Герой щита: меж двух миров

Размер шрифта: - +

Пролог

Это был полдень. Алое солнце заняло прочное место в зените, и его палящие, жаркие лучи, минуя высокие склоны гор, осветили простирающееся во все стороны поле. И везде, куда падал взгляд Ацелота, стояли бессмертные.

Их войско заняло весь горизонт. Конница, лучники, мечники, щитоносцы, маги, катапульты, всадники на грифонах, даже высокие механические марионетки – это войско внушало ужас, его мощь была просто невероятна.

В свою очередь, с Ацелотом было лишь двое человек. Энни, Герой Стихий, и Мендалл, Герой стрелы. Лишь втроем они охраняли эту стену, ограждающую земли королевства от вторженцев.

Собрав длинные волосы в хвост, Ацелот поднял с земли широкий башенный щит с изображением короны, и двухметровый меч с лезвием по одну сторону, и устрашающими зубцами по другую, и  взглянул на хрупкую темноволосую девушку, стоящую по левую сторону от него. Энни нервно покусывала губы, изо всех сил сдавливая в руках свой посох. Словив на себе взгляд своего командира, она выдавила на лице кислую улыбку и еле заметно кивнула ему в ответ. Ацелот перевел взгляд на Мендалла. Эльфийский принц, даже среди своего народа знаменитый своей красотой, не выражал ни капли волнений. Чего и стоило ожидать от эльфа королевских кровей.

Вальяжно облокотившись на Лук Авалона, священную реликвию своего народа, Мендалл смачно зевнул, вглядываясь в ряды вражеских войск, и сказал:

– В этот раз они привели еще больше солдат. Еще и механические игрушки захватили.

– Марионетки хаоса, – хмуро подметил Ацелот, вспоминая, как однажды видел чертежи подобных машин, – изобретение гномов и темных эльфов. Не нравится мне все это. С каждым разом они становятся лишь сильнее, а теперь еще и прибирают к рукам технологии высших рас. Если все будет продолжаться так и дальше, то рано или поздно мы не сможем их сдержать.

– Какая разница, – безмятежно пожал плечами Мендалл, – они до сих пор не могут одолеть нас, героев. А ведь мы лишь крупица сил объединенных королевств. Даже если бессмертные смогут отбить одну из стен, у нас еще много козырей в рукаве.

– Мы не можем защищаться вечность.

– Но можем вечность их убивать. Хотя, признаюсь, меня это начинает утомлять.

– Мы должны убедить круглый стол разрешить отправиться в их земли… мы просто обязаны узнать секрет их бессмертия. Только так мы сможем покончить с этим.

– Согласен, но ты и сам знаешь, у круглого стола сейчас есть еще куча других забот. Они не могут позволить героям покинуть стены и отправиться в путешествие, которое может ничем не закончиться. Слишком большой риск. Энни, а ты что думаешь?

Когда Мендалл позвал ее по имени, Энни оторвала взгляд от бессмертных войск и робко сказала:

– Я… думаю, Ацелот прав. Но давайте обсудим это после, сейчас есть дела поважнее.

Тем временем бессмертная армия медленно, но верно, приближалась к высоким стенам. И солдаты, входящие в ее ряды, были очень разношерстны. Были люди, облаченные как в полные серебряные доспехи, так и в одну лишь кожаную броню. Кто-то из них имел белый оттенок кожи, кто-то – черный, были люди восточной национальности, западной, и даже южной. 

И хоть Ацелот наблюдал эту картину уже не в первый раз, он по-прежнему не мог понять, как столь разные люди могли быть объединены под одним единственным флагом. Он отнюдь не понаслышке знал, как сильно южане ненавидят северян, и как люди с запада презирают людей с востока.

Подойдя к стенам на достаточное расстояние, армия остановилась. Вперед, верхом на серебристом единороге, выехал ее командир. В сияющих доспехах, инкрустированных рубинами, алым плащом и шлемом, изображающим голову кричащего феникса.

Медленно, словно позируя, он снял шлем, обнажая свету палящего солнца свою женственно-нежное лицо. Длинные, слегка завивающиеся светлые волосы развились по ветру, и синие, спокойные глаза, уставились на стену, прямо на Ацелота. Наступила тишина.

Командир улыбнулся, оборачиваясь к войску.

– Воины! – начал он, крича сильным, волевым голосом, – Сегодня, в этот день, мы снова здесь! И снова мы бросаем вызов этому монстру, Ацелоту, Герою Щита! Знаю, все вы усердно трудились, качались и повышали уровни, не щадя себя! Тратили драгоценное время и деньги, чтобы собрать ваше вооружение! Знаю, что вы не хотите потерять кровью и потом заработанные уровни! Так давайте же сделаем так, чтобы все это не было напрасно! Сегодня, давайте победим! И когда мы сделаем это, каждый из вас, независимо от того, умрет он сразу или в конце, получит по сотне золотых монет! Вперед, друзья мои, за победой!

– Да здравствует Феникс! Да здравствует император! – хором выкрикнули в ответ солдаты.

– О чем, черт подери, они говорят… – вздохнул Ацелот, упираясь мечом в пол и облокачиваясь на него всем телом. Все эти бессмертные были странным народом, понять который ему было не под силу. Они не боялись смерти и возвращались, сколько их не убивали.

Одна только эта Империя Феникса, чьи войска подошли к западной стене, нападала на королевство Ацелота уже седьмой раз, и несмотря на то, что все эти разы они были разгромлены в прах, они возвращались снова, и в глазах их не было ни страха, ни злости, один лишь азарт, словно они были вовсе не на войне, и для них все происходящее было лишь игрой.

– Не думаю, что после стольких смертей можно сохранить рассудок. – развел руками Мендалл, – они просто-напросто безумцы, ведомые волей злого Бога.   

– Даже духи, умерев, теряют себя, – кивнула Энни.

Тем временем войско бессмертных потонуло в боевом крике и двинулось в атаку. Катапульты выпустили горящие снаряды. Огромные человекоподобные марионетки, достигающие в высоту более десятка метров, бросились вперед, а всадники грифонов, активировав ускорение, были уже совсем близко.



Илья Штайнер

Отредактировано: 02.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться