Гермиона Грейнджер и агония золотой троицы

Размер шрифта: - +

Часть 7

      Амелия Боунс с трудом сдерживала крик отчаяния. Как работать на благо государства, если твои противники умны, не смотря на молодость и горячность, а твое начальство глупо как пробка. Начальник Правопорядка пыталась хоть как-то подавить желание подать в отставку.

      Вот кто просил господина Министра признавать свой испуг успехами юной особы, вымаливая ее аудиенцию. Кто просил его тащить на встречу эту старую жабу Амбридж, хотя он был поставлен в известность об их конфликте. Кто просил этого государственного человека позволять мисс Грейнджер упиваться своим выигрышным положением. Совершенно естественно, что вдоволь поиздевавшись над Министром Магии, лидер оппозиции воспользовался плодами своего успеха и предал огласке ряд моментов состоявшейся встречи. На следующее утро весь тираж «Пророка» и «Придиры» был раскуплен за каких-то пятнадцать минут, после чего по бедному Министру не прошелся только ленивый.

      О, Мерлин! За что такое наказание? Рейтинг Министерства упал на самый низкий уровень с момента завершения войны.

      Всегда происходит эффект цепной реакции, когда одна ошибка, пусть и не значительная, влечет за собой следующую, еще более крупную. А ошибка господина Министра была явно не маленькой. Мисс Боунс потребовалось более двух недель, чтобы хоть как-то минимизировать понесенный урон.

      И вот, с добрым утром, мадам Боунс… Какому «мудрому» пришла столь «светлая» мысль?!

      Ольстер, конечно же, никогда не был спокойной территорией Британии. Он всегда требовал большего внимания, но до недавнего времени процесс восстановления государственной власти и борьбы с преступностью шел в рамках общей тенденции. Экономисты докладывали даже об опережающих темпах роста экономики этой территории.

      Да, боевики ИРА всегда шалили в этой провинции магической Британии, но, благодаря скрупулезной работе Отдела Обеспечения Магического Правопорядка, теряли поддержку местного населения, численность их сокращалась, ресурсы и возможности падали.

      И вот, когда уже виделись горизонты решения этой вековой проблемы, Министерство Магии решает урезать автономию Северной Ирландии!

      ЗАЧЕМ?! А что бы на волне патриотических настроений, вызванных военной операцией по пресечению деятельности террористов, поднять рейтинг! Им потребовалась маленькая победоносная войнушка.

      Но шло время, а никак не получалась «победоносная» и, вообще, уже не получалось «маленькой войнушки». На маленькой территории Британии в столкновениях участвовала уже более половины всех авроров и мракоборцев Боунс. Госпиталь Св. Мунго был переполнен раненными.

      Вновь боевики ИРА обретают былую поддержку населения. В их лагеря стягиваются многочисленные добровольцы. Негласную поддержку им начинает осуществляет Ирландия. В самой Британии о расширении своей автономии начинаются громогласные разговоры в Шотландии и шепотом в Уэльсе.

      Тут еще дерзкая и не по годам смышленая Грейнджер мудро и осторожно разыгрывала выигрышную ситуацию, привлекая все больше сторонников. Каждый день боев в Ольстере, каждая людская потеря усиливала ее позиции. Чем больше люди уставали от военных сводок, тем сильнее становились позиции Партии Свободы и Независимости.

      Браво, Министерство!

      Сегодня Амелия Боунс впервые позволила себе сорваться. Досталось первому заместителю министра Долорес Амбридж — Боунс в ее адрес высказала все, что она так долго копила в себе за десятилетия работы в Министерстве и Визенгомоте. Ее крик переполошил все этажи Министерства Магии.

      Начальник Отдела Правопорядка прекрасно осознавала, что наговорила лишнего, много лишнего, позволив себе поставить под сомнения политику Министерства и Министра.

      Плевать! Амелия Боунс была спокойна за свои позиции в Министерстве. Никто не сможет держать ее Отдел Правопорядка в ежовых рукавицах дисциплины и подчинения.

      Но нужно принимать новые решения в резко усложнившихся условиях. Что же, мисс Боунс не в первый раз оказывается в таких условиях — бывало и хуже.

      Амелия Боунс с трудом сдерживала крик отчаяния. Как работать на благо государства, если твои противники умны, а твое начальство постоянно чинит препятствия.

 

***

       Джинни наконец-то была дома. Нет, она не поехала, не смотря на горячие уговоры родни, в Нору — она вернулась на площадь Гриммо.

      Кикимер, не смотря на долгое отсутствие хозяев, держал дом в прилежном состоянии. Сейчас от того захолустного и мрачного здания, что явилось ей при первом посещении, остались только воспоминания. Домовик встретил молодую хозяйку со всем своим радушием, на которое только был способен.

      Сейчас их с Гарри дом казался особенно огромным, но молодая вдова считала, что она должна быть здесь и что так будет лучше для нее самой. Хоть она и была большую часть времени пребывания в больнице одна, но сейчас ей точно не хотелось никого видеть. Нет, это не было ни обидой, ни озлобленностью, ни отчужденностью, просто… так было спокойней. И поэтому она не хотела отправляться в Нору, где мать окружила бы ее своей участливостью. Конечно же, она по-прежнему любила и мать, и всех остальных (точнее сказать, оставшихся) членов семьи, но Джинни Поттер должна быть сейчас наедине с собой, со своими воспоминаниями.

      Она прошла в бывший кабинет мужа и присела на кресло за рабочим столом.

      На огромной столешнице в беспорядке были навалено несколько книг, поверх которых она обнаружила дневник Гарри. Джинни взяла его и начала пролистывать. Она не пыталась читать его, ее глаза не задерживались на страницах ни на секунду — но почерк мужа оставлял на душе какое-то спокойствие, облегчение, хотя она не сказала бы, что сейчас ее обуревают какие-либо терзания. За это долгое время она уже успела смириться и принять свои потери последних месяцев. Так, пролистывая дневник, она натолкнулась на фотографию. Она совершенно ее не помнила… Они были вчетвером, по-видимому в Хогвартсе. Вся четверка весело улыбалась с этого клочка фотопергамента… Наверное, это во время ее пятого курса… из прошлой жизни…

      Сейчас их осталось только двое и им было просто необходимо встретиться… Ведь за это долгое время она уже успела смириться и принять свои потери последних месяцев, кроме одной, которую, как она чувствовала, должна была исправить.
 



Сергей Печеркин

Отредактировано: 07.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться