Герои милостью Владыки

Размер шрифта: - +

Манящие нимфы

Джек испытывал лёгкую тоску. Он так до конца и не понял, почему вдруг в одиночку отправляется на потенциально смертельное задание, которое лично ему не сулит особых выгод.

Весь богатый опыт 30-летнего выживания в глуши среди не самых высокоморальных людей настойчиво советовал смыться. Вот только что дальше? Первое время он проживёт рассказами о недавних подвигах, получая бесплатное угощение в очередном трактире. Но потом начнут всё чаще спрашивать: «А чего это он с геройством распрощался?». И ответить будет нечего. Конечно, можно удалиться в лесную избушку и промышлять охотой. Но сколько ещё лет он будет быстр и ловок? Нет, служба владыке была тем самым шансом, который он ждал с малых лет.

Просто было грустно от того, что нет широкой спины Ханса, из-за которой так удобно посылать стрелы и метать ножи, да и волшебник несмотря на не самый мужественный вид своим могуществом добавлял уверенности спутнику. Разделяться было плохой идеей. Что ж, тем больше причин побыстрее выполнить задание Духа и разыскать проклятого эльфа.

Зачарованный лес располагался на севере от Захвостовки и Жбановки, к северо-Западу от Старограда. Логово Змея скрывалось недалеко от опушки, там где деревья росли пожиже и особым лесным волшебством не пахло. Но дальше ветки сгущались, Солнце скрывалось за кронами и воздух наполнялся странными звуками. Какой бы заманчивой ни была дичь, Джек предпочитал не углубляться, держась подальше от Зачарованной пущи.

Обитавшие там существа не были такими уж злыми, иной раз в голодный год с их стороны вопреки всем повадкам прибегало стадо оленей, или во время вспышки болезней вдруг находили на опушке пучок целебных трав. Но и цену за услуги лесные обитатели могли взять в любой момент, люди в лесу пропадали чаще, чем это могли бы объяснить волки или разбойники. От последних всегда остаются следы, но иногда люди будто растворялись в воздухе. Споры о том, что делают в потерявшимися, велись при закрытых ставнях. И, хотя Джек не был суеверным, расставаться с природной осторожностью он не собирался. Прежде чем прыгнуть в бездну неплохо пообщаться с теми, кто живёт на краю.

Деревня Рыгайловка была окружена лесом с трёх сторон, а местные жили ремеслом дровосека и в поисках лучших вырубок работали в опасной близости от чудесного народца. Можно сколько угодно говорить о их скрытности и непостижимости простыми смертными, но Джек готов был отдать руку на отсечение — местные знают больше, чем рассказывают.

Деревня встретила героя вежливым молчанием, разве что старушка, приглядывающая за гусями, не обращая внимания на недовольное гаганье резво согнала питомцев в кучу и решительно не спускала с них глаз. Джеку стало немного стыдно. Два года назад, после длинной череды неудач в охотничьем деле он решил что гусь, одиноко гуляющий в пятидесяти шагах от околицы, справедливо считается диким.

Деревенские ничего не забывают, но пройдоха Джек теперь был важным городским человеком, и изо всех сил держался соответственно. Смерив кислые лица крестьян презрительным взглядом он решительно зашагал к дому старосты, и прежде чем тому пришла в голову в целом верная мысль спустить на жулика собак, завалил его вопросами, перемежаемыми с отрывками из проповедей.

- А как быть, барин? Живём в Глухомани, и случись какое несчастье, никто на помощь не придёт… - Староста после мук разума всё-таки опознал гостя как представителя господ и от определённости ему сразу полегчало. - Живут в той чаще феи, обликом девки молодые да красивые, но нутром — бревёшки бездушные. Играются они с нашим людом. Иной раз и помогут, да чаще шутят по злому — то овраг невидимым сделают прямо перед пьяненьким, то диких пчёл на медоносов натравят. А мы терпим, что поделаешь, до Владыки далеко. Если кто фей прогневит — пиши пропало. Попадёт к ним в лапы, и только тело иссушенное через неделю найдут. Из наших один только Лука жив остался, да и тот лицом сменился, что с ним в чаще делали так и не рассказал, всё думал о своём, а недавно вообще срубил себе избушку прямо в лесу, там и живёт один, как сыч.

Джек уточнил где именно стоит избушка Луки, попрощался со старостой и пошёл навестить единственного выжившего.

* * *

Йохан от перспективы прогулки был не в восторге, он проклинал свой длинный язык и жаловался, что после дозора положен отдых, но перечить не смел.

- Сдалась старому хрычу-грибоеду эта пещера. Каждый знает, не там ничего кроме тварей хищных. Шаман от тебя избавиться решил, а я ни за что должен рядом лечь? Слушай, а может ну их всех? Давай обратно в Захвостовку, там праздник урожая скоро, и у Хельги титьки уже подросли...

Ханс по- дружески ободряюще похлопал старого друга по плечу, да так, что Йохан подскочил бы, если бы не тяжесть руки. Йохан тут же понял, что товарищей в опасной дороге не бросают и смиренно пошёл вперёд, не прекращая впрочем ворчать.

- Уже близко, давай потише. А то гарпии прилетят.

Ханс вспомнил как ходил Джек, ненмого пригнулся, согнул ноги в коленях, сделал осторожный шаг, наступил на громко хрустнувшую ветку, выругался и пнул камень, который тут же полетел вниз, яростно громыхая и собирая за собой камни поменьше. Шум был таким, что хлопанье крыльев герой услышал уже под ухом.

Ханс резко развернулся только для того, чтобы получить в грудь мощный удар когтистыми лапами. Герой устоял, краем глаза заметив, что Йохану повезло меньше, и он уже катится под откос вслед за камнем. Едва не обломав когти о стальную кирасу, гарпия потеряла равновесие и рухнула на Ханса, обхватив его крыльями. Лицо героя оказалось между скрывавшимися под перьям и от того неожиданно упругими грудями. В другой ситуации парень мог найти это приключение даже приятным, но, во-первых, гарпия откровенно воняла. Во-вторых, он отчаянно пытался сохранит равновесие на краю пропасти. Не имея возможности махать мечом, Ханс несколько раз приложил кулаком новую подружку, а когда та отшатнулась и издала обиженные кудахтающие звуки — просто отшвырнул гарпию к обрыву. Конечно, до земли он не долетела, выровнявшись на полпути и взмыв в воздух. Там вокруг неё уже галдели ещё две особи. Шум подняли страшный, но нападать не решались. Ханс посмотрел вниз, внутренне готовый увидеть разбитое тело товарища. Однако Йохан, заметно прихрамывая, уже улепётывал в сторону лагеря, никак не реагируя на отчаянный крик Ханса.



Павел Попов

Отредактировано: 20.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: