Герцог де ла Кастри Том 2

Размер шрифта: - +

(13-17)

13

В комнате Изабелл была совершенно одна.

Тихо трещали поленья в камине на движущемся основании. Поздним вечером они вынесли кости Франсуа из кабинета, который теперь полностью принадлежал ее будущему мужу. Тело Безумного Герцога пролежало там больше шести лет, но почему-то в кабинете по-прежнему царила уютная и спокойная атмосфера, место уединения Герцога.

Габриэль вернулся из розового сада, где захоронили Франсуа и Жана, застав Иззи, стоящей посреди кабинета и разглядывающей огромный портрет Жустен над каминной полкой.

– Я могу заказать такой же, но только для тебя, – прошептал Габриэль, обнимая ее сзади и не придавая значения тому, как Изабелл внезапно содрогнулась всем телом.

– Нет, не нужно, – сиплым голосом ответила она. – Куда мы, по-твоему, тогда повесим портрет Жустен? Нет, твоя бабушка должна оставаться здесь. Отца своего ты практически не знаешь. Твоя мать умерла вдали от крепости, и дух ее страдает до сих пор. Твои дед и бабка – единственные родственники, которые ближе всего к тебе. Они следят за тобой и оберегают. Оставить ее портрет здесь будет правильно.

Габриэль развернул невесту лицом к себе и с тревогой всмотрелся в ее глаза.

– Откуда ты знаешь, что происходит с духом моей матери?

– Я не знаю, – покачала головой Изабелл. Она чувствовала, что обязана хранить разговор с Франсуа в тайне всю свою жизнь, по крайней мере, большую ее часть... Узы, связавшие Иззи с дедом Габриэля, не смогли бы описать никакие слова ни одного из языков из всех вселенных. – Просто мне так кажется.

Еще какое-то время Габриэль задумчиво смотрел на нее, после чего взял за руку.

– Хочу тебе кое-что показать.

Де ла Кастри аккуратно обвел ее вокруг усеянного рунами огромного каменного стола, за которым тысячелетиями сидели его предки, решая судьбы человечества, и заставил практически вплотную приблизиться к потрескивающему пламени в камине. Изабелл так и не поняла: то ли Габриэль нажал на что-то, что находилось выше где-то на каминной полке вне поля ее зрения, то ли это была лишь сила его мысли, но часть стены вместе с камином внезапно пришла в движение, сделала оборот, и они оказались в герцогской спальне.

Широкая кровать с пологом и огромными подушками, шкафы, сундуки и портреты многочисленных родственников Габриэля едва ли не во весь рост. Все то время, что спальню приводили в пригодный вид, Изабелл сидела возле камина на крошечном стуле и сама себе казалась крошечной и незначительной.

Неужели теперь вся ее жизнь будет такой? Все родственники Габриэля по матери были мертвы, но даже мертвыми они словно поглощали ее и делали такой безликой по сравнению с ними, несуществующей. Быть может, несколько лет в этой крепости и она забудет собственную фамилию? Де Даммартен? Да кто они такие? Кем они были? Ничто и никто по сравнению с великой семьей ее мужа.

Оказалось, что в спальню Герцога, помимо потайной двери, вела еще одна, тоже замаскированная, но выходившая в самый обыкновенный людный коридор третьего этажа. Через эту-то дверь и приходили рабочие, которые засучив рукава быстро привели спальню в пригодный вид.

Пока мели полы, пока постельное белье чистили и проветривали, пока снимали пыль со шкафов и огромного туалетного столика, Габриэль снова куда-то исчез. Рабочие ушли (как странно: все эти люди были графами и маркизами в изгнании, а в своих мыслях Изабелл уже вовсю звала их просто рабочими, прислугой!), Артур забежал пожелать ей спокойной ночи, Натаниэль наедине с Герцогиней не смог выдавить из себя ни слова, и улыбнувшись поспешил прочь на негнущихся ногах.

Иззи вновь осталась одна.

Закрыв дверь в коридор, она разделась и забралась под тяжелое красное с золотым бархатное одеяло. Стало тепло. Вот бы заснуть и не думать больше ни о чем, а утром очнуться рядом с Габриэлем, и чтобы все было ну хоть чуточку проще…

Внезапно наверху послышался тихий скрежет, заставивший Изабелл резко задрать голову. В отдушину, закрытую золотой решеткой, просунулась лохматая паучья лапа.

– Джордж, уходи, – произнесла Изабелл, и паук мигом ретировался. Иззи не разделяла Диминой арахнофобии, однако и жить в одной спальне вместе с Джорджем не собиралась.

Изабелл смежила веки и попыталась расслабиться на мягких подушках.

Перед ней грациозно расхаживала золотистая львица с черной головой вороны и угольно-черными крыльями. Смоляной с золотом хвост, усеянный шипами, опасно рассекал воздух. Из вороньего клюва вырывался громогласный рык, однако Изабелл не чувствовала страха. Львицу она узнала сразу.

Женщина де ла Кастри открыла глаза. Все они были здесь. И впереди стояла она – львица с головой вороны – только уже принявшая человеческий облик.

– Жустен…

Бабка Габриэля кивнула и тепло улыбнулась. Призраки толпились за ее спиной. Семья Габриэля. И как же их было много! Они набились в спальню все – от мала до велика. Мужчины, старики, дети, но, приглядевшись, Иззи поняла, что все-таки больше всего в комнате оказалось женщин, ведь именно их помощь нужна была ей в эту ночь. Плотным кольцом они окружили кровать Герцога и Герцогини.



Крис Мейерс

Отредактировано: 09.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться