Геункаон: Качаясь над цепями

Размер шрифта: - +

2.9. Макс–Сакс.

Персонаж: Макс–Сакс.
Место: город Вер`Латбер. Заведение «Кошачий слон».
Местное время: 14:20 (Закат: 16:18).
Дата: Окаяница. 22 апреля 302 год от рождения Ока.

      Солнышко за окном ласково согревало своим теплом. Так не хотелось думать о том, что всему наступил конец. Столько усилий в пустоту. 
      Зуд не чувствовался, но Макс знал, что это лишь пока не выветрятся остатки фелисифина. Он ещё помнил это отвратительное чувство, словно кто-то ползает под кожей. Дрожащие руки отбивали нервную дробь. Он сел на кровати и, подумав немного, начал не спеша собираться, предварительно активировав дэкафон. Дряхлое старческое тело плохо слушалось. Сначала Макс решил, что конечности затекли из-за долгого сна в одной позе. Но, взглянув в треснутый мультелит, понял, что задеревенелость и ограниченная подвижность вызвана трупным окоченением. Смерть наступила около полудня по местному времени.
      Чем ближе смерть, тем сильнее хочется жить. Макс понял это, когда стареющее тело стало подводить его. И сейчас совсем не желал сдаваться, превращаясь в прогнивший кусок тухлого мяса. Он вспомнил, как ночью вколол себе недельный запас всех имеющихся инъекций, а затем старатель-но срезал куски заражённой плоти и перевязал тело. Конечно, этого недостаточно, чтобы спастись, но хватит, чтобы выиграть немного времени.
      Система оповещения показала несколько сообщений. В другое время он бы сразу прочёл их, но сейчас его интересовало лишь одно, исполнят ли «арутовцы» его просьбу. А от них известий не было. Сейчас ему нужны были все именующиеся средства, поэтому он и обратился за помощью. Репутация у него в этом городе не самая хорошая, да и в гильдии «Арута» он никогда не состоял. Однако это не мешало им брать на сохранение его сбережения за вполне приемлемую плату. Кроме того, «арутовцы» доставили его в «Кошачий Слон» и отвели отдельную комнату на первом этаже. Хорошо это или плохо, зависит от того, кто возьмётся за его просьбу. Но была ещё одна проблема. Хотя Вер`Латбер славится тем, что здесь можно найти умельцев в любой сфере, но такой товар, как моно-скелет , достать сложно и очень дорого. Только бессмертные легально заказывают их для своих слуг. К тому же, Северо-Западный ковенкорд является монополистом в данной сфере и ведёт свои дела весьма жёстко.
      Дверь тихо прошуршала, и в комнату вошёл коренастый мужичок с розовым хорьком на плече. Зверёк сверкнул вишнёвыми глазками и стал издавать угрожающие звуки. Все надежды Макса посыпались, как карточный домик. Больше всего он опасался встречи с Ло Сяш, чей хорёк по кличке «Фант» только что почуял в нём нежить. Самое время бежать, пока окоченение не достигло ног. Макс сделал шаг навстречу мужчине и тут же упал на колено.
      «Чёртово старое тело» — перед глазами старого мошенника потемнело, а в нос ударил запах крови. В комнате появились ещё люди, но Макс не мог их пока разглядеть.
      — Оттащите его на кровать, — приказал тихий дребезжащий голос. — У нас нет интереса, помогать Вам! Но я могу выслушать вашу последнюю волю.
      Старика усадили на кровати, забавно сложив руки на коленях. 
      — Если трудно говорить, пишите в планшете. Я никуда не спешу, — женщина с пышными формами села в кресло, которое выросло прямо из пола. Розовый хорёк быстро переместился к ней на колени и притих, свернувшись клубком. 
      Одного взгляда хватило, чтобы понять: это стигвер, причём довольно сильный. Кожа цвета тёмного шоколада лоснится, словно её натёрли воском. Красное кружевное платье с золотистым рисунком по краям едва скрывает грудь, в то время, как широкие рукава лежат на полу, пряча руки. На лице узкая панель, не позволяющая видеть глаза. И никаких волос. Все это, а также то, что пол и стены «покраснели», словно впитали кровь, говорило о правильности выводов. Шутку Ло Сяш о переписке Макс пропустил мимо ушей.
      — Текстовое сообщение. Я хочу прожить оставшееся время с комфортом, используя свои накопления. Но они неполные. Нужно довнести на прежних условиях расчёт по последнему контракту, — прошептал он, после чего использовал команду «вложение», чтобы приложить к сообщению копию контракта. 
      Дэкафон мгновенно перевёл слабую речь в текст, который вместе с вложением отправился собеседнице.
      — Хорошо, — Ло Сяш снисходительно кивнула, а после замерла неподвижно как статуя. Видимо, открыла контракт с Мальтисом, и оплата по нему ошеломила её.
      — Со всей суммы нужно будет рассчитаться за «Серф», — продолжил Макс, снова добавив в сообщение презентацию выбранной им модели моно-скелета. — А также перечислить средства посреднику сделки. 
      — И кто Ваш посредник? — в голосе собеседницы послышались нотки раздражения. Жадность не плохое качество, если его умело использовать.
      — Первый кто заключит сделку.
      — И каковы комиссионные? — глаза Ло Сяш не было видно, но по оживившемуся хорьку стало ясно, что его хозяйка заинтересовалась сделкой.
      — Для Вас?
      Если бы Макс мог улыбаться, то наверняка так бы и сделал, но тело немело, лишая последней возможности продолжать разговор.
      — Вы меня ещё слышите? — на язвительный вопрос старик уже не мог ответить. — Мы нашли то, что вы искали. Лишь поэтому я разговариваю с вами. 
      Макс уже сталкивался со стигверами и сделал для себя вывод, что эти люди параноидальные психи. Но что он мог сейчас сделать? Ничего. Тело сковывали невидимые оковы, и с каждой минутой их становилось все больше. Он не видел людей вошедших в комнату, но отчётливо расслышал приказ: «упаковать». 
      Его завернули в простыни и грубо выволокли в коридор. Никто из наёмников не рискнул та-щить зомби на себе, поэтому Макс ощутил все неровности напольного покрытия и ступеней. Нет, боли не было, но все равно неприятно. 
      Конечным пунктом оказалось помещение, наполненное больничными запахами. Кто-то задал вопрос: «Нужно ли его выпрямлять?». Ответа не последовало. 
      Макса перевернули, и его лоб упёрся в металлическую поверхность. Он услышал звуки резака. Что именно делали с его телом, он не видел, лишь ощущал подёргивания, а ещё зуд. Да это жуткое чувство, будто рой мелких паразитов ползает под кожей, постепенно перемещаясь вглубь. Вот они уже добрались до лёгких. Хотелось почесать грудную клетку изнутри. 
      Обида и злость, а ещё невыносимое чувство упущенного времени охватило Макса. Он не мог видеть окружающих его людей, но слышал их разговоры. В основном болтовня о том, кто, где и как провёл ближайшее время. Но позже случилось кое-что интересное. По всей видимости, вернулись наёмники, притащившие его ранее.
      Первый голос :
      — Ты чего такой смурной?
      Второй голос:
      — Вещи старикашки обыскивал, а там мелкий гарг засел.
      Третий голос:
      — Не смог с гаргулитом справиться.
      Раздались сдавленные смешки. 
      Второй голос:
      — Недоразвитый булыжник. Единственное что удалось с него выбить, так это слова «Ням—ням», с которыми он вцепился в мою ногу. 
      Третий голос:
      — Пока он отбивался, … ха …ха …ха … остался в одном ботинке. Даже трусов на нем не оставил, мелкий уродец. 
      Смех наполнил помещение, разбегаясь эхом прочь.
      Второй голос:
      — Смешно? А мне теперь в скальник лезть за вещами? Хрен уж!
      Первый голос:
      — Не расстраивайся. Маленький гаргулит, еще не гарган . В конце концов, не все они такие. Мне приходилось с гаргульями работать, они вполне адекватные.
      Второй голос:
      — И что? 
      Третий голос:
      — Ничего. Угомонись уже. В общем, у старикана нычка где-то, и мелкий гарг туда всё тащит.
      Стычка с малышом «Нямкой» подняла настроение, хотелось рассмеяться в голос, да не судьба. Дальше Макс уже не слушал поднявшийся шумный гвалт. Он знал, что гаргулит оставил наёмнику ботинок не случайно. Только так малыш смог вернуться к хозяину. Жаль, что опоздал немного, и в текущем положении дел, ничем помочь не мог. Оставалось надеяться, что вчерашние усилия не прошли даром.
      «Хорошо, что обыск достался этим олухам. Будь с ними хоть один опытный вектор, то схрон был бы разорён и …» — последняя мысль Макса так и повисла незавершённой.



Эль`Рау

Отредактировано: 19.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: