Герой волшебного меча

Размер шрифта: - +

Глава 10

Утром разведкорпус выступил за пределы базы. Путь лежал в Гальвал, город-крепость у северных границ королевства, что еще задолго до войны с темными эльфами служила важной военной и политической точкой.

Позади отрядов шли обозы с запряженными в них тяжеловозами. Животные медленно шли вперед, лениво отгоняясь от мух и поднимаюшейся от сотен ног пыли. Солнце постепенно набирало свою летнюю силу, как бы завершая весеннее тепло и мягкий воздух.

«Хоть с сезоном не прогадали, больше шансов на успешную кампанию», — подумал Мориан, сидя на гнедой лошади. Для ускорения продвижения каждому выдали верховую лошадь, но их качество оставляло желать лучшего. Он надеялся, что за время пути сможет из худой и грязной колымаги сделать нормальное ездовое животное.

— «Ты неисправимый романтик, — в ответ на его мысли заявила Лия. — Как из вот этого можно получить нормальную лошадь?»

«Изначально все животные здоровые и красивые, просто некоторые люди совсем не ценят их», — животные были его больной темой, но заводить что-то меньше лошади отец не позволял, считая, что все мелкое зверье предназначено для женщин и стариков-маразматиков. Конечно, жаль, что у него не было питомца, но выданная лошадь вполне сойдет за такового.

— «Оптимистичный мечтатель», — безнадежно вздохнула девушка, махнув на него рукой.

— Чего задумался? — неожиданный вопрос Мари заставил его прекратить мысленный разговор.

— Да так, ничего, — чуть мотнул головой Мориан.

— Ты не чувствуешь мандража перед будущими битвами? Я вот все никак не могу успокоиться, — призналась Мари, покраснев.

— Любое событие или новость вводит тебя в состояние мандража, — заметил Ник, приближаясь к ним на черной лошади. — Хотя мне интересно, почему война началась так внезапно.

— Возможно, она готовилась уже давно. Дворцу нужен был лишь повод начать ее, а союз Даркхейма с Велстарией подходит как ничто другое.

— Занятная мысль, — кивнул парень и задумчиво посмотрел на него синими глазами. Будто примеривался, с какой стороны укусить.

— В любом случае идти придется долго, но терпение Агаты уже кончается, — фыркнул Сэм, кивая головой в сторону едущих девушек. Лиша что-то возмущенно говорила, в то время как Агата с тоской смотрела на сумку, где лежали ее ножи. Взгляд черных глаз говорил красноречивей слов.

— Бедная Агата, но и Лишу можно понять, — с сочувствием произнесла Мари. — Она целительница, а в их привилегии проводить переход в повозках.

— Целительница? — переспросил Мориан, переводя взгляд на светловолосую девушку. Это объясняло ее внешность, поведение и манеры, явно не подходящие для активного участия в битвах. Целительницы действительно имеют некоторые привилегии, но в разведке все по-другому. Нехватка людей заставило командование вписать их как солдат и они проходили те же учения, что и остальные. Несправедливо? Да, но ничего не поделаешь.

— Ага, но лечит она только мертвых, — съязвил Сэм и получил затрещину.

— Ты можешь говорить что-нибудь кроме колкостей? — с раздпажением проговорила Мари. Карие глаза недобро потемнели. Парень икнул и замолк, недовольно поглядывая на едущих сзади девушек.

«Похоже слова отца про из ряда вон будут тянуться до самого конца войны», — вздохнул про себя Мориан, все больше и больше узная корпус и тот отряд, в который попал. И не всегда закрашенные белые пятна были хорошими.

— «Мне казалось, что к войне готовятся основательно, а не так, чтобы армия трещала по швам, — протянула в его голове Лия. — А эта недодевочка тоже целительница?»

«Вполне возможно, что Мари ею и является, — пропустив оскорбительную кличку девушки, согласился Мориан. Мысли его крутились совсем у другого ручья. — Все слишком поспешно и необдуманно, чтобы после закончиться хорошо».

В этот же момент разведкорпус шел вперед, к месту своего смысла существования — к войне.

***

Сквозь недели пыльных дорог и усталости впереди главной дороги показались вышки города. Бастионы каменными титанами взирали на них бездонными глазами-бойницами. Острые треугольные шипы на стенах скрывали от посторонних глаз затаившихся там солдат. Ровной грядой вырастал гласис*, длинной пологой насыпью возвышающийся над рвом, словно закрывая собой серые каменные стены, окрашенные закатом в багровый цвет.

Город-крепость Гальвал.

— Сто-оп! — прокричали в начале колонны, замедляя ее движение. Мориан был рад, что это торопливое шествие закончилось: лошадь под ним едва держалась на ногах, покрытая пеной и потом.

Тяжелый подъемный мост упал перед ним, обнажая клыки-решетки. Крепость впускала в себя чужаков, но делала это с неохотой, словно надеясь, что они исчезнут и не потревожат ее многолетнего покоя.

«Лучше бы и исчезли», — подумал он, продвигаясь в тесном и горячем потоке людей и животных. Безмолвные защитники города мрачно наблюдали за ними с высоких ощерившихся стен, пока корпус медленно вливался внутрь крепости.

По приказу генерального штаба, их должны были разместить внутри в специально отведенных зданиях. На деле же вышло так, что им достался старый склад недалеко от ворот, еще в давние времена разделенный на некрупные сектора. Мысленно прокляв местную власть, Мориан со всей возможной скоростью занял себе отделенный от остальных маленький угол, которым раньше пользовался сторож. Спать вместе со всеми он боялся из-за Лии, поэтому как мог спрятал ее под кучей выданной соломы и мысленно строго-настрого приказал молчать, когда наступит ночь. До самой ночи на складе стоял шорох и перешептывания укладывающихся спать солдат-мужчин. К счастью для девушек и несчастью противоположного пола, им отвели неподалеку здание поменьше, ведь их было намного меньше, чем мужчин.

— Я тоже хочу в другой дом, — тихо прохныкала Лия. Синие глаза поблескивали сквозь соломы, выражая страдание и возмущение. — Тут жестко и пахнет травой и пылью.

— Извини, — шепотом ответил он, прикрывая ее собой от ненужных взглядов, — пока это все, что я могу сделать. Постараюсь что-нибудь придумать. На, поешь. — Перевязанный шпагатом пакет исчез в груде соломы, откуда потом послышалось еле заметное похрустывание.



Софья Шейнберг

Отредактировано: 20.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться