Герцогиня

Размер шрифта: - +

продолжение...

Испуг прошел, оставив на душе лишь тонкий налет тревоги, и возвращалась Тэль домой уже почти спокойной. Чего уж теперь то бояться и изводиться в душевных переживаниях? Смысла все равно нет, а делать бессмысленные вещи её давно отучил дедушка.

В доме царила мертвая тишина, лишь изредка разбавляемая раскатистым храпом из верхних этажей. Бабушка Брунгильда любила вздремнуть в послеполуденное время. Мама, наверное, как всегда заперлась в своей комнате, слуги разбежались по своим делам, а вот дядя Рич обычно любил опустошать запасы вина, припасенные для особых гостей или торжественных случаев. Тэль всегда поражалась его наглости и бесстыжести. Каждый раз при очередном отъезде отца на охоту, тот кардинально менялся. Движения тут же становились более расхлябанными и развязными, подбородок и нос поднимались выше, в визгливом голосе появлялись командные нотки, он даже не стеснялся зажимать по углам ее горничную Агату, пугая ее до беспамятства. Каждый раз лишь чудом она успевала появляться вовремя и буквально из-под носа утаскивать свою служанку за спину, сердито сверкая глазами, сжимая маленькие кулачки, напрягаясь словно тетива и готовая пуститься в бой хоть сейчас. Тогда дядя лишь досадливо морщился и отступал, начиная сверлить её непонятным взглядом, который всегда приводил ее в нервозное состояние.

В этот раз перед своим уходом Тэль дала ей несколько дней отдыха и отправила к матери в деревню. Беспокоиться можно было лишь за дорогие для семьи запасы вина, потому как, Агата была единственной молодой и привлекательной служанкой в поместье. Вряд ли дядя польстился бы на старую нянюшку или на грузные телеса кухарки Берты, которая своими пудовыми кулаками могла сама дать отпор кому угодно.

Но кладовая была привычно заперта, а заглянув в неё Тэль обнаружила нетронутый ряд бутылок недорогого местного красного вина специально выставленного в день прибытия бабушки и небольшой запечатанный бочонок с золотистым эллийским в уголке, скромно прикрытый ветошью. Странно. Обычно он за это время уж точно опустошил бы пару бутылок. Чувствуя неясную тревогу девушка взбежала на второй этаж, который был предназначен для гостевых спален. Комната дяди Рича была пуста, а вот неприметная дверь, ведущая на третий этаж была широко распахнута. Там находились кабинеты отца и дедушки. Что ему там понадобилось?!

Тэль стрелой взлетела на третий этаж, чтобы с недоумением замереть. Кабинет дедушки после смерти был всегда заперт и ключ всегда находился у отца, так почему же сейчас… Не додумав страшное окончание мысли она бросилась туда и с ужасом уставилась на дядю, который задумчиво перебирал книги дедушки. Магические книги. Настороженно обернувшийся на посторонний звук дядя Рич тут же заметно расслабился и расплылся в мерзкой ухмылке.

- Что…Что вы тут делаете? – голос предательски дрогнул, и фраза вышла не требовательной, а жалобной.

Не обратив никакого внимания на ее вопрос мужчина, брезгливо держа двумя пальцами книгу за корешок, словно на ее месте в его руках была ядовитая змея, небрежно постучал ногтем по обложке.

- Занятные книги у покойного старика были. Опасные. Еретические. – с каждым словом мужчина вальяжно приближался к ней, с пренебрежением размахивая старинным гримуаром, с которого дед в свое время пылинки сдувал. Выглядел при этом мужчина, как кот который вот-вот поймает в свои лапы глупую мышку, а ухмылка с каждым шагом становилась все мерзостнее и мерзостнее, хотя куда уж дальше.

- Кажется, за такие увлечения Орден Светлоликого сжигает еретика на священном пламени вместе со всей его кровной родней, а племянница? – вкрадчивый голос прошептал слова прямо в ухо, вызывая дрожь. Страх крючьями вцепился в тело, вымораживая изнутри и снаружи, казалось при выдохе из ее губ сорвется облачко искристого пара, но ужас не позволял даже дышать. Сильно разболелась голова, в ушах нарастал непонятный гул, а расширившиеся зрачки не отрываясь следили за раскачивающейся книгой в пухлых пальцах унизанных громоздкими и безвкусными перстнями.

Довольный произведенным эффектом мужчина приосанился, колыхнулся второй подбородок, а глаза превратились в две маленькие щелочки, на дне которых маслянисто поблёскивала радость и расчетливость. После тяжело вздохнул, удрученно качая головой.

- Я конечно мог бы закрыть глаза на это страшное богомерзкое преступление, - пауза, невысказанный намек повис в воздухе, - но я не только ваш родственник, но и верный сын Светлоликого. И теперь не знаю, что делать! Я в смятении племянница, в безмерном смятении, - горестно поджимая губы и хмуря брови произнес он, однако хитрые щелочки-глазки выдавали его с головой. Тэль задохнулась от возмущения, какой же лицемер!

- Вы не посмеете! Вы сами можете пострадать. Вы ведь тоже можете пострадать при раскрытии, нас связывают родственные узы!

- Как я уже говорил, я верный сын Светлоликого и орден пойдет мне навстречу. К тому же собирал еретические книги ваш старик, а моя бедная сестра стала всего лишь обманутой жертвой коварных небожителей. Возможно даже меня наградят за верность и спасение общего блага, - глазки жадно блеснули, а девушку чуть не вывернуло от отвращения. Подлый, грязный, жалкий прогнивший слизняк!

- Чего вы хотите? Что вам нужно? Я знаю вы любитель хорошего вина. Я открою вам лучший бочонок с золотистым эллийским.

- Ну что ты, племянница. Вино? За какое-то жалкое вино предать свою веру?! - патетично перебил ее дядя, а Тэль в очередной раз подавила в себе желание прекратить жизнь этого мерзкого слизняка. Если магией сгустить и остановить воздух в его дыхательных путях, он бы умер в течении нескольких минут. Но тогда она ничем не будет отличаться от него.

- Что. Вам. Нужно? – по слогам повторила девушка с бессильной яростью глядя на него. Вот бы был здесь дедушка, он бы ни за что не допустил такой ситуации, да и дядя Рич побаивался его и не рисковал появляться в поле зрения деда. Еще и отец уехал на охоту, когда так нужен.



Эсмер Азари

Отредактировано: 18.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: