Героев нет. Том I. Ученик

Размер шрифта: - +

Часть 3. Клятва. Глава 1

«Нас не спросили хотим ли

мы проливать кровь за ценности

Конглава. Нас нарекли защитниками,

отобрав несколькими словами

наше право на собственную жизнь»

Записки лорда Рэйя[1].

Глава 1

Стальные скалы. Деревня Черные слезы. 27-й год II эпохи Победы. Начало Июня. 

Из воспоминаний Гары Левендат Аргон (Индеро)

Год без него, показался вечностью. Наверное, я сильно изменилась в глазах окружающих. Хотя моя няня, как и прежде называла меня "сущим наказанием". Она была права, с точки зрения благородных манер и этикета, я осталась прежней, а вот моё отношение к окружающему миру изменилось.

Моя охрана состояла из лучших офицеров Дерена, и полка личной гвардии Индеро. Тогда это казалось было излишне. Сейчас, понимаю зачем, хотя нет, не понимаю, врагам я никогда не была нужна. Взять в заложники меня означало объявить Анго Индеро войну. А этого никто никогда бы не допустил, отец всегда был ценнее в друзьях, если требовать выкуп, только его жизнь, но за ним стояли такие люди, что моя жизнь стала бы просто платой и не самой большой. Насколько бы я не была любимой дочерью, выбирая между целью и мной, выбор был очевиден. Потом схватить, когда я стала женой Левендата… уничтожить себя полностью… Отец, еще бы мог что-то снести, но Вэн нет. А за ним была академия, за него были три братства, чья власть признавалась даже Конглавом. Я не питаю иллюзий в своей значимости, но знаю он боялся меня потерять. А страх таких как он делает опастными.

Чтобы не было, меня охраняли, но я была бы ни я если не упросила офицеров учить меня драться и фехтовать. Я оказалась способной ученицей, через год могла похвастаться и тем что легко отражаю удары двоих. Отец, к счастью, ничего не знал. Да и я о нём знала в тот год немного. Обрывки сплетен о члене Конглава Индеро, среди известиях о ужасах, что творились в столице. Это был самый страшный год моей жизни. Неизвестность — вот что страшнее вести о смерти близких, но, когда тебе только тринадцать ты это еще не понимаешь.

- Леди, вы опять встали рано, — генерал Нирин добро улыбался.

- Доброе утро, генерал, есть новости с запада? Что пишет маршал? — я задавала тот вопрос каждое утро и потом с жадностью ловила все связанное с «Ветром», как называли они все мою рыжую мечту. И в этот раз не было исключения, только в этот раз генерал отвел взгляд и казалось постарел лет на двадцать.

- Генерал? – наверное, голос дрожал, сердце болезненно сжалось, все мысли, кроме "что-то случилось", исчезли из головы.

- На острове Темный храм вспыхнуло восстание. Риан и Левендат были там…

- Они…

- Не известно.

Как мне потом рассказали я побледнела и словно в тумане дошла до ближайшей стены, я что-то шептала: то ли молитву, то ли заклятье, а после и вовсе потеряла сознание. Сама я этого не помню, я пришла в себя лишь под вечер с твердой мыслю мне надо в Веанкон. Мне пытались возражать, но стоит ли говорить, что через неделю я была уже дома? Рисковала и создавала отцу лишние проблемы, и вполне понятно, что отец боялся оставлять меня в столице, а не могла я тогда объяснить, что лишь жизнь рыжего мальчишки для меня имела хоть какое-то значение, но темнее менее я смогла отстоять свое право остаться в городе.

После было ожидание и неизвестность, только сухие донесение о восстании и его жертвах, и ничего о пропавших. Я ждала, тогда, наверное, даже молилась искренне и самозабвенно. И не знаю или Создатель услышал мои молитвы, или Темный решил пока оставить данную фигуру на игральной доске, но он вернулся. Один из немногих, что смогли выжить в том аду…

 

Веанкон.27-й год II эпохи Победы. Июнь.

Запад вспыхнул. Интриги и беспорядки в столице, стали мелочью против ужаса, что поглотил западные княжества и продвигался все дальше на восток. Марк в отчаянье разрывался между долгом и беспокойством. Чтобы кто не говорил и не приказывал он поклялся защищать Левендата ценой своей жизни, а теперь вынужден сидеть в столице и оберегать Генри. Хотя нет, нестолько Генри — их. Джил и свою дочь. Маленькая Мариса вила из него веревки, как хотела. Он ни в чем не мог ей отказать, что скажет по поводу этого маршал, когда вернется, он предпочитал не думать. Да и ему было все равно. Главное, чтобы она была счастлива, его дочь. Вэн определенно найдет общий язык с маленьким ангелом. Вэн… О них ничего не известно больше месяца. Единственное во что хотелось верить, что они живы.

- Я бы посоветовал, проверить окна и двери, что-то я очень легко зашёл, — Дин стоя около камина в малой гостиной дома князя и нагло улыбался. За год, что Левендата не было в городе они стали более разговорчивыми друг с другом.

- Против Гапий, не поспоришь, — усмехнулся генерал. – Есть новости?

- Нет, кроме того, что большая часть информаторов мертвы. Войска академии вынуждены отступать, их не обвинишь, много погибло, те что выжили уводят женщин и детей, что нуждаются в защите…



Евгения Свет

Отредактировано: 28.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться