Герой волшебного меча

Размер шрифта: - +

Глава 15

— «И снова это повторилось».

Медленный, тягучий голос пробивался сквозь скорлупу съежившегося сознания, пробуждая личность.

— «А ведь я только нашла себе хозяина, спустя долгие столетия безысходного сна. Похоже, мне снова придется в него вернуться... Жаль...»

Чужой и одновременно знакомый голос звучал в его голове, отдавая разочарованием и грустью. Скорлупа мрака беззвучно рассыпалась в пыль, и Мориан окончательно очнулся. Голос смолк, а глаза встретили приятный нережущий полумрак.

— Очнулся. Как ты себя чувствуешь? — мягко и со странной нежностью спросил женский голос.

Он повернулся на звук и голова тут же разразилась дикой болью. Глухой стон сорвался с посеревших губ.

— Не двигайся. Твоих ран больше нет, но ты сильно истощен как физически, так и морально. Тебе понадобится несколько дней, чтобы полностью прийти в себя.

— Кто вы? И о чем вы говорите? — Рука его бессознательно шарила по постели, пытаясь найти знакомые ножны. — Где она?

— Здесь, — теплые шершавые пальцы коснулись его руки, пододвигая под нее меч. — Я целительница Вейлан, и последние два дня я исцеляла тебя и ждала твоего пробуждения, хотя некоторые и не верили в него.

Ее слова поразили его.

«Лия, это правда? Я действительно чуть не умер?»

— «Ты был на грани смерти, но эта эльфийка смогла вернуть тебя обратно», — ответила она, но как-то холодно и безучастно.

Мориан смахнул это на усталости и раздражение и немного повернул голову, желая разглядеть эльфийку. Темная смуглая кожа, серебристо-белые волосы чуть ниже плеч. Заостренные, но мягкие черты лица... и пронзительно-зеленые глаза, внимательно наблюдавшие за ним. Те самые глаза, что он увидел перед тем, как началась дуэль. Сейчас на ней было простое темное платье с серебристым узором.

— «Ее глаза совсем как у тебя», — услышав его, теплее, чем раньше, проговорила девушка. Он похолодел от этого сравнения.

— Выпей вот это, — целительница протянула ему деревянный стакан с мутной жидкостью в нем. Запах был резкий, сладковато-терпкий. — Тебе нужны силы и покой, а отвар поможет тебе быстрее встать на ноги.

— Спасибо, — пробормотал Гальсар, приподнялся и залпом выпил отвар. Через короткое время голова прояснилась и он смог осторожно сесть, избегая встречи с глазами эльфийки.

— Как зовут твоего отца Мор... Мориан? — спросила она, прервав неловкое молчание.

— Ричард. Ричард Гальсар.

Едва он произнес, как услышал тихий протяжный вздох.

— Значит, это правда ты... — прошептала Вейлан и прикоснулась к его щеке. Мориан вздрогнул и в встретился с ее глазами, полными радости и слез. Его глазами.

— Ты мой сын, Мориан. Я не видела тебя целых шестнадцать лет, милый...

***

— Мориан!!!

Дверь с обиженным треском распахнулась настежь, впуская его друзей. За их спинами маячили тени эльфов-стражей, неуверенно сжимавшие рукояти мечей: остановить или нет?

— Ребята... — одеревеневшим языком проговорил он. Ужасное осознание того, что все оскорбления и унижения были обоснованны и правдивы, разрывало его, причиняя невыносимую боль.

— Мы тут тебя проведать пришли. Эй, тебе плохо? Ты какой-то серый, — прокомментировал его состояние Сэм, прищурившись. Повязка на голове исчезла, и на лбу теперь блестел розоватый шрам. — Может, еще полежишь?

— Мориан, с тобою тут ничего не делали? — спросила Мари, обхватив его руку и тревожно заглядывая в глаза. Он вымученно улыбнулся и отвернулся.

— Да нет, просто... — «Просто мне всю жизнь врали и смеялись над моей мечтой». — Все хорошо, просто голова немного болит.

— Тогда мы пойдем, а ты еще полежи и отдохни, — девушка схватила Дакшера за руку и потянула к двери, где стояли настороженные дроу.

— Ты чего за меня решаешь, наседка? — возмутился Сэм, упирась. — Я может с другом поболтать пришел, а ты тут лезешь со своими девчачьими нежностями.

— Ему нужны тишина и покой. Поможете вытащить его? — обратилась Мари к стражникам. Те коротко переглянулись и, сделав шаг вперед, ухватили парня под мышки и вынесли из комнаты. Дверь захлопнулась.

— Мориан, — тихо произнесла эльфийка и протянула руку к нему. Мориан вздрогнул и отвернулся. Он не мог и не хотел принять того, что его мать, которую юноша не видел семнадцать лет, сидит всего в нескольких сантиметрах от него и желает, чтобы тот принял ее!

Вейлан, словно почувствовав его мысли, замерла и с трудом сдержала рвущийся наружу стон. Она столько лет не видела его и не знала о нем ничего, и ее желание воссоединиться встретило стену из боли и обиды. Эльфийка бесшумно встала, и через несколько секунд он остался один.

Сейчас, наедине с тобой, Мориан наконец дал волю чувствам и слезам. Губы дрожали, грудь сотрясалась от безвучных рыданий, пока на белом одеяле появлялись темные пятнышки.

Все ему говорили правду, кроме родного отца. Все тыкали носом в грязь правды, пока отец терпеливо и настойчиво ее смывал. А он, как последний идиот, до самого конца в это не верил...

— «Я понимаю тебя. До того, как я обрела душу, я не видела крови и ужасов, что творили мои владельцы. Когда же это случилось, я впервые обратила лезвие против хозяина, а потом долго жалела об этом, и в конце концов просто уснула, отказываясь принять правду. Ты разбудил меня, и я впервые об этом не жалею».

Гальсар хрипло рассмеялся.

— Да что ты знаешь о боли от предательства? — собственный яд душил его, высушивая слезы. — Ты меч, который всю жизнь убивал людей и проливал кровь просто потому, что другое ты делать не умеешь. Что может кусок железа знать о том, что чувствуют живые? Ничего!! — Он перешел на крик, и эхо испуганной птицей заметалось под потолком. Меч со стуком упал на пол.

Этот звук был как пощечина: черная пелена спала с его глаз и Мориан только сейчас осознал сказанное им. Он сжал дрожащими руками одеяло.

— Лия, прости, я не то имел в виду...

— «Я прекрасно поняла, что ты имел в виду, — холодно ответила она и меч с клацаньем ушел в ножны. — Я вещь, не имеющая голоса и чувств. Спасибо, что напомнил мне об этом. Отныне я буду обычным молчаливым мечом».



Софья Шейнберг

Отредактировано: 15.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться