Герои и героини

Глава 22. Счастье

Пять лет назад (Рома и Ю)

Дружное семейство, к которому относился Рома, собралось за одним столом спустя три дня после того, как парень сообщил прекрасную новость. Этого мать проигнорировать не могла, поэтому в срочном порядке были приглашены все отцы и дети. Трое отцов с разной степенью обеспокоенности восседали рядом с заинтересованными детьми. Олин отец – Толя (все обращались к нему почему-то по имени) пробовал разбавить напряженную атмосферу, травя какие-то шуточки и тщетно пытаясь выпытать у дочери подробности ее личной жизни. Вернее, ее отсутствия.

– Красивая ты у меня, доча, чего это у тебя кавалера нет? Вон Ромка – вчера только прыщи сошли, а уже девушку приводит знакомиться с семьей.

– Па, не к месту это, – легко отнекивалась Оля, уплетая за обе щеки тарталетки с рыбой. Оля – дородная барышня, о таких говорят «кровь с молоком». Иногда она напоминала тургеневскую барышню. С ее вечной привычкой заплетать свои шикарные с рыжим отливом волосы в косу, читать любовные романы и витать в облаках. Несмотря на свои двадцать пять лет, она одевалась как школьница в строгие костюмы и юбки и, парня у нее никогда не было, да они и побаивались ее, если честно. Уж слишком строгой и чопорной она казалась, а на самом деле – наивной идеалисткой.

– Толя, если Ромка знакомит девушку с семьей, вывода два: либо все серьезно, либо разведка боем. Ох, боюсь уже я за эту девочку. Загоним мы ее в гроб и даже глубже, – спародировав еврея из одесских анекдотов, сказал Ромкин отец – Олег Викторович.

– Таки да, Олежка. Оставит он маму сиротой, – подмигнул Толя бывшей жене, которая заметно нервничала, посматривая на часы.

– Пап, пап. Как ты думаешь, она сильно страшная? – внезапно выдал Пашка, а мать, в свою очередь, заметно побледнела.

– Сынок, не пугай маму, главное, что бы Роме нравилась… Тем более гораздо хуже будет, если она будет глупой, – ответил сыну Олег Викторович, тоже заметно нервничая и все порываясь налить себе в стакан что-нибудь покрепче. Но рядом сидела жена – Мариночка, которая напрочь пресекала эти попытки и подливала ему в стакан компота.

– Да, чего мы все сидим, как на похоронах, а-ну, сделали лица попроще и доброжелательнее! – начала строить свою «роту» Нина Михайловна – многодетная мать и глава веселого семейства. В этот момент в дверь позвонили. И все тут же ринулись в коридор, всем было интересно посмотреть на избранницу Ромы.

Ю честно старалась не нервничать и всю дорогу всячески подкалывала явно волнующегося Рому. Сама же переживала едва ли не большего его. С ее мамой было проще. Узнав о том, что Рома из друга переквалифицировался в парня, она только подмигнула ему и шепнула на ухо дочери:

– Он такой няшка, просто загляденье. Я уж боялась, ты проглядишь свое счастье.

– Мама, – смущенно шикнула на родительницу Ю.

Ну не признаваться же ей матери, что она чуть не проглядела свое счастье. Потому что счастье казалось смешным, нелепым. Не таким, как обычно рисуют счастье. Хотя можно ли изобразить счастье? Так же, как картинка райского уголочка в глянцевом журнале не имеет ничего общего с настоящей жизнью, так и счастье не признает никаких рамок и стереотипов. У Ю счастье оказалось простым и уютным. Потому что, это было ЕЕ счастье. Без прикрас, фальшивых слов и улыбок. Рука в ее руке – счастье. Его горячий шепот на ухо, напоминающий шепот волн бескрайнего моря – счастье. Их совместное молчание – счастье. Да, все, что связано с НИМ – счастье. Даже, если бесит иногда, и она обижается на него по пустякам. А он только любя называет ее колючкой…

Сегодня Ю решила не наряжаться и сразу предстать перед родней Ромы, так сказать, в натуральном виде. Порванные джинсы, кеды, толстовка с известной рок-группой. Поэтому взгляды, которыми ее осматривали родственники парня, были слегка шокированными. Ах да, он ведь такой мальчик-ромашка! А с ним совсем не девочка-лютик.

– Здравствуйте, я девочка-кактус… – вырвалось у Ю невольно. Все семейство Ромы переглянулось между собой и захохотало.

Ромка прижал ее к себе поближе и, еле сдерживая смех, прошептал:

– Ты неподражаема.

– Вы Юлия, да? – спросила ее женщина, стоявшая впереди и сканировавшая ее взглядом. Тут и к гадалке не нужно ходить – это была мама Ромы.

Ю в начале немного смутилась. Потом хотела сказать знаменитую фразу о своем имени. Но Рома ее опередил.

– Мам, ее зовут Ю. – Он окинул взглядом все многочисленное семейство, словно предупреждая, что обижать девушку не рекомендуется.

Кстати, право называть ее Юлей было только у него.

– Хорошо, очень приятно познакомиться, Ю. Меня ты можешь звать тетей Ниной, – сказала свое решительное слово мать, одобрительно кивнув. Рома облегченно выдохнул – Ю ей понравилась.

Тут все как по сигналу, оживились, загалдели и принялись знакомиться с девушкой. Рома все еще крепко обнимал ее за плечи. Наверное, именно поэтому девушка чувствовала себя так уверенно.

Отец, выждав момент, сказал сыну:



Ульяна Сомина

Отредактировано: 09.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться