Геункаон: Качаясь над цепями

Размер шрифта: - +

2. Вместо пролога.

Персонаж: Мальтис.
Место: наземная база.
Время: около пяти миллиардов лет до рождения Ока.

      Ала­ну Мей­нхар­ду сей­час во­семь­де­сят де­вять лет. Но в мо­лодос­ти он был весь­ма ин­те­рес­ным муж­чи­ной. Вы­сокий, строй­ный, ка­рег­ла­зый брю­нет, ам­би­ци­оз­ный и бо­гатый. Сей­час его го­лова бе­ла как снег, ли­цо пок­ры­ва­ют мор­щи­ны, а сво­бод­ный пок­рой одеж­ды, скры­вал из­рядно раз­давши­еся фор­мы. Од­на­ко ни хват­ки, ни ам­би­ций он не рас­те­рял.
      Чуть боль­ше по­луве­ка на­зад Алан Мей­нхард пос­тро­ил ор­би­таль­ную стан­цию для спа­сения че­лове­чес­тва: Ков­чег Мей­нхар­да. На ней соб­ра­ли об­разцы фло­ры и фа­уны, а так­же око­ло шес­ти­сот ты­сяч лю­дей, две тре­ти ко­торых сос­та­вили де­ти. Что-то вро­де эк­спе­римен­таль­но­го на­уч­но­го про­ек­та, суть ко­торо­го в вос­созда­нии зем­но­го су­щес­тво­вании вне пла­неты. Стан­ция про­была в кос­мо­се по­ряд­ка трид­ца­ти лет, чу­дом пе­режив страш­ную га­лак­ти­чес­кую ка­тас­тро­фу. Пос­ле че­го вер­нувшись на опус­тевшую пла­нету, лю­ди с ков­че­га ста­ли на­деж­дой на воз­рожде­ние Зем­ли. Они дол­го и упор­но ра­бота­ли, вос­ста­нав­ли­вая по ку­соч­кам свой род­ной дом.
      Ала­на Мей­нхар­да бо­гот­во­рили. Его ре­шения и при­казы при­нима­лись с бла­гого­вей­ным тре­петом. Ник­то и ни­ког­да не выс­ка­зывал воз­ра­жений и не спо­рил с ним. При этом к Маль­ти­су Мей­нхард от­но­сил­ся очень теп­ло, за­ботил­ся как о сы­не, опе­кал во всем. И то­му бы­ла вес­кая при­чина.
      Сем­надцать лет на­зад сре­ди лю­дей, вы­садив­шихся на пла­нете, раз­ра­зилась эпи­демия не­из­вес­тной бо­лез­ни, при­чиной ко­торой стал ви­рус, на­руша­ющий ком­пле­мен­тарность нук­ле­ино­вых кис­лот . Учё­ные и вра­чи пы­тались ос­та­новить эпи­демию, но лю­ди уми­рали слиш­ком быс­тро. Ос­та­валось толь­ко мо­лить­ся и на­де­ять­ся на чу­до. И оно слу­чилось. Во вре­мя вскры­тия мо­лодой жен­щи­ны, об­на­ружи­ли плод в воз­расте око­ло трид­ца­ти не­дель. Ре­бёнок ока­зал­ся не толь­ко жив, но и аб­со­лют­но из­ме­нён к ви­русу, что по­мог­ло син­те­зиро­вать вак­ци­ну и спра­вить­ся с эпи­деми­ей.
      У маль­чи­ка не бы­ло име­ни, и ла­боран­ты на­зыва­ли его прос­то «маль­чиш». Вско­ре на бок­се по-яви­лась над­пись из хи­мичес­ких эле­мен­тов: Mo+Al+Tc+Si+S . Поз­же эта над­пись прев­ра­тилась в имя «МаЛь­ТиС».
      Маль­тис — жи­вой плод в мёр­твом те­ле, стал сим­во­лом на­деж­ды, а его имя отож­дест­вля­лось с тор­жес­твом жиз­ни над смертью. Тог­да-то Мей­нхард офи­ци­аль­но объ­явил се­бя опе­куном вы­жив­ше­го ре­бён­ка.
      С рож­де­ния маль­чи­ка ок­ру­жали толь­ко ла­боран­ты, учё­ные, вра­чи и «ам­ба­лопи­теки». Единс­твен­ным нор­маль­ным че­лове­ком для не­го был опе­кун. Маль­чик ра­довал­ся каж­до­му его по­яв­ле­нию, про­яв­ляя ис­крен­нюю дет­скую лю­бовь. Ка­залось, ста­рику нра­вит­ся иг­рать с ним, и их при­вязан­ность рос­ла с го­дами. Этот ве­ликий и мо­гущес­твен­ный ста­рик мог объ­яс­нить маль­чи­ку мно­гое и тот ему всег­да ве­рил.
      Маль­ти­су мно­го раз рас­ска­зыва­ли о га­лак­ти­чес­кой ка­тас­тро­фе и о том, что лишь бла­года­ря ков­че­гу че­лове­чес­тво уце­лело. Рас­ска­зыва­ли так же о спут­ни­ке Зем­ли, ко­торый стол­кнул­ся с кос­ми­чес­ким те­лом. Вследс­твие че­го про­изош­ли не­поп­ра­вимые из­ме­нения на пла­нете. Он знал все вер­сии ис­то­рий о том, как опас­ные тва­ри по­пали на Зем­лю с об­ломка кос­ми­чес­ко­го те­ла, ко­торый по од­ной из вер­сий бы­ло частью пла­неты с иной фор­мой жиз­ни. Как они зах­ва­тили нед­ра и те­перь до­саж­да­ют лю­дям. Все это Маль­тис слы­шал мно­го раз. Но впер­вые его му­чили сом­не­ния. Бо­лее то­го, вся ис­то­рия Ков­че­га ста­ла ка­зать­ся не­ре­аль­ным бре­дом. А стран­ные тва­ри в от­ли­чие от лю­дей бо­лее ор­га­нич­но впи­сыва­лись в эко­сис­те­му пла­неты. Тог­да, что это за пла­нета? Зем­ля ли?
      Маль­тис чувс­тво­вал се­бя об­ма­нутым. До­воды учё­ных, сло­ва са­мого Мей­нхар­да, фор­му­лы, таб­ли­цы, всё рож­да­ло в нём от­ри­цание. Он не хо­тел ве­рить и не ве­рил.
      — Я хо­чу по­гово­рить с Марь­яной. Мож­но? — спро­сил Маль­тис, ус­тав от ха­оса мыс­лей, тво­ряще­гося в го­лове в пос­леднее вре­мя.
      — Хо­рошо, но толь­ко в мо­ём при­сутс­твии, — от­ве­тил опе­кун пос­ле ми­нут­но­го раз­думья.
      Че­рез час они сто­яли в зак­ры­том бок­се. Это свет­лое по­меще­ние с по­луп­розрач­ны­ми сте­нами точ­но ви­вари­ум , в ко­тором дер­жат жи­вот­ных для ис­сле­дова­ний и даль­ней­ших наб­лю­дений. Ощу­щение уси­лива­лось за счёт кап­су­лы в цен­тре, в ко­торой на­ходи­лась Марь­яна. Сер­дце Маль­ти­са бе­шено за­билось в гру­ди, ког­да он уви­дел те­ло де­вуш­ки, уты­кан­ное при­борам клас­са гай­дфес. Её ко­жа при­об­ре­ла го­лубо­ватый от­те­нок, то тут, то там вы­пира­ли вздув­ши­еся ве­ны. Го­лову пок­ры­ла ко­рос­та, по кра­ям ко­торой ещё сох­ра­нились нес­коль­ко пря­дей спу­тан­ных во­лос. Уви­дев Маль­ти­са, тём­ные, поч­ти чер­ные гла­за де­вуш­ки на­пол­ни­лись сле­зами.
      — По­хоже, она ра­да Вас ви­деть! — про­ком­менти­ровал ла­борант и что-то от­ме­тил на сен­сор-ной па­нели. 
      Чувс­тво жа­лос­ти схва­тило за гор­ло и на­чало ду­шить. Маль­тис нес­коль­ко раз над­рывно вздох­нул, пы­та­ясь ус­по­ко­ить­ся. Он со­вер­шенно не был сог­ла­сен с ла­боран­том. Она не бы­ла ра­да, ско­рее обес­по­ко­ена или да­же на­пуга­на. 
      — Это по­хоже на ви­висек­цию! — го­лос Маль­ти­са вы­дал вол­не­ние.
      — Ты дол­жен по­нимать, что это тя­жёлая не­об­хо­димость. Мы дол­жны знать, с чем име­ем де­ло, — раз­ме­рен­ный тон Мей­нхар­да вну­шал до­верие. — Ты нам очень по­мог. Сво­ев­ре­мен­но со­об­щил об уг­ро­зе и дал воз­можность дви­гать­ся в нуж­ном нап­равле­нии.
      — Мож­но взять её за ру­ку? — Маль­тис ни о чем не мог ду­мать, гля­дя на из­му­чен­ное су­щес­тво, ко­торое и че­лове­ком те­перь слож­но бы­ло наз­вать.
      Ла­борант пос­мотрел на Мей­нхар­да, тот одоб­ри­тель­но кив­нул. Тог­да он, наб­рав что-то в па­нели, от­крыл кап­су­лу с те­лом де­вуш­ки.
      Маль­тис по­дошёл бли­же и ос­то­рож­но кос­нулся Марь­яны. Она бы­ла та­кой хо­лод­ной, что он вздрог­нул. За­тем быс­тро схва­тив за ру­ку, по­пытал­ся сог­реть, энер­гично рас­ти­рая паль­цы и сус­та­вы. Он хо­рошо пом­нил, ка­кими го­рячи­ми бы­ли её при­кос­но­вения рань­ше, там на озе­ре. Хо­тя та Марь­яна бы­ла не нас­то­ящей. Мгно­вен­но всё слу­чив­ше­еся про­лете­ло пе­ред гла­зами. Маль­тис за­мер. Обе де­вуш­ки сто­яли пе­ред мыс­ленным взо­ром. Та­кие по­хожие, но не иден­тичные. Лже-Марь­яна блед­ная и бе­зэмо­ци­ональ­ная, как кук­ла: обо­лоч­ка, с мол­люско­подоб­ной сущ­ностью внут­ри, что све­тит­ся го­лубым си­яни­ем.       Нас­то­ящая Марь­яна, как её смог вспом­нить Маль­тис, пред­став­ля­лась за­горе­лой, сме­ющей­ся де­вуш­кой в кра­сивом платье, под­вижной и це­ле­ус­трем­лённой.
      — Ты хо­тел по­гово­рить с ней?! — го­лос Мей­нхар­да втор­гся в раз­мышле­ния, вер­нув в ужа­са­ющую ре­аль­ность.
      В го­лове Маль­ти­са бы­ло мно­го воп­ро­сов: что слу­чилось, по­чему она здесь в та­ком ужас­ном сос­то­янии; свя­зано ли это с Лже-Марь­яной и так да­лее. Но в ито­ге ос­тался толь­ко один: «как по­мочь?». Вне­зап­но юно­ша по­чувс­тво­вал укол в пле­чо, и хо­лод по­полз по те­лу.       Он ог­ля­нул­ся на опе­куна. Взгляд Мей­нхар­да та­кой твёр­дый и аб­со­лют­но бесс­трас­тный на­пугал его. Маль­ти­са тря­хану­ло, и он упал. Изо рта по­тек­ла пу­зыря­ща­яся пе­на, ок­ра­шива­ясь крас­ным. Ла­борант по­пытал­ся под­нять его, но те­ло ог­рызну­лось силь­ным ста­тичес­ким раз­ря­дом. Сквозь гул в ушах Маль­тис с тру­дом уло­вил встре­вожен­ные го­лоса лю­дей. 
      «Ум-Ира-Ет!» — кри­чал кто-то, но сло­ва раз­би­вались фраг­мента­ми в ис­ка­жён­ном соз­на­нии.
      «Он-Ж-Ив?» — ка­жет­ся, это го­лос Мей­нхар­да. То спо­кой­ствие, ка­кое Маль­тис ощу­тил в од-ной этой фра­зе, по­чему-то огор­ча­ло. Сер­дце сда­вило в гру­ди, а в гор­ле за­щипа­ло так, слов­но там по­селил­ся рой ку­сачих на­секо­мых.
«Ска­ниро­вание по­казы­ва­ет элек­тро­маг­нитную ак­тивность в те­ле» — с тру­дом рас­слы­шал Маль­тис, но о ка­ком те­ле речь не по­нял. Вне­зап­но сло­ва об­ру­шились, как град кам­ней, все и сра­зу. Не­понят­но, кто что го­ворит, толь­ко за­пом­ни­лось нес­коль­ко об­рывков: «Жиз­ненные по­каза­тели в нор­ме. Сер­дце бь­ёт­ся, лёг­кие ра­бота­ют…», «По­мес­тить Маль­ти­са под осо­бый кон­троль?»… «Нет. Про­верь ак­тивность сим­би­он­тов в те­ле», «По­каза­тели Марь­яны!», «Они па­да­ют», «В ути­лиза­тор, как толь­ко ска­нер по­кажет пол­ное от­ми­рание. В пус­той обо­лоч­ке нет про­ка», «О сос­то­янии те­ла со­об­щай­те каж­дый час!».

      Маль­тис оч­нулся в ла­бора­тор­ном бок­се с по­луп­розрач­ны­ми сте­нами. Вок­руг ти­хо. Не­яр­кий свет мяг­ко раз­ли­вал­ся вок­руг.
      «Сон?» — с на­деж­дой по­думал Маль­тис и, под­няв гла­за вы­ше, уви­дел, что ле­жит внут­ри кап­су­лы. В точ­но та­кой же, как у Марь­яны в ви­дении.
      «Нет, ко­неч­но, сон» — мыс­ли пу­гали. Не хо­телось ве­рить в то, что близ­кий и до­рогой че­ло-век вов­се не та­кой, ка­ким ка­жет­ся. В этот мо­мент кто-то во­шёл в бокс. Маль­тис хо­тел пос­мотреть, но его те­ло ока­залось за­фик­си­рован­ным та­ким об­ра­зом, что да­же го­лову по­вер­нуть нель­зя бы­ло.
      — Кто здесь? — на воп­рос ник­то не от­ве­тил.
      «По­жалуй­ста, вы­пус­ти­те ме­ня от­сю­да!» — вер­те­лось в го­лове. — «Кто-ни­будь! По­моги­те!».
      Кап­су­ла от­кры­лась, и Маль­тис уви­дел де­вуш­ку-ла­боран­тку. Вид у неё был нез­до­ровый: се­рые кру­ги вок­руг глаз, взгляд мут­ный, крылья но­са по­сине­ли, а изо рта вы­рыва­лась хри­пящая от­дышка. Ла­боран­тка наг­ну­лась к не­му с ка­ким-то при­бором в ру­ках. При этом в гла­за бро­сил­ся си­нюш­ный цвет кон­чи­ков её паль­цев. И уши, …се­рые сна­ружи и тем­но-си­ние внут­ри, точ­но си­няки. Жи­вот Маль­ти­са от стра­ха скру­тил­ся ту­гим уз­лом. За­хоте­лось крик­нуть, поз­вать на по­мощь, но да­же че­люс­ти раз­жать не по­лучи­лось. Сквозь под­нявший­ся в го­лове шум, юно­ша ус­лы­шал зна­комый элек­три­чес­кий стрё­кот. Воз­дух из­ме­нил­ся, как тог­да на озе­ре. Ды­шать ста­ло лег­че.
      — Кто вы? Как сю­да по­пали? — спро­сила ла­боран­тка, под­няв го­лову и вгля­дыва­ясь ку­да-то по­верх кап­су­лы. Кре­пежи вне­зап­но ос­лабли, и Маль­тис смог ос­во­бодить­ся. Он сел, ощу­щая сла­бость в те­ле и го­ловок­ру­жение. В та­ком по­ложе­нии был ви­ден весь бокс, и все что в нем про­ис­хо­дит.
      Ла­боран­тка осе­ла на пол. Её пле­чи за­бав­но вздра­гива­ли, а ру­ки дро­жали. Над ней сто­ял об­на­жён­ный юно­ша с бе­лыми во­лоса­ми, ко­торые име­ли раз­ную дли­ну и раз­ве­вались точ­но от силь­ных по­рывов вет­ра. Но Маль­тис по­нимал, что в зак­ры­том бок­се не мо­жет быть вет­ра, да­же са­мого сла­бо-го сквоз­ня­ка. Тут он вспом­нил Лже-Марь­яну и про­тёр гла­за, на­де­ясь из­ба­вить­ся от на­важ­де­ния. Юно­ша по­вер­нулся к не­му и взгля­нул на кап­су­лу. Его ли­цо ока­залось зна­комым. Имен­но оно из го­да в год смот­ре­ло на не­го из зер­ка­ла.
      — Что ты? — спро­сил Маль­тис. — Что те­бе нуж­но?
      — Я Маль­тис, как ты. При­шёл по­мочь, — от­ве­тил двой­ник с аб­со­лют­но рав­но­душ­ным вы­раже­ни­ем ли­ца.
      Элек­три­чес­кий треск пов­то­рил­ся, и яр­кая го­лубая вспыш­ка на мгно­вение ос­ве­тила бокс. Маль­тис зак­рыл гла­за ру­ками и ус­лы­шал зна­комый го­лос: «Те­бе ещё нуж­на по­мощь?».       Этот го­лос при­над­ле­жал де­вуш­ки с озе­ра — Лже-Марь­яне. Он убе­дил­ся в этом, ког­да, уб­рав ру­ки, уви­дел её ли­цо. Ес­ли бы не сла­бость, то сбе­жал бы прочь от­сю­да. А так ….
      — Что вы с ней сде­лали? — спро­сил он, ука­зывая на ла­боран­тку.
      Лже-Марь­яна отош­ла от кап­су­лы, что­бы раз­гля­деть де­вуш­ку на по­лу. Толь­ко сей­час Маль­тис за­метил, что ви­дит этих су­ществ в не че­лове­чес­ком ви­де: бе­лые во­лосы-щу­паль­ца, что все вре­мя ше­велят­ся; зме­иные зу­бы; и приз­рачный ка­пюшон на го­лове, ко­торый спе­реди сли­ва­ет­ся с ли­ни­ей под­бо­род­ка, ви­димо за­щищая ли­цо или всю го­лову.
      «По­чему я ви­жу их та­кими?» — сто­ило лишь по­думать, как от­вет сам при­шёл. — «Они ме­ня из­ме­нили. По­это­му я за­перт в кап­су­ле. По­это­му они приш­ли за мной. Но эта де­вуш­ка здесь не при чем!»
      Маль­тис по­чувс­тво­вал ка­кое-то ос­трое не­гатив­ное чувс­тво, и оно не бы­ло его собс­твен­ным, оно бы­ло чу­жим. Он пос­мотрел на лже­людей и ах­нул. Ла­боран­тка ви­села в воз­ду­хе меж­ду ни­ми, рас­ки­нув ру­ки в сто­роны, по­доб­но крес­ту. Одеж­да на ней ис­чезла, как и приз­на­ки нез­до­ровья. Бо­лее то­го, де­вуш­ка по­каза­лась Маль­ти­су весь­ма прив­ле­катель­ной. От сму­щения он да­же от­вёл взгляд и тут уви­дел кор­ча­щего­ся на по­лу че­лове­ка. Су­дя по одеж­де, это бы­ла всё та же ла­боран­тка.
      «Что они с ней де­ла­ют?» — по­думал Маль­тис. Его ос­ла­бев­шее те­ло с тру­дом под­да­валось ма­нипу­ляци­ям. Уда­лось лишь вы­валить­ся из кап­су­лы, с гро­хотом шлёп­нувшись на пол бок­са. Лё­жа на спи­не, он уви­дел, как над нес­час­тной де­вуш­кой про­из­во­дят­ся стран­ные дей­ствия.
      В этот мо­мент во­лосы-щу­паль­ца кос­ну­лись Маль­ти­са. Не­хоро­шее пред­чувс­твие за­било тре­вогу в соз­на­ние. В сле­ду­ющий миг он по­чувс­тво­вал по­щипы­вание в но­су, гла­зах, гор­ле и ушах. Что про­ис­хо­дило не по­нят­но, но неп­ри­ят­ное ощу­щение быс­тро прош­ло, а вмес­те с ним и сла­бость. Маль­тис смог сесть на по­лу, рас­ки­нув но­ги в сто­роны. С но­са ка­пало, а по щё­кам ка­тились сле­зы. Он хо­тел что-то ска­зать, но рот на­пол­нился слю­ной, ко­торая сте­кала по кра­ям губ. Тут двой­ник по­дошёл бли­же и сел ря­дом, по­доб­рав под се­бя но­ги. Маль­тис не чувс­тво­вал уг­ро­зы, как и тог­да на озе­ре. Од­на­ко страх от не­пони­мания то­го, что слу­чилось, про­дол­жал му­чить его: хо­телось знать и по­нимать.
      — Что вы де­ла­ете? За­чем? — сно­ва об­ра­тил­ся он к лже­людям. В сле­ду­ющий миг, преж­де чем Маль­тис по­нял что про­ис­хо­дит, рот на­пол­нился слад­ким вку­сом, от ко­торо­го за­коло­ло под язы­ком. Ок­ру­жа­ющая об­ста­нов­ка ста­ла бо­лее чёт­кой, а па­рящая в воз­ду­хе фи­гура очу­тилась в цен­тре вих­ре­вого по­тока, ко­торый ис­хо­дил из скор­чившей­ся на по­лу че­лове­ка.
      «Что это?» — по­думал Маль­тис. На мгно­вение вихрь за­мед­лился, поз­во­ляя раз­гля­деть се­бя. Вверх, кру­жась по спи­рали, под­ни­малось мно­жес­тво све­тящих­ся по­токов. Они на­поми­нали креп­ко скру­чен­ные ве­рёв­ки, мес­та­ми пов­реждён­ные или изъ­еден­ные, от­че­го соз­да­валось впе­чат­ле­ние пля­шущих це­пей. И эти це­пи вы­рыва­лись из те­ла ла­боран­тки. Зак­ру­чива­ясь в вих­ре, они под­ни­мались все вы­ше и вы­ше, что­бы пос­ле об­ру­шить­ся на го­лову па­рящей фи­гуры. 
      «Фан­том» — наз­ва­ние для па­ряще­го те­ла, са­мо приш­ло в го­лову Маль­ти­са. Он не сом­не­вал­ся в пра­виль­нос­ти оп­ре­деле­ния, слов­но знал его рань­ше, но по­чему-то за­был. Та­кое уди­витель­ное и не­обыч­ное чувс­тво до­води­лось ис­пы­тывать впер­вые. Рань­ше не при­ходи­лось вспо­минать то, что не учил и не за­поми­нал на­мере­но.
      Маль­тис вгля­дел­ся в по­ток и уви­дел мно­жес­тво рун, ко­торые скла­дыва­лись в ру­нопи­си, соз­да­ющие вих­ре­вой по­ток.
      Лже-Марь­яна во­дила ру­кой по кру­жащим­ся це­пям и ру­ны мер­ца­ли в от­вет. Как не стран­но, но Маль­тис ви­дел и по­нимал, что в ру­нопи­сях есть ошиб­ки. Он ви­дел пов­реждён­ные ко­ды, ко­торые пуль­си­рова­ли, и лже­люди ка­сались их, а пос­ле ис­ка­ли вок­руг да око­ло. 
      «Че­го?» — Маль­тис хо­тел по­нять связь. И вско­ре … вся кар­ти­на, ра­зом от­кры­лась.
Мно­жес­тво от­вет­вле­ний увя­зыва­ли вмес­те лю­дей, жи­вущих на ба­зе сей­час, и жив­ших на этой пла­нете рань­ше. Лже-Марь­яна ис­ка­ла родс­твен­ные ко­ды, ко­торые ла­боран­тка по­лучи­ла от сво­ей ма­тери, а та в свою оче­редь от сво­ей. За­тем, най­дя нуж­ный код, про­из­во­дила за­мену. В свою оче­редь в дан­ных пра­мате­рей Маль­тис ви­дел мно­жес­тво от­вет­вле­ний к дру­гим по­том­кам, а так же к ран­ним мо­делям, дос­тавших­ся че­рез от­цов­ский код. 
      Лже-Марь­яна быс­тро ме­няла пов­реждён­ные эле­мен­ты це­пей, в то вре­мя как де­вуш­ка би­лась на по­лу в пу­га­ющем при­пад­ке. Нес­час­тная хри­пела, слов­но за­дыха­ясь, и ры­чала сквозь стис­ну­тые зу­бы.
      Скру­чен­ные в вих­ре це­пи, бу­ром про­дира­лись сквозь ма­куш­ку фан­то­ма, прок­ла­дывая путь об­ратно к те­лу ла­боран­тки. Еди­ным пуль­си­ру­ющим по­током, сжа­тым до пре­дела, он вон­зался в го­лову нес­час­тной де­вуш­ки. Бед­няжка хва­талась за ли­цо, скре­бя ног­тя­ми меж­ду бро­вей и вы­ше поч­ти до ма­куш­ки. Она не ви­дела то­го, что ви­дел Маль­тис, и по­тому впа­дала в ужас от про­ис­хо­дяще­го с ней. 
      В это вре­мя, ка­ча­ясь над це­пями, фан­том ме­нял­ся, хо­рошея на гла­зах. Вне­зап­но вихрь ис­чез, а вмес­те с ним и фан­том. Ла­боран­тка свер­ну­лась ко­моч­ком на по­лу и при­тих­ла. Ли­ца её вид­но не бы­ло, но ру­ки, зак­ры­ва­ющие го­лову, выг­ля­дели бе­зоб­разно. Ног­ти по­чер­не­ли, а ко­жа вок­руг них взду­лась и кро­вото­чила. Маль­тис хо­тел по­мочь ей, но не знал как.
      — От­ра­вы боль­ше нет, — ска­зала Лже-Марь­яна, об­ра­ща­ясь к де­вуш­ке. — Ты не дол­жна так пос­ту­пать. Не уби­вай се­бя.
      «Вы­ходит, та от­ра­вила се­бя? Но по­чему? За­чем? И за­чем лже­людям её спа­сать?» — Маль­тис раз­мышлял, не об­ра­щая вни­мания на то, что де­вуш­ке ста­ло луч­ше. Она под­ня­ла рас­крас­невше­еся ли­цо, на ко­тором поч­ти ис­чезли сле­ды нез­до­ровья, так на­пугав­шие Маль­ти­са рань­ше. Кро­ме то­го, ла­боран­тка спо­кой­но гля­дела на сто­ящих над ней че­лове­копо­доб­ных тва­рей. Ви­димо они ей ви­де-лись ина­че.
      — Я не хо­чу жить. Хо­чу уме­реть, — го­лос де­вуш­ки дрог­нул, слов­но она вот-вот рас­пла­чет­ся.
      — Жить хо­тят все. Нет ни­кого, кто бы хо­тел уме­реть по-нас­то­яще­му, — воз­ра­жение Лже-Марь­яны по­каза­лось Маль­ти­су са­мо­уве­рен­ным.
      — Я хо­чу! Я, прав­да, хо­чу уме­реть! Я боль­ше не мо­гу так жить! — прок­ри­чала де­вуш­ка и за-ры­дала, зак­рыв ли­цо ру­ками.
      — Зна­чит, ты хо­чешь жить по-дру­гому, — от­ве­тила Лже-Марь­яна, и спро­сила. — Как?
Ла­боран­тка за­мер­ла. В этот мо­мент Маль­тис по­думал, что эти тва­ри по­нима­ют лю­дей ку­да луч­ше, чем са­ми лю­ди.
      — Я не знаю, — ска­зала де­вуш­ка и с на­деж­дой гля­нула на лже­людей. — По­моги­те мне. По­жалуй­ста. Пусть все­го ЭТО­ГО не бу­дет. Пусть все ис­чезнет и ста­нет как рань­ше, до ЭТО­ГО!
      Маль­тис не по­нимал, о чем она про­сит. Но в сле­ду­ющий миг его оза­рила до­гад­ка. Слу­чилось что-то пло­хое, что-то, с чем эта де­вуш­ка не мог­ла спра­вить­ся.
      — Как твоё имя? — спро­сил Маль­тис ла­боран­тку и улыб­нулся. Ей нуж­на бы­ла под­дер­жка че­лове­ка, лю­бого, пусть да­же не зна­комо­го. Нем­но­го со­чувс­твия и теп­ло­ты. Он от­чётли­во по­чувс­тво­вал в ней эту пот­ребность.
      — Ли­та, зна­чит «да­ющая жизнь», — от­ве­тила она, пе­рево­дя взгляд по­пере­мен­но то на не­го, то на его об­на­жён­ную ко­пию.
      — Я про­вожу те­бя в лич­ный бокс. Хо­рошо? — Маль­тис по­мог де­вуш­ке под­нять­ся с по­ла. — От­дохни, выс­пись.
      Ли­та, не ус­пе­ла от­ве­тить. Ба­за взре­вела зву­ками тре­воги. Ла­бора­тор­ный бокс пол­ностью за-бло­киро­вал­ся, не вой­ти — не вый­ти. Че­рез по­луп­розрач­ные сте­ны мож­но бы­ло раз­гля­деть, как со всех сто­рон к не­му сте­ка­ют­ся во­ени­зиро­ван­ные от­ря­ды. Маль­тис не на шут­ку встре­вожил­ся. При-знать­ся, он не мог оце­нить опас­ность в пол­ной ме­ре, не знал кто враг, а ко­го сто­ит за­щищать.
      Вне­зап­но по те­лу по­бежа­ли виб­ри­ру­ющие вол­ны. Маль­тис ог­ля­дел­ся в по­ис­ках при­чины, но ни­чего не уви­дел. Раз­ве что Лже-Марь­яна выг­ля­дела не­обыч­но. Блед­ная до жу­ти, она смот­ре­ла на не­го мут­ны­ми от бе­лой пе­лены гла­зами. Её во­лосы-щу­паль­ца взви­лись вверх и рас­сте­лились по по­тол­ку тон­кой па­ути­ной. В то же вре­мя его двой­ник взял Ли­ту за ру­ки и при­тянул к сво­ей гру­ди. Ес­ли бы не вихрь це­пей, рву­щий­ся из те­ла ла­боран­тки, мож­но бы­ло по­думать, что Лже-Маль­тис прос­то об­ни­ма­ет де­вуш­ку, сжи­мая в сво­их ру­ках все креп­че и креп­че. В этот раз фан­то­ма не бы­ло.
      Сте­ны дро­жали, пок­ры­ва­ясь мел­ки­ми тре­щина­ми. Виб­ра­ция на­рас­та­ла, по­ка бокс не раз­ле­тел­ся кус­ка­ми по все­му бло­ку. Маль­тис при­сел на кор­точки, ис­пу­ган­но зак­рыв го­лову ру­ками. Он ожи­дал ус­лы­шать кри­ки и гро­хот выс­тре­лов, но ни­чего не бы­ло. Юно­ша уб­рал ру­ки и ог­ля­дел­ся. Вок­руг бок­са ле­жали лю­ди, ис­торгая из сво­их тел вих­ри све­тящих­ся це­пей без фан­то­мов. Хо­тя нет, один фан­том все-та­ки был. Он на­ходил­ся за спи­ной Ли­ты, воз­вы­ша­ясь над ней поч­ти на го­лову. Све­тящи­еся це­пи все ещё со­еди­няли их, толь­ко те­перь это не бы­ло по­хоже на вихрь. Что-то сов­сем дру­гое, бо­лее спо­кой­ное. Да и рас­ки­нутых в сто­роны рук боль­ше не бы­ло. У фан­то­ма во­об­ще не бы­ло рук.
      «По­чему он есть толь­ко у Ли­ты?» — по­думал Маль­тис и ре­шил спро­сить Лже-Марь­яну, но не за­метил её ле­жаще­го без­движ­но те­ла под раз­ле­тев­шей­ся ря­дом сте­ной бок­са.
      — Дру­гие пус­ты. По­нима­ешь, ма­тери­аль­ная часть все­лен­ной очень ма­ла. И эти вмес­ти­лища — не­пол­но­цен­ные но­сите­ли ма­терии, — от­ве­тил Лже-Маль­тис и ука­зал на ле­жащие на по­лу те­ла, а за­тем на Ли­ту. — Она то­же.
      — Но у неё есть фан­том, — воз­ра­зил Маль­тис, хо­тя спо­рить со сво­ей ко­пи­ей по­каза­лось стран­ным.
      — Он соз­дан из по­тока жиз­ни и за­чат­ка душ, что мы наш­ли в её вмес­ти­лище, — не­понят­ный от­вет двой­ни­ка ещё боль­ше за­путал мыс­ли. — Толь­ко так мы мог­ли най­ти и уб­рать от­равле­ние и его пос­ледс­твия.
      — Маль­тис! — вне­зап­но раз­дался ок­рик опе­куна. Алан Мей­нхард пе­рево­дил взгляд с Маль­ти­са на об­на­жён­ную ко­пию. Су­дя по вы­раже­нию ли­ца, он не мог оп­ре­делить кто нас­то­ящий, как и сто­ящие ря­дом с ним ам­ба­лопи­теки.
      — Дя­дя Алан! По­жалуй­ста, не зас­тавляй­те их за­щищать­ся, — не до­жида­ясь раз­ви­тия си­ту­ации, Маль­тис зас­ту­пил­ся за лже­людей. 
      — И что при­кажешь де­лать? Пок­ло­нить­ся или встать на ко­лени? Мо­жет ска­зать им спа­сибо за эти смер­ти? — опе­кун ука­зал на ле­жащие, на по­лу те­ла. 
      Толь­ко сей­час Маль­тис уви­дел, что каж­дый жест Мей­нхар­да ос­тавля­ет за со­бой све­тящий­ся ра­дуж­ный след. Так кра­сиво! К то­му же сам об­лик опе­куна ко­лебал­ся, слов­но на­ходил­ся внут­ри че­го-то. Боль­ше ни у ко­го та­кого не бы­ло.
      «Что это? То­же фан­том?» — по­думал Маль­тис и тут же по­чувс­тво­вал, что двой­ник так же за-ин­те­ресо­вал­ся обо­лоч­кой Мей­нхар­да. 
      — Они не мер­твы. Лишь ут­ра­тили связь с ис­точни­ком си­лы, — от­ве­тил Лже-Маль­тис. Гла­за двой­ни­ка си­яли си­невой, хо­тя Маль­ти­су в них ви­делись и дру­гие цве­та: зе­лёный, крас­ный и да­же чёр­ный. Но это мог­ло лишь ка­зать­ся.
      — Мож­но же вос­ста­новить связь, — не­уве­рен­но пред­по­ложил Маль­тис, в на­деж­де из­бе­жать про­дол­же­ния кон­флик­та.
      — За­чем? — спро­сил двой­ник и по­яс­нил. — Соз­да­вать це­пи слож­нее, чем об­ры­вать их.
      — Как твоё имя? — в го­лосе Мей­нхар­да проз­ву­чали нот­ки не­дове­рия, а ко­леба­ния ра­дуж­но­го фан­то­ма ста­ло силь­нее.
      — Ка­се́й. Маль­тис Ка­се́й, — на хо­ду при­думал Маль­тис. — Что зна­чит «не­уми­ра­ющий».
      — Что ж. Ме­ня зо­вут Алан Мей­нхард. Ес­ли у вас нет на­мере­ний во­евать, то мы смо­жем по­гово­рить.
      Ус­лы­шав сло­ва опе­куна Маль­тис об­ра­довал­ся. Мно­жес­тво об­ра­зов яви­лись в мыс­ленном взо­ре, обе­щая счас­тли­вое бу­дущее. Од­на­ко в сле­ду­ющий мо­мент раз­дался уз­на­ва­емый треск и бокс ис­чез.

      « Что слу­чилось?» — по­думал Маль­тис, стоя сре­ди бу­шу­ющей рас­ти­тель­нос­ти. Лег­кие раз­ди­рало из­нутри от вды­ха­емо­го воз­ду­ха. В но­су щи­пало, а гла­за че­сались, как впро­чем, и всё ли­цо. Мел­кий пух ле­тал пов­сю­ду, и вы­зывал зуд на ко­же.
      — Где мы? — спро­сила Ли­та. Толь­ко сей­час Маль­тис за­метил ла­боран­тку, си­дящую на зем­ле.
      Бед­няжка выг­ля­дела рас­те­рян­ной, ози­ра­ясь по сто­ронам ши­роко рас­кры­тыми гла­зами. Ей бы­ло страш­но. По край­ней ме­ре, так по­думал Маль­тис. 
      «И прав­да, где мы? Это не по­хоже на пе­щеру с ка­мен­ны­ми сар­ко­фага­ми»
      Мно­го све­та, яр­ко­го и вмес­те с тем сов­сем не рез­ко­го. А ещё за­пахи, зву­ки, оби­лие кра­сок. При­чуд­ли­вые рас­те­ния, пес­тре­ющие фи­оле­товы­ми и крас­ны­ми от­тенка­ми. Зе­лёных то­нов ма­ло, всё боль­ше в си­неву, за­то жёл­тых и бе­лых в дос­татке.
      Ни в од­ном от­чё­те, ко­торый хо­тя бы мель­ком по­падал­ся на гла­за Маль­ти­су, не бы­ло ни­чего по­хоже­го.
      — Ес­ли так выг­ля­дит мир пос­ле смер­ти, то я не хо­чу воз­вра­щать­ся к жиз­ни, — ска­зала Ли­та. — А ес­ли сон, то, по­жалуй­ста, не бу­дите ме­ня.
      Пос­ле этих слов де­вуш­ка свер­ну­лась на зем­ле ка­лачи­ком и боль­ше не ше­вели­лась. Маль­тис ре­шил не тре­вожить её. Усев­шись ря­дом, он не­кото­рое вре­мя лю­бовал­ся кра­сотой за­гадоч­но­го мес­та. Не­воль­но срав­ни­вая с тем, что зна­комо. В моз­гу то и де­ло воз­ни­кали воп­ро­сы: Опас­но-не­опас­но? Съ­едоб­но-несъ­едоб­но? Что мож­но из это­го сде­лать? Как это мож­но ис­поль­зо­вать?
      От­ки­нув­шись на спи­ну, он взгля­нул на убе­га­ющие ввысь ство­лы не­из­вес­тных рас­те­ний. Они слов­но пря­тались от не­го в мер­но рас­ка­чива­ющей­ся кро­не. Ту­да-сю­да, ту­да-сю­да… раз-два…. И ше­лест лис­твы и стре­кота­ние на­секо­мых – всё скла­дыва­лась в од­ну гар­мо­нич­ную ме­лодию, к ко­торой до­бави­лось мир­ное со­пение спя­щего Маль­ти­са.



Эль`Рау

Отредактировано: 06.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться