Герои неизвестного романа

Размер шрифта: - +

Герои неизвестного романа

За чаем читаются самые вкусные истории. В них герои обязательно пахнут Англией – вересковыми полями, пропахшими влагой каменными мостовыми и обязательно свежеиспеченными сконами, которые по утрам так восхитительны с медом. Ханна любила расположиться на широком подоконнике с книжкой, и пусть запасы сладостей у нее частенько пустовали, без чая она не обходилась. Налив в высокую кружку кипятка, она могла на целый час позабыть о ней за очередной главой, а вспомнив, обязательно прижимала к груди, словно пытаясь опять согреть.

Так должен был согревать мистер Рочестер свободолюбивую птичку Джен Эйр, когда убеждал в истинности своих чувств. И сердечко Ханны в этот момент билось не менее сильно, чем в груди гордой гувернантки, а может, и посильнее – потому что кровь в нем клокотала не чернильная, а настоящая.

- Эй, Ханна! – В окно требовательно стукнулся камушек. – Ханна! Просыпайся.

Ханна могла и не смотреть, потому что насмешливый, хриплый голос, который считал за свой долг донимать ее в самые неподходящие моменты, мог принадлежать только одному человеку на свете.

- Не слышишь что ли?

- Что тебе, Гил? – Ханнна со вздохом нажала на ручку и едва приоткрыла окно, надеясь, что этого хватит, чтобы удовлетворить его скучающее любопытство. В комнату сразу пахнуло сигаретами – конечно же, Гилл Харрис не мог обойтись без традиционного перекура после завтрака. Он выбирался на пожарную лестницу и торчал там по полчаса, специально гася окурки в опасной близости от соседского окна. Хорошо хоть не додумывался там же их и оставлять.

- Я прочитал книжку, что ты мне дала в прошлую пятницу.

Вот еще достижение. На томик, который Ханнна проглатывала за пару часов, у него ушла почти целая неделя…

- И должен сказать, что так и не разобрался, почему ты тащишься по этим холодным английским мужикам. Они же все поголовно идиоты! Вместо того чтобы быть рядом с любимой девушкой, парятся из-за всякой ерунды: о боже, ее сестра замутила с каким-то солдафоном, какой позор! Бросить их всех свиньям на съеденье!

- Не было там такого! – взвилась Ханна и даже отставила кружку, чтобы повернуться к нему. – Лучше просто признай, что ничего не понял! Ты дурак, Гил Харрис!

Он выдохнул дым в сторону и, немного подумав, согласился:

- Дурак. Потому что прочитал эту идиотскую книжку два раза, чтобы найти хоть что-то общее между нами.

Ханна все равно закашлялась – чуть громче, чем было нужно, чтобы скрыть участившийся стук под наброшенным на плечи пледом. Он точно бы его услышал и еще надумал всякого. Ну уж нет, у нее была только одна целая кружка, чтобы звать его в гости на чай. Но не спросить все равно не смогла:

- И как? Нашел? – Собственный голосок показался ей до жути дрожащим и взволнованным.

-  Не-а. – Гил стряхнул пепел и проследил за траекторией его полета. – Не думаю, что стоит читать еще раз, тем более что книжка библиотечная, да и срок подходит к концу. Держи!

Он материализовал ее будто из воздуха, потому что Ханна готова была поклясться, что, кроме зажигалки, в его свободной руке больше ничего не пряталось. Она с недоверием покосилась на знакомую потрепанную обложку с почти вытершимся золотым тиснением, но все в ней было таким же, как в тот день, когда он точно так же постучался к ней в окно, чтобы поболтать ни о чем, и между делом выпросил что-нибудь почитать.

- Держи-держи, - подначил Гил с кривоватой усмешкой. – А то могу и уронить.

Ханна рассердилась и потянула книгу к себе, чтобы поскорее закончить бесполезный разговор. Не нашел он, видите ли, ничего интересного. Вот и курит пусть дальше, читая граффити на заборах. Но с Гила сталось передумать.

- Знаешь, - он посмотрел на затрещавший в их ладонях переплет. – Эти английские тугодумы только и делают, что рассуждают о всякой ерунде, вместо того чтобы брать и делать. Почему не схватить любимую на плечо и не утащить к себе в замок? Это же так просто.

- Может, потому что они настоящие джентльмены? – ядовито поинтересовалась Ханна и выдернула, наконец, многострадальную книгу. – А ты, кажется, больше по литературе пещерных людей? Ой, постой, они же только и умели, что рисовать на стенах закорючки и подтираться листьями.

- Наверное, - опять слишком легко согласился Гил и вдруг, потушив сигарету, перемахнул через перила, цепляясь за них с обратной стороны. – Подвинься-ка, неприступная английская женщина, а то потяну тебя за собой.

Ханна отшатнулась, но совсем не потому что хотела, чтобы он исполнил задуманное – просто ей стало страшно, что он приблизился настолько, что мог заглянуть в ее святая святых – не слишком убранную спальню, где книги жили в одеялах, как уставшие от долгой дороги старички. Она попятилась еще дальше, потому что Гил лихо перескочил на карниз и уже через мгновение сидел на корточках  ровнехонько посередине ее любимого подоконника.

- А у тебя мило, - как ни в чем ни бывало заявил он и улыбнулся еще шире. – Правда, больше похоже не на замок, а на пещеру.

Ханна рассердилась, а потом еще сильнее – потому что он смахнул на пол кружку, и та, расплескав чай, лишилась изогнутой ручки, в которую так удобно ложились пальцы. Последняя целая кружка в этих стенах! Ханна закипела быстрее, чем чайник.

- Ты совсем двинулся?! Что ты себе позволяешь?! Убирайся отсюда, чертов Харрис!!!

Она бросилась бы на него с кулаками, если бы под пледом у нее нашлось что-то посерьезнее пижамы с мультяшками.

- Вон! – указала она подбородком на дверь.

- Если бы я был джентльменом, я бы обязательно поклонился и извинился за то, что забыл дома перчатки и шляпу. Но ведь мы уже решили, что я кое-кто совсем другой.

Уходить он явно не собирался. Только пройтись от угла до угла, чтобы рассмотреть запылившийся стол и пустую вазочку из-под печенья на стареньком телевизоре.



Олеся Шацкая

Отредактировано: 23.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться