Герой, принцесса, черный кот Книга 2

Размер шрифта: - +

Главы 4-6

Глава 4.  Снова Гусиное горло

-Генка, что это было? Генка, ты где? Генка!

Истошные Васькины крики было первым, что я услышал.  Я открыл глаза и  зажмурился от ослепительного света.  Все вокруг было белым и пушистым, как пух.  И холодным.  

“Снег,  - догадался я, - это просто снег.”   Из лета мы, кажется, попали в зиму. Но это как говориться, было еще  полбеды.  Я  с ужасом увидел, что стою на четвереньках, а вернее на четырех лапах.  И у меня снова появился хвост.

С возмущенным криком я  выкатился из сугроба, в котором оказался,  и... уперся в чьи-то босые нервно переступающие ноги.

-Генка, ты что опять кот? - раздался сверху знакомый голос.

“Мяу,”- обреченно сказал я и задрал голову.  

Васька нависал надо мной, как дерево над мухомором.   

-Ну и дела.  А я опять голый, - сказал мой стриженный друг, стыдливо прикрываясь руками.  

“Видимо, таковы правила игры, - подумал я, - кем в первый раз попал сюда, тем все время и будешь. Печально, однако...”   

-По-моему, вполне логично,  - сказал Васька,  переступая босыми ногами по хрусткому снегу,  - каким в первый раз  попал в эту страну, таким все время  и будешь в нее попадать.  Ты - котом, а я -  человеком.  Голым.  И вообще, тебе грех жаловаться.  Ты в шерсти, а я… Как холодно то… И что нам теперь прикажешь делать?

-Бери меня на руки, - мяукнул я.

Васька не понял.  

-Бери, а то замерзнешь, дурень! - мяукнул  я снова и потерся об его  посиневшую от холода ногу.

-Ты что хочешь, чтобы я взял тебя на руки? Ну, давай, так будет теплее.

-Ууу, да ты прям печка, - сказал Васька, прижимая меня к себе, и трясясь как паралитик от холода.

Наконец, я осмотрелся по сторонам.  С высоты Васькиного роста это было гораздо сподручнее.    

Мы находились на краю  усыпанного снегом жидковатого и низкорослого леса.  Впереди белела накатанная дорога, а за ней дымилось паром болото, видимо, незамерзающее даже зимой.  Припорошенные снегом кочки, то там, то сям покрывали ее поверхность и  напоминали макушки утянутых топью снеговиков.

“Так это же Гусиное горло, - понял я. - Похоже, мы вернулись в ту точку, из которой нас выбросило арбалетной стрелой.”

Мой друг хотел что-то сказать, но не успел.  Со стороны дороги  вдруг послышался скрип полозьев, и Васька, испуганно ойкнув, метнулся к ближайшим кустам.

“Дурак, - подумал я, зажатый  в его трясущихся то ли от бега, то ли от холода  руках,  - если мы не попросим помощи, то ты точно здесь скоро замерзнешь”.  

Я представил, как в лесу случайно находят замерзшего Ваську: прозрачного и звонкого, как сосулька.

Тем временем на дороге в сторону города  Семи Мечей показались сани, запряженные кудлатой лошадкой с заиндевевшими от мороза ноздрями и ресницами.  Лошадкой правил какой-то мужичок в тулупе и шапке с меховой оторочкой.  Сани были доверху нагружены дровами.  Почти как по-некрасовскому:

Однажды в студеную зимнюю пору

Я из лесу вышел был сильный мороз.

Гляжу, поднимается медленно в гору,

Лошадка, везущая хворосту воз…

Когда сани поравнялась с нами,  я  заорал во все свое кошачье горло.  Васька сделал мне страшные глаза, но поздно. Мужичок услышал и натянул поводья.   Лошадка, и так неспешно бежавшая, охотно остановилась и стала беззвучно хватать с обочины пушистый снег.

-Кто там? - настороженно спросил мужичок и на всякий случай взял в руку увесистую палку.

Я снова мяукнул.  Васька сжал меня так, что  мои косточки хрустнули и присел как можно ниже.   Но мужичок уже, видимо,  заметил его  скрюченную фигуру, предательски розовеющую за голым кустом.

-А ну, добрый человек,  не боись, покажись,  - пропел мужичок. - Ежели ты, конечно, добрый?

Ваське ничего не оставалось, как выйти из-за своего укрытия.

“Ничего, потом еще спасибо скажешь,”- подумал я, пытаясь вырваться из его удушающих объятий.

Мужичок, увидев нас, даже присвистнул:

-Опаньки.  Голый и в лесу… Да еще и с котом.  Ты кто? Тебя что ограбили, парень?

“Да,  ограбили, - мысленно усмехнулся я, - и зовут его маркиз Карабас, а я - его Кот Без Сапог. Единственное,  так сказать наследство и грелка по - совместительству”.  

Но Васька только обреченно кивнул,  весь трясясь мелкой дрожью.

-А кот твой, что ли?

-Мой, - горячо выдохнул Васька, прямо мне в морду, и добавил.- Ограбили...

-И не мудрено.  Такая жизнь нынче пошла, что того и гляди как с смой жизнью-то не расстаться.  Так что считай, парень, тебе еще повезло.

-Угу, повезло, - согласился Васька, весь трясясь мелкой дрожью.

-А ну-ка, давай-ка,  скорее полезайте ко мне в сани, пока чего-нибудь себе окончательно не отморозил.

Дважды Ваську упрашивать не пришлось.  Через мгновение он уже сидел  рядом с возчиком,  поджав под себя посиневшие от холода ступни.   

- На-ка, набрось пока на себя. Отогрейся, - сказал мужичок,  сбрасывая с плеч тулупчик.

- Н-но, пошла, хорошая, - крикнул он лошадке, и сани снова поползли по дороге.

-С-с-спасибо... - простучал зубами мой стриженный друг и накрылся  тулупчиком с головой.

Естественно,  я тоже оказался накрытым этим вонючим теплым полумраком, из которого поспешил тут же выбраться на волю.  Мне-то в своей неснимаемой шубе было абсолютно не холодно.  Как говорится, в любом минусе есть свой плюс.  Особенно, когда на улице минус.



Владимир Порутчиков

Отредактировано: 21.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться