Герцог де ла Кастри Том 2

Размер шрифта: - +

(21-28)

21

На поле битвы воцарился кровавый хаос.

Выстрелила танковая пушка, одним единственным залпом разбив их войско на две части. Оглушительно заржав, конь Габриэля взвился на дыбы и помчался прочь от холма, сбивая с ног солдат Герцога. Де ла Кастри с трудом удержался на лошади, вцепившись в черную гриву и сжав бедрами бока перепуганного животного.

Черный мотоцикл с ревом подсек их на полном ходу. Вконец обезумев, конь бросился вправо. Неглубокая рытвина, и Габриэль услышал хруст, характерный для сломанной кости. Сгруппировался. В который раз голову посетила мысль: хорошо, что он без седла.

Де ла Кастри грохнулся на землю, чудом не сломав себе ничего и не попав под собственную лошадь.

Конь протяжно ржал от боли – звук, от которого у Габриэля с детства на глаза наворачивались слезы. Отчаянные крики животного смешивались с предсмертными воплями его солдат. Де ла Кастри подполз вплотную к коню, прижался к его горячему брюху. В панике попытался оглядеться.

Пулеметные очереди, одиночные выстрелы, запах пороха и рычание моторов. Ночь. Смерть. Дым. Он щипал глаза и, казалось, заполонил легкие. Луна ярко освещала переливающиеся капли крови на примятых пожелтевших травинках. Сердце разрывалось от боли и ужаса.

Внезапная пулеметная очередь оборвала ржание его коня. Лицо Габриэля оросило фонтаном горячей лошадиной крови. Приглушенно вскрикнув, он попытался спрятаться под телом мертвого животного, и даже начал рыть землю, царапая руки и ломая ногти. Казалось, если он выроет достаточно глубокое отверстие, он сможет забиться туда, а труп коня накроет его сверху, защитив от вездесущих пуль.

Будь прокляты, все инженеры на свете. Будь проклят, прогресс…

Что-то взорвалось совсем близко, и Габриэль громко всхлипнул. Бросил безнадежное занятие. Что он делал? Он только что пытался сам себе вырыть могилу…

Луна. Огромная луна. Ни облачка… Ни облачка! Он же совсем как на ладони! Дрожа всем телом, Габриэль зажмурился:

– Пожалуйста… пожалуйста, спрячь меня, прошу… – взмолился он, слизывая с нижней губы едва теплую лошадиную кровь.

И ночной ветер пришел. Немедленно отозвался на его просьбу. Черные грозовые тучи отхлынули от Бухареста и заслонили собой луну, окутав непроглядной тьмой поле боя.

Габриэль понимал, что усложняет задачу не только людям премьер-министра, но и собственным солдатам, ведь они не видели в темноте так, как видел он. Однако другого выхода просто не было. Габриэль был практически безоружен. Что может ядовитый кнут против железной машины?

И Габриэль был напуган до смерти. Однако в глубине души он твердо знал, что, если кто и может изменить ход сражения, то только он. Ведь он был рожден именно для этого – бесконечное количество раз преломлять ход событий.

Но дрожь сотрясала его тело. И все, о чем он мог думать, так это лишь о том, чтобы Дима был рядом. Дрожащие тонкие пальцы внезапно нащупали в кармане на груди Димину металлическую зажигалку и крепко обхватили ее.

Пульс стал замедляться, а сердце постепенно вернуло себе привычный ритм. Габриэль по-прежнему слышал смертельную музыку боя, слышал, как приближается к нему танк. Но всё это уже не имело значения.

Де ла Кастри глубоко вздохнул и закрыл глаза.

– Гнева нет во мне, – прошептали его губы. Габриэль поднялся.

Он мог навредить своим людям, он мог навредить всем, кем дорожил, кого любил. Но слова рождались в голове. Появлялись из ниоткуда. А, может, это Дима нашептывал их ему? Ведь Габриэль так хотел, чтобы его единственный друг стоял сейчас с ним плечо к плечу.

– Гнева нет во мне.

Сделав оборот, танковая пушка уставилась на него, словно бездонная черная дыра, несущая лишь смерть, но Герцог де ла Кастри был необычайно собран и спокоен.

– …но если бы кто противопоставил мне волчцы и терны, я войною пойду против него, – горящие синим пламенем, огромные глаза распахнулись. – ВЫЖГУ ЕГО СОВСЕМ![1]

Металлическая зажигалка щелкнула в левой руке, и тело Герцога де ла Кастри окутал огонь. Его руки выстрелили вперед столбом очищающего пламени, который врезался в омерзительную морду танка, хлынул под корпус машины и взрывом неимоверной мощи поднял в воздух, словно перышко.

22

Герцог де ла Форс спрыгнул с лошади еще до того, как случайная пуля могла бы неудачно сбить его на землю. Выхватив вторую катану из ножен на поясе, он помчался вперед с одной лишь целью – обезглавить как можно больше людей премьер-министра, а там авось и наткнуться на Габриэля.

Внезапно обрушившаяся на поле битвы тьма его нисколько не смутила, зато порядком дезориентировала снайперов на мотоциклах. Анри без труда обезглавил мотоциклиста, несущегося прямо на него, и с размаху двинул ногой по падающей на землю голове. Словно кровавый футбольный мяч с глазами и ушами, отрубленная голова сбила другого мотоциклиста на землю. Когда-то черный, но теперь покрытый ржавчиной байк катил прямо на Герцога, но уже без своего седока. Забросив катаны в ножны, Анри молниеносным движением сделал шаг в сторону, успел обхватить руль уже накренившегося байка, оттолкнулся от земли.



Крис Мейерс

Отредактировано: 09.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться