Герцог требует сатисфакции. Сесиль

Размер шрифта: - +

8

После этой памятной встречи прошло около двух месяцев. Герцог больше не появлялся. Я готовилась встретить свое семнадцатилетие в узком кругу. Деньги по-прежнему копила. Родителей у меня не было, посему бал закатывать было некому и не зачем. А нести пустые траты я не собиралась. Вначале бы мне разобраться с долгами. Деньги, полученные за ожерелье, скоро подойдут к концу, а выплаты герцогу никто не отменял. Так что разорительные балы не для нас.

С утра в день рождения меня ждал сюрприз. Анна принесла мне завтрак в постель, поздравила с совершеннолетием и вручила небольшую коробочку. Я осторожно и с любопытством открыла ее. Ахнула. В оправе из белого золота с такой же цепочкой лежал кулон в форме то ли вытянутой бабочки, то ли диковинного цветка. Инкрустирован был горным хрусталем, сапфирами, крохотными бриллиантиками. Он был настолько на вид хрупкий, что даже было страшно брать его в руки. Я искренне поблагодарила Анну и обняла. Она в ответ тоже обняла, поцеловала в щечку и сказала:

- Сесиль, я очень рада, что тебе понравилось. Это не просто красивый кулон, это особый артефакт. Помнишь сказки о том, что в нашем мире когда-то жила магия? - Я кивнула, осторожно гладя кулон. – Так вот, в него вложена частичка магии. Я на себе это когда-то проверила.

- Так он принадлежал тебе?

- Да, эту вещь мне подарил отец. Он всегда меня окружал разными красивыми вещами.

- Анна, а ведь ты так и не рассказала о себе. Постоянно откладываешь.

Она тяжело вздохнула, отвела глаза и сказала твердо:

- Хорошо. Сегодня вечером я все тебе расскажу. – Я улыбнулась ей:

- Я буду с нетерпением ждать. - Анна поднялась:

- Сейчас завтракать, потом приводи себя в порядок. Пришла записка от твоего дяди. Он явится к обеду. У меня хлопот много, так что тебе поможет Жанна.

После этого все закрутилось, как говорил мой земной папа, в темпе вальса. Слуги и малышня поздравили с праздником. Жан Рен смастерил мне шкатулку, а Эленор открытку, правда, корявенькую, зато от души. Потом меня прилично, как сказала Анна, одели, заплели красивую косу, а завершила свой образ кулоном Анны. Она была довольна. Шепнула, проходя мимо меня:

- Принцесса. - Я довольно улыбнулась ей в ответ. Приятно, что тебя просто так любят. Служанка доложила, что прибыл граф Валейн. Недоуменно посмотрела на Анну. Она пожала плечами, я вышла встретить гостя. Граф был не один. Молодой приятный юноша лет 20-ти. Про таких говорят поэт: большие голубые глаза, русые волосы локонами ниспадали до лопаток, правильное лицо, шикарные длинные, хоть и светлые ресницы, чувственные губы. И, что приятно, безбородый и безусый. Терпеть не могу растительность на лице юношей.

Оба склонились в поклоне. Оказалось, что этот молодой человек – внук маминого друга, старого юриста, сын его дочери, молодой князь Энн Эрне де Монморансье Лавиаль. Прибыл по поручению своего деда с подарком для меня. Любезно улыбаясь, приняла дары и препроводила в гостиную, дожидаться дяди, чтобы всем вместе сесть за стол.

Дядя приехал к обеду, как и было условленно. Один. Тетя Мари отказала мне в удовольствии ее лицезреть, как и кузен, и кузины. Князь Эльен Арон Ла де Вивирель являлся старшим братом моей мамы, и был старше почти на 19 лет. Они были сильно похожи. Только вот характерами и поступками были абсолютно разными. Мама вышла замуж по любви, хотя все кричали, что это было помутнение рассудка, и любила нас до безумия. А дядя женился по расчету на богатой и знатной, даже и не скрывал этого. Жену презирал, дети были лишь продолжение рода. Заботился о них, но никто из них не вызывал его любви. Он очень тяжело переживал смерть мамы, хотя не показывал свою скорбь, даже на похороны не пришел. Я увидела его горе, когда он узнал о ее смерти и пришел в наш дом. Долго стоял возле гроба, смотрел, не отрываясь, на уже прибранную покойницу, вытирая украдкой скупые слезы. После ее смерти добавилось седины в его волосах и ненависти к нашему отцу.

Говоря о его внешности, нужно заметить, что дядя был достаточно красив даже сейчас за свои пятьдесят: светлые волосы, как мои, были наполовину в благородном серебре, красивое лицо с высокими скулами, морщинки на лбу, вокруг глаз и одна неприятная, от вечной ироничной улыбки. Только когда он улыбался по-доброму, казалось молодел на глазах. Вот и сейчас, улыбаясь, по-отечески обнял меня, поцеловав в щеку, поздравил  почти что с совершеннолетием. В этом мире 17 лет дают несколько больше прав, чем они есть у несовершеннолетних. Это право на выезд без сопровождения старшего, право выбора пары, право распоряжаться наследством и прочее. В нашем мире, пока не достигнешь 18-летия, ты ребенок, здесь не так. Какую пользу семье ты приносишь, учитывается. Мои семнадцать дают мне достаточно прав, чтобы не принимать опекуна. - Хотя, мне кажется, опекунство все-таки у дяди, просто он не хочет об этом говорить. – Но и есть ограничения.

Теплое отношение ко мне и малышам вызвало глубокое изумлениеМы всегда думали, что он нас хронически не выносил, считая копиями своего дурного отца. Но сегодня мы были сражены наповал. Он привез мне полный бальный наряд, к нему прилагались драгоценности из белого золота и драгоценных и полудрагоценных камней – мелких бриллиантов и прозрачных голубых топазов. Многие бы из высшего света сказали бы, что это безвкусица, сочетать полудрагоценные камни с драгоценными, но мне, нежнейшее колье и серьги, казались чем-то невообразимым и прекрасным. Кроме всего прочего, подарил младшим небольшие подарки.



Раиса Свижакова

Отредактировано: 19.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться