлю, не обращая никакого внимания на архангела, Дима готов был плюнуть ему под ноги.

– Дима? – с опаской произнес де ла Кастри, так как сияющее копье никак не хотело исчезать из рук друга. – Прошу тебя…

Лицо архангела исказилось от боли, и нехотя архистратиг подчинился, копье исчезло.

– Спасибо, – Габриэль с облегчением повернулся к Этьену, который сложил руки на груди и с наигранной беззаботностью наблюдал за ними. Складывалось впечатление, будто происходящее лишь забавляло его, будто дю Тассе не первый раз в жизни столкнулся нос к носу с архангелом, будто тот не пытался только что проткнуть его сердце копьем. – Двоюродный дядя? Но ты выглядишь моложе меня!

Де ла Кастри не на шутку удивился, когда Этьен в ответ приложил правую руку к сердцу и отвесил ему поклон.

– Мы знаем, что вы росли вдали от замка, и что жизнь ваша была тяжелой. Это не могло не сказаться на вашем здоровье, Правитель. Если бы мы только нашли вас раньше… и ведь мы искали! Мы бы защитили вас…

Этьен с сожалением покачал головой.

– А моя юность протекала совсем в других условиях. Впрочем, если мы снова завоюем этот мир, и вы, вернувшись в свой замок, поселитесь в нем навсегда, вы, Габриэль, еще переживете даже такого дю Тассе как я.

Дима фыркнул и закатил глаза, чем вызвал недоумение со стороны друга, ведь Этьен уже успел ему понравиться. Габриэль не мог понять, чем дю Тассе так не угодил Истомину.

– Я представляю… – торжественно растягивая слова, продолжил Этьен, но Дима бесцеремонно прервал его.

Оттолкнувшись от пола, он взмахнул крыльями, едва не сбив дю Тассе с ног, и взмыл на площадку второго этажа, откуда за происходящим незаметно следила Эвелин. Увидев сестру Габриэля, Этьен восхищенно уставился на нее, заставив женщину покраснеть, что, к слову, случалось с ней крайне редко.

Дима бросил на нее тяжелый взгляд, схватил за локоть и потащил в комнату, где лежала Кора. Габриэль и Этьен остались внизу одни.

– Похоже, он дает мне понять, что я ничего из себя не представляю, – пробормотал Этьен.

– Не обращайте внимания. У него горе. Его дочь… – де ла Кастри запнулся. – Впрочем, о чем вы говорили?

– Я хотел сказать, что представляю выживших Герцогов в изгнании, а затем хотел перейти на «ты». А что с его дочерью? Возможно, мы сможем помочь.

От первого до последнего слова Дима воспринял бы предложение Этьена как оскорбление и точно проткнул бы его копьем, однако Габриэль… чувствовал Герцога дю Тассе. Родственные узы тому виной или нет, но де ла Кастри ясно видел, что за всем этим показным лоском и наигранной насмешливостью скрывалось доброе, чуткое и благородное сердце.

Этьен ему нравился.

– Кора… она… – де ла Кастри не знал, с чего начать, но и держать все в себе больше не мог. Чувство вины сдавливало грудь. Ведь это он тогда поддался проклятью, слетел с катушек, убил Себастьяна. Это его не было рядом, когда с другом случилась беда. Это он во всем виноват. – Рафаил дважды исцелял ее душевную боль прикосновением. Один раз через Диму, второй раз – уже овладев его телом, когда Кора думала, что ее отец мертв. И теперь она напоминает… куклу. Куклу без души! Она ни на что не реагирует!

Дю Тассе сделал шаг вперед и сочувственно сжал руку Габриэля выше локтя.



Крис Мейерс

Отредактировано: 09.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться