Герои. Маги нашего времени.

Размер шрифта: - +

Глава 3

                                            Глава 3

 

Бестолочь! Бестолочь! Бестолочь!

Как можно было попасться в такую банальную ловушку?!

Вроде и всё было очевидно и уклониться можно было легко.

А-а-а-а. Я упустил одно: это же я. У меня в руках и палка начнет очередью стрелять… в меня.

Огромный камень чуть не раздавил мне голову, но я ловко увернулся, ещё и успел использовать его для прыжка. Ох как я сейчас благодарен Теору за свои изнурительные тренировки и сломанные кости. Теперь они крепче чем, когда бы то ни были.

 - Ой!

Снова камень чуть не размазал мне лицо, а я всё так же отпрыгиваю от самых больших и разрубываю чуть поменьше.

У меня есть своевременный вопрос: сколько длиться «Камнепад». Заклинание, конечно, не из простых, должно быть не больше минуты, но если учитывать силу мага, то она может длиться и пять, и десять минут.

Минута, хоть и не прошла, но мне не нужно расслабляться и обязательно сосредоточиться на уклонении.

Пока я выписывал плавный пирует, краем глаза заметил большого демона с обрубленными рогами сражающегося с Садистом. Два монстра, ей Богу, одного из них я называю – другом. Здорово, да?

Но мне не он нужен. Где? Где?

Не вижу.

Походу, я сильно отвлекся, раз получил камнем по затылку. Из-за удара, я потерял равновесие, из-за этого я пропустил ещё один камень. Короче, несколько ударов спустя, я так же, камнем, летел вниз.

Самое интересное, что каждый удар приносил вспышки прошлых событий в голове. Именно тех, что сделали меня тем, кем я должен быть. Почти… не полностью.

Первый удар принес запах ночного города и прохладный ветерок.

Второй принес ноющую, но жутко приятную крепатуру. Я тогда увлекался футболом и три раза в неделю ходил на тренировки вместе с друзьями. Хорошее было время, беззаботное, несмотря на скорые экзамены.

Третий напомнил мне о двух фонарей автомобиля, и в то же время о… свете.

А было всё так.

Несколько лет назад, возвращаясь домой после вечерней тренировки, я решил немного срезать дорогу и пройтись по дворам.

Ночь была красивой и спокойной, даже полуночная мошкара не спешила действовать на нервы, в такие моменты я отдыхал от дневной суеты полностью отдавая себя окружению. Луна томно освещала и так уже светлую от фонарей улицу, под ногами шуршали недавно опалые листья, ветер раскачивал ветви деревьев.

Конечно, я шел не просто так, а в наушниках с… какой-то музыкой. Я уже и не помню какой именно. Скорее всего из-за этого, хотя я так не думаю, я не заметил стремительно надвигающуюся машину прямо сзади меня. Заметив на асфальте свет от фар, я успел лишь развернулся и увидеть их.

А дальше ничего. Лишь тьма. Но не такая умиротворенная как когда ты спишь, а страшная, напряженная.

У меня даже проскочила мысль, что я умер. Я ничего не чувствовал, ничего не видел, а думать было адски тяжело. Мне было страшно.

А потом, через какое-то время, всё изменилось. Представьте, что вы лежите в кровати, а вас неожиданно обливают холодной водой со льдом. Представили? Вот так я проснулся.

Мир взорвался красками, когда я открыл глаза, я не понимал, где я, вместо четкой картинки перед глазами маячила белая муть. Захотев протереть глаза, я не смог поднять руку – я её практически не чувствовал. Извернув голову, протер их об край подушки и наконец увидел мою новую комнату. Полностью белая, с высокой и мягкой кроватью, около которой стояли раздражающие пикающие штуки и тумбочка со шприцами, в конце, под потолком, висел маленький телевизор, а за окном возвышался двадцатиэтажный дом.

- Во… воды… - всё, что я смог сказать. Жаль, что никого не было рядом – у меня жутко пересохло во рту, что язык едва шевелился.

На тумбочке я разглядел еле заметный гранированный стакан с водой.

Знаю, тянуться за стаканом с такими руками как были у меня тогда – хреновая идея. А что ещё делать?

Я напряг все свои мышцы, взял волю в кулак, и потянулся за своим, тогда ещё, сокровищем. Еле ухватившись дрожащими руками за край тумбочки остановился перевести дух.

Хех, вроде и ничего такого не делал, а голова и тело ныло как после трехчасовой тренировки.

«Последний рывок и всё» – так я думал.

Однако у судьбы свои планы на жизнь. Когда я, наконец, взялся за стакан моя рука предательски задрожала и онемела. Потерявшая силу, она свесилась с края кровати, а стакан звонко разбился.

По звуку приборов я понял, что пульс участился и сердце скачет словно заведенное.

Короче, я опять потерял сознание.

Следующее пробуждение было не таким тяжелым как прошлое, но такое же мучительное от осознавания в каком месте я нахожусь.

- Проснулись? – хрипловатый голос заставил меня повернуть голову к источнику.

На краю койки сидел пожилой врач в белом халате и маске, глаза пустые, не выражающие никакое сочувствие ко мне.

Я захотел сесть. Думаю, не стоит говорить, что у меня это не получилось, а доктор быстро придавил меня своей рукой. Она давила не сильно, но достаточно, чтобы я не смог хотя бы приподнять свое туловище, от этого у меня ёкнуло сердце.

- Не напрягайтесь, вам сейчас нужен покой. Молодой человек, вы всё ещё не отошли от наркоза, так что буду как можно краток. Вас сбила машина. Что бы вы представляли насколько сильно, скажу, что вы лежали в четырех метрах от места столкновения. Из-за удара один из позвонков в поясничном отделе был… – я и не помню, что говорил тот врач, но отчетливо помню, что с каждым его словом сердце болело сильнее и сильнее. – Мы провели операцию, дабы спасти ваши ноги, и чтобы вы смогли ходить. Рад сообщить, что операция увенчалась успехом, но… Вы больше никогда не будете ходить так как раньше, если вообще захотите.



Алексей Деамон

Отредактировано: 04.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться