Геункаон: Качаясь над цепями

Размер шрифта: - +

2.23. Макс-Сакс.

Персонаж: Макс-Сакс.
Место: город Вер`Кезеш.
Местное время: 16:00 (Закат: 18:21).
Дата: Воскресенье. 19 апреля 303 года от рождения Ока.

      Скрежет, треск, и ленивый жамкающий звук. Макс попытался открыть глаза, но ничего не получилось. Он поднял руку к лицу. Странный звук исчез. Сознание, а вместе с ним воспоминания вернулись, напомнив о случившихся бедах. Тело не чувствовалось. И о каком теле могла идти речь? 
      Макс прислушался к новым ощущениям. Ужасно хотелось вытянуть ноги и потянуться. Стоило лишь подумать, как нечто совсем рядом зашевелилось. Макс насторожился, но ничего не произошло. Он немного подождал, а потом ещё немного. Едва успокоился, как жамкающий звук повторился. Макс рванул в сторону. Прижавшись, как казалось, спиной к стене, он бегал взглядом по комнате. Обстановка вокруг выглядела незнакомо, кроме того интерфейс дэкафона отвлекал большим количеством данных. 
      «Нет, это чужой дэкафон» — Макс поднял руку к уху. Понимая, что трогает свою голову, он абсолютно не чувствовал прикосновений. Разум соображал, тихонько поскрипывая. Макс снова осмотрелся.
      Маленькая комнатка с узким столом в одном углу и широкой скамьёй в другом. Окон нет, а дверь почти слилась с серым тоном стен. Над столом в громоздкой оправе круглое зеркало, смахивающее на винтажный иллюминатор, больше в комнате ничего не было, разве что кусок ткани на полу, похожий на брезент. По всей видимости, в нём его приволокли. Это могло вывести Макса из себя, но почему-то ни гнева, ни страха, ни каких-либо других чувств не было.
      Макс подошёл к столику и долго стоял, глядя на отражение. Это был моно-скелет, но модель совсем другая, какая-то болванка, такая же серая как всё в этой комнатёнке. Злоба, смешанная с досадой могла бы разорвать его изнутри, но он чувствовал лишь необходимость в эмоциях, которых на самом деле не ощущал. Ещё раз взглянул на новый облик. Рука дёрнулась и разнесла зеркало на осколки. Хотелось высказаться кратко и грубо, но ничего кроме скрипения произнести не получи-лось.
      «Да что такое?» — ещё совсем недавно Макс думал о том, как это здорово иметь синтетическое тело, но представлялось всё как-то иначе. Хотя, что он мог представить? Перед мысленным взором возник облик Ланы: «Что за нищебродская фантазия? Совсем мозги протухли?». Азиатка презрительно цыкнула и Макс почувствовал ледяные пальцы, сдавившие коченеющее горло. 
      «Невозможно, невозможно…» — мысль билась в голове, требовательным стуком в черепную коробку, в наличии которой Макс сомневался. И это сомнение растекалось спасительной волной вокруг, превращая страхи в пыль. Все растворилось в вечном покое, который может дать лишь пустота. Никого нет и ничего нет, … ничего, кроме требовательного стука, что раздавался снова и снова. Теперь уже не в голове, а где-то вне. 
Жамкающий звук так же повторился и шёл из груди. В этот раз Макс узнал его. Гаргулит Нямка каким-то образом забрался в моно-скелет и, похоже, обустраивался в нём. Хорошо это или плохо – судить рано.
      Дверь открылась, и в серую комнатёнку вошёл рослый брюнет с волосами, тронутыми сединой. Чёрный костюм, зелёная рубашка и шейный платок цвета алой крови – в представлении старейшина северного ковенкорда не нуждался, но всё-таки представился.
      — Здравствуйте, меня зовут Мориц Золт! Я выкупил ваш контрафактный контракт. Теперь вы и ваш моно-скелет принадлежите мне. Вам удобно? 
      — Сп_хр_пбо … — выдавил из себя Макс.
      — Хм… скелет был исправен. Джилина посмотри, в чём проблема. Вы ведь не против? — вежливый вопрос старейшины показался Максу неприкрытой издёвкой.
      После слов Морица, в комнате появилась сероглазая девчушка. Костлявая, невзрачная, но на удивление шустрая. Макс не успел разглядеть лучше, так как картинка, дёрнувшись, рассыпалась мигающими осколками.
      Реальность провалилась в чёрную дыру, в которой не ощущалось ни времени, ни пространства. Всё бы ничего, только в этой чёрной пустоте что-то жило. Макс знал это наверняка, хотя не мог объяснить своей уверенности.
      Сколько времени прошло? Минута, две, час, сутки, месяц, год? Кто знает? Темнота вздрогнула или вернее замерцала, как бы странно не звучало, а после со всех сторон посыпались данные, сливаясь и приумножаясь. Понимание что к чему пришло позже, когда появились знакомые очертание серой комнатушки, а следом множество цветных фигурок и отметок: «Вот метка, обозначающая старейшину, вот Джилина, а эти три – тех, кто стоит за дверью?»
      Макс пригляделся и всё то, что осталось от него самого сжалось. В коридоре стоял стигвер, чья неоплазма заполнила коридор на несколько метров вокруг. Казалось, словно липкая масса про-никла в каждую щель, в каждую трещину ветхого здания.
      «Ло Сяш» — догадался Макс, наблюдая, как в этом адовом потоке радостно плещется зверёк, по форме напоминающий хорька. Фант - пушистый любимец арутовцев не уступал по силе нелюдям, попавшим в радиус сканирования. В том, что оборотень служит в качестве охранника – нет ничего удивительно. Странно то, что чистокровному с такой мощью понадобилось работать на кого-то.
      «Если только изгнали» — размышлял Макс, пытаясь припомнить хоть один подобный случай. Третий в компании арутовцев хоть и был человеком, но тоже не без сюрпризов. Крепкое мужское тело казалось вывернутым на изнанку и гнетущая аура, заволакивала его, пряча от любопытных глаз. Чтобы это значило Макс не знал и даже не догадывался.
      Джилина снова подошла к нему и подключилась к системе жизнеобеспечения, о чём тут же пришло сообщение во всплывающем окне. После нескольких манипуляций, она отошла, бросив на Морица хмурый взгляд. Тот в ответ улыбнулся, словно гримаса щуплой девчушки могла рассмешить. 
      — Ваша репутация не оставила выбора, но модель крестоносца подходит даже мошенникам вроде вас.
      Слова бессмертного теперь уже не казались, а были издёвкой. Как жаль, что злоба осталась по ту сторону смерти. 
      «Моно-скелет серии крестоносец – особенная вещь, которую нельзя купить за деньги» — не веря словам старейшины, Макс копался в памяти. — «Их поставляют согласно мировому соглашению в трёх видах: циклоп, паладин и титан. Несмотря на внешние отличия, у всех одна задача: защита поселения. Крестоносцы патрулируют вверенную им территорию, задерживая каждого, кого не смогли идентифицировать при первичном сканировании. В боевом режиме задержание меняется на уничтожение».
      Городская гвардия регулярно пополнялась паладинами и эта модель хорошо знакома Максу. Титанов тоже приходилось встречать на территории чистокровных. Но серое нечто в зеркале, он видел впервые.
      «Циклоп» — вывод простой и логичный. Об этой модели Макс знал на уровне слухов, одни чуднее других. Поэтому первым делом решил ознакомиться с интерфейсом, который после перезагрузки свернулся в узкую рамку с иконками. 
      «Гирлянда» — Макс мысленно усмехнулся и остановил взгляд на иконке с изображением белого креста. Внутри оказались технические сведения о всех типах моно-скелета, включая серию крестоносец.
      — Вы слышите меня? — голос старейшины так не вовремя отвлёк от увлекательного чтения. — Не можете разобраться с управлением? Похоже, что слух о вашей технической подкованности оказался преувеличенным. Жаль. 
      Мориц глянул на него с таким разочарованием и пренебрежением, как на брошенные в огонь деньги.
      — Я в порядке. Управление простое, но сама модель и база данных... — высказался Макс в свою защиту, опасаясь оказаться по настоящему бездомным, но старейшина перебил его.
      — Вот и хорошо. До первой точки минут десять. Джилина синхронизирует маршрут навигатора и можно отправляться. Вам же больше ничего не нужно?
      «Нужно» — подумал Макс, но от комментариев отказался. С этой минуты его жизнь, а правильнее сказать посмертное существование, изменилось. Исчезли не только обыденные чувства, но даже ощущение времени. Больше не существовало разделения на дни, ночи, недели, месяца и далее. Всё превратилось в единое полотно, которое чем-то напомнило картину, висевшую в одной из приёмных «Карусели» : размытый силуэт человека бредущего по серой дороге, что вдалеке превращалась в туманную дымку.
      Двигаясь по маршруту от одной точке к другой, Макс открывал для себя возможности циклопа. В отличие от других моно-скелетов, тот имел внешний вид далёкий от облика человека или животного. Восьмигранный торс опирался на четырёхпалую ногу, которая при движении трансформировалась, образуя от двух до восьми свободно сгибающихся конечностей. Голову циклопа представляла металлическая сфера с крестообразной прорезью сверху, прикрытой защитной пластиной. В месте соединения «головы» с телом был чашеобразный воротник, который скрывал часть сферы. Отчего казалось, что та просто катается внутри него. Понять где у циклопа лицо, спина или бок – было не возможно. Со всех сторон всё одно, всё едино. При этом внутри корпуса в специальных отсеках находились конечности-манипуляторы, которые заменяли циклопу руки и активировались лишь, когда в этом была необходимость. После чего снова убирались внутрь. Максу хотелось увидеть, как смотрится со стороны полная активация скрытого «арсенала» циклопа. 
      Сравнивая с характеристиками обычных моделей моно-скелетов, он едва удерживался от желания пасть к ногам Морица с какой-нибудь эпичной тирадой на тему служения преданного и благодарного. Трансцендентная экзистенция, заключённая в строгом математическом совершенстве циклопа, творила с разумом Макса нечто невообразимое. Лишённый тела и чувств, он смог найти новый источник наслаждения, не доступный при жизни. И все мысли о Лане растворились в самозабвенном восхищении новыми возможностями. Но это было кратковременное затмение. Желание отмстить возродилось, приняв форму трепетного предвкушения расправы. Оно эволюционировало, умножая вариации на возможности. Поймать Лану теперь хотелось ещё сильнее, вплоть до мозгового зуда.
      Очередная точка – город Бомэй. Население около трёхсот тысяч человек, а значит, местная гвардия может похвастаться приличным количеством крестоносцев. Ещё при подъезде к внешнему периметру, Макс получил информационное послание, а в нём – сводка происшествий, списки с подробной схемой миграции людей и нелюдей за последние дни. Вдаваться в подробности желания не было, поэтому Макс бегло пробежался по основным пунктам: ничего интересного.
      Вдруг множество ледяных игл вонзились в мозг. От неожиданности Макс вздрогнул, проскрежетав первое пришедшее на ум ругательство.
      — Вы взбледнули? — спросил Мориц, и тут же пояснил. — Способность мимикрировать активна только в спокойном состоянии.
      Макс успел забыть, что циклоп постоянно синхронизируется с окружающей средой, чтобы оставаться невидимым для большинства живых существ. Да это было и неважно, особенно сейчас, когда сухая смесь боли и страха встала комом в несуществующем горле.
      «Что это? Лана?» — предположил Макс, когда боль ослабла. — Я чувствую своё тело? Или оно не моё? Странно.
      — Абстрагируйтесь. Вы всего лишь часть свиты, её песчинка, — отмахнулся Мориц, остановив вентогам у пропускного пункта Бомэя. 
      Джилина, которая всю дорогу сидела рядом со старейшиной, мигом перебралась вглубь салона, где неоплазма Ло полностью скрыла её. Макс наблюдал за тем, как данные о количестве и характере пассажиров стремительно сменились. Теперь это бессмертный в сопровождении слуги-фамильяра и телохранителя в моно-скелета. 
      Следы Ло и Джилины бесследно исчезли, когда возле вентогама появилась фигура гварда. Он сканировал транспорт, а Макс считывал его характеристики, а так же стоящего за ним крестоносца. Паладин специально разработан для человеческих полисов, и своё «героическое» название получил за внешний облик: шлем с ярким плюмажем красного, чёрного, реже золотисто-жёлтого цвета, в тон нарамника, который скрывал защитные пластины, отдалённо напоминающие средневековую броню. 
      И во всей этой вопиющей безвкусице обыватели видели рыцаря в сверкающих доспехах. Никто из них не задумывался об истинной сущности, которая кричала красно-чёрной раскраской неоплазмы. 
      «Знай люди правду о паладине, как поступили бы?» — подумал Макс, оценивая работу техногенетиков, слепивших воедино стигвера и мертвяка. — «Вышвырнули бы? Нет, скорей предпочли неведенье».
      После формального осмотра, Мориц покинул вентогам. Его не было несколько минут, а может несколько часов. Отсутствие старейшины беспокоило Макса куда меньше, чем не покидающее ощущение скованности в несуществующем теле. А объяснить всё творящиеся с ним мог только Мориц. Поэтому, когда тот вернулся, он ощутил себя шавкой, безумно радующейся возвращению хозяина.
      — Под городом есть скальник. Если верить гвардии, то гаргов там давно уже нет, — старей-шина не стал продолжать. Вентогам мягко тронулся, и улицы Бомэя замелькали по ту сторону защитных панелей. Одно мгновение и вот уже другая окраина города гостеприимно указала на выход через старые массивные ворота. Вероятно, они стоят здесь с эпохи разрушений, а может ещё дольше.
      Вход в скальник оказался заложен каменной кладкой, но Макс сразу нашёл другой путь у границы леса. Здесь заканчивались городские владения и вдалеке виднелся не пересекаемый барьер чистокровных.
      — Нейтральная зона. Удобно, — вслух оценил Ло расположение тайного хода в скальник. Неоплазма вмиг превратила стигвера в черную тень, которая слилась с темнотой подземного лаза, и Макс потерял его из вида, но не со сканера. 
      — После вас, — голос старейшины прозвучал настойчиво, как приказ. 
      Коренастый арутовец недружелюбно глянул на него. Воздух задрожал от сдерживаемой силы, которая скрывалась внутри этого человека. Его сущность была непонятна Максу, а потому вызывала больше опасений, чем прочие спутники. Сплюнув сквозь зубы, арутовец неторопливо достал из вентогама переноску со спящим хорьком. 
      — Ищи Ло, — сказал он зверьку, потрепав за загривок. Фант зевнул, широко раззявив пасть, отчего кончик языка забавно встал розовой свечкой. Потянулся и так быстро шмыгнул в тёмный проход, что Макс едва успел поймать на скане тепловой след передвижения.
      — А ты останься, — Мориц коснулся плеча Джилины. Взгляд старейшины показался Максу неподобающе нежным. Да и голос прозвучал, как-то неестественно приторно…. Мориц склонил голову к уху девчушки и прошептал слова на незнакомом языке.
      — Ты ещё здесь? — вопрос относился к Максу. Будь у него совесть или хоть капля моральных ценностей, то смущение и извинения не заставили бы себя ждать, но старый мошенник даже при жизни не был склонен к сантиментам. Ухмыльнувшись в душе увиденному, Макс отправился нагонять компанию арутовских контрабандистов.
      Заброшенный скальник выглядел мёртвым. Кривые коридоры ходов между разваливающихся балок строений, которые существовали ещё до первых разрушений. Плесневелые стены, корявые корни засохших растений, пыль, грязь и прячущиеся по углам насекомые. Имея руки и смекалку, здесь можно было устроить несколько уютных схронов.
      Макс снова ощутил ледяные иглы, пронзающие разум. Сканированные данные заплясали на экране. Количество подвижных объектов внезапно увеличилось. Лана со своей свитой ворвалась в скальник через бесформенный портал и тут же столкнулась с Морицем. Старейшина в отличие от Макса сразу направился к этому месту, едва вибрация пробежала первой волной по уродливым тоннелям. Молниеносно он оказался возле дракулиты и схватил её за горло. Не ожидающая нападения свита в растерянности рванула в стороны, но одумавшись, тут же бросились на Морица. Разум Макса затрясло в болезненной горячке.
      Ожившая тьма скальника накинулась на нападавших, растаскивая в соседние проходы, прочь от старейшины. Макс задыхался, хотя лёгких у него не было, и воздух не требовался.
      — Не ждал вас так скоро, — сказал Мориц, сильнее сдавливая горло Ланы. 
      — Я твой бог, — прошипела дракулита, вцепившись пальцами в руку старейшины. В следующий миг, за её спиной расправились крылья, которым оказалось слишком тесно в тоннеле.
      Мориц послушно разжал пальцы. Лана отступила на шаг, выпрямилась и горделиво приподняла подбородок. На лице старейшины заиграла довольная улыбка, а через секунду       …. 
      Больше Макс ничего не видел и не ощущал. Разум погрузился увесистым булыжником в тёмные воды равнодушия. Спокойствие заволокло сознание, одурманило, вызвав рефлексию, не свойственную прижизненному характеру старого мошенника.
      Обезличенный голос произнёс: активирован боевой режим. Гуманоидные фигуры на сканере окрасились цветом охры с разноцветными отметками зон входящего урона, отражения и защиты. Всё это напомнило схему разделки туши. Беззвучно Макс рванул к первой цели. Вжум. Мелькнули конечности-манипуляторы. Хруст, всплеск. Кровь брызнула на стены и потолок. Шмяк, бряк. Посреди прохода лежала голова и непонимающе пялилась в пустоту перед собой. Торс, рассечённый на четыре части повдоль, плюхнулся на неё сверху, образуя шалаш, который тут же дополнился руками и ногами. Фьух. Ослепительная вспышка осветила проход скальника. С треском чудовищная конструкция занялась синим пламенем и чёрный дым, клубясь, помчался по потолку в поисках выхода наружу.
      Вторая цель. Вскрик, хрип, влажное хлюпанье. Ещё одно тело сложилось костерком и через мгновение вспыхнуло, пожирая и без того малое количество воздуха, порыгивая ядовитым газом. Третья, четвертая, пятая … фигур на сканере становилось всё меньше и меньше. Макс не задумывался, кто перед ним. Как не думал о том, что может сотворить со своими «спутниками». Лишь Лана и Мориц на задворках сознания мерцали пугающим огоньком беспокойства: не успею, опоздаю.
      Обезличенный голос произнёс: возобновлён режим сопровождения. Во всплывающем окне появилась надпись: боевая программа поставлена в ожидание.
      Прочитав слова, Макс заподозрил, что Джилина, возможно удалённо управляет системами его моно-скелета. Тут же появился отчёт с логами последних действий, из которого следовало, что дистанционное подключение к программам крестоносца невозможно.
      «Странно это» — подумал Макс, свободно двигаясь по тоннелям скальника, словно прожил здесь всю жизнь. Он нашёл Морица и Ло в том же тоннеле, где открылся портал. С потолка свисало тело Ланы, покрытое темно-бордовой неоплазмой. Крыльев не было, как не было груди, которая когда-то так волнующе игриво выглядывала из выреза одежды.
      — Новоиспечённая богиня не знает физиологии своего божественного тела, — иронично проговорил Мориц, заметив, как Макс застыл возле дракулиты.
      — И что теперь? — вопрос Ло повис в воздухе.
      Из полуразрушенного прохода выскочил хорёк, а следом за ним мелкий коренастый арутовец.
      — Нашёл склад. Только ни охраны, ни защитных дройдов там нет. Но следы свежие, — обратился он к Ло, подчёркнуто игнорируя старейшину. Без лишних слов Мориц направился в сторону так называемого склада. 
      Здесь и, правда, было мертвецки тихо. Вдоль дальней стены стояли транспортировочные контейнеры. Образовавшиеся между ними тропки упирались в стену, где висели панели логистической системы управления. В оставшейся части зала, неровными вершинами лежали горы мусора.
      Макс увидел на сканере несколько выведенных из строя защитных дройдов. Гуманоидные фигурки, коих были не много, не подавали признаков жизни. Мориц подошёл к ближайшему мертвецу, окоченевшего с глупой гримасой крайней степени удивления.
      — Не думал, что от удивления можно умереть, — сделал вывод Макс, сканируя мёртвое тело.
      — Некоторые потрясения не совместимы с жизнью, — ответил старейшина. Его лицо стало мрачным, а взгляд красноречиво говорил о досаде. — Опоздали.
      — Похоже, тут нужен мистик, дедусь, — с улыбкой Ло указала на коренастого арутовца, который как приклеенный следовал за стигвером. Скачущий по контейнерам Фант издал протестующий визг. Зверёк шустро добежал до Ло и забрался на плечо.
      — С чего начать? — спросил арутовец, снимая с правой руки перчатку. Теперь Максу стало ясно, что не так с этим человеком. Если бы мог, то громко расхохотался бы. Ведь мистики считались людьми только номинально. Так называемая сверхчувствительность к информационным полям, превратила их в ручных питомцев, иждивенцев-приживал. Им запрещено без приказа хозяина касаться голыми руками предметов и людей, потому что они способны не только вырывать фрагменты прошлого и настоящего, но и выставлять их на всеобщее обозрение.
      С нахальной ухмылкой на губах арутовец прошёл мимо контейнеров и вразвалочку направился к мусорным кучам. Здесь он остановился и размял плечи, издавая неприятный хруст вдоль хребта. Воздух вокруг него задрожал, и Макс смог увидеть на сканере параметры искажения пространства.
      Визуально же помещение заволокло туманом, который казался то густым, то почти прозрачным. Где во всём этом было настоящее, а где иллюзия Макс не мог определить. Мистик, приподняв в усмешке край губы, кивнул в сторону появившейся неподалёку тени.
Взгляд девушки блуждал, словно та была пьяна. Нетвёрдым шагом она прошла среди мусор-ных куч к стене. Отдышавшись, упала на колени и упёрлась руками и лбом в стену. Вдоль позвоноч-ника появились острые выросты. С треском кожа разорвалась, превратив спину в клыкастую пасть. А в образовавшейся дыре, показались две конечности. По тому, как они выглядели и двигались, Макс решил, что это щупальца. Но тут же передумал, потому как, коснувшись плеч, они ухватились за них пятерней, как у человека. Заворожённо Макс смотрел, как бесформенное нечто темно-бордового цвета вылезает из спины. 
      «Похоже, оно ближе к беспозвоночным, вроде осьминогов, нежели к людям» — вывод напросился сам собой. А появившаяся тварь, по-прежнему цепко держалась за плечи, прижавшись всем своим скользким телом к замершей девушке. 
      Система безопасности подняла тревогу. Какой-то человек подбежал к твари, но та ощетинилась множеством тонких щупальцев, которые несколько раз ужалили его. Макс ощутил, как жгучая боль в теле человека быстро сменилась онемением. Бедолага перестал чувствовать своё тело. Его кожа внезапно загрубела, превратившись в подобие панциря. Он был жив, но двигаться не мог. На лице кривой маской застыло удивление. 
      Макс перевёл взгляд на девушку. В этот момент тварь на её спине повернула голову. На круглом подобии лица, проступили человеческие черты. Тонкие щупальца сплелись на голове в толстые канаты-косы, а зелёные лужи глаз смотрели сквозь Макса. Невольно, он вспомнил рисунок медузы Горгоны на зеркальной панели в горном комплексе. И как бы в подтверждение его мыслей, тварь оскалилась змеиной улыбкой. Дышать стало невозможно тяжело. Казалось, будто места в груди с каждым вдохом становится меньше.
      «Каменею!» — в панике подумал Макс, не понимая как такое возможно. Чёрные тени набежали со всех сторон, и земля окрасилась цветом ржавчины. Сверканием молний, выстрелы плазменного оружия замелькали перед глазами. И тут же пронзительный вопль разорвал перепонки в ушах, переводя мир вокруг в режим полной тишины. Хотя были ли у Макса уши? Не было. Но что-то схожее по функционалу явно только что сломалось. Макс закричал, но звука не было. Существо же уставилась на Макса чёрными глазами без белков. Скальник задрожал, застонал, как живой перепуганный зверь. Визор отключился.       Последнее, что Макс увидел, так это то, что существо, побледнев до светло-розового цвета, отделилось от девушки и уползло прочь, как какая-то ящерица или змея.
      Обезличенный голос произнёс: основные системы повреждены. Переход на резервные через пять, четыре, три…. 
      Макс провалился в пустоту. И снова ощутил присутствие кого-то в непроглядной тьме. 
      — Ням-ням, — произнёс гаргулит. — Ням?
      — Два, один, — продребезжало в сознании, и очертания скальника проступили сквозь тающий мрак.
      «Что случилось между три и два?» — спросил себя Макс, а на ум пришло «ням-ням». 
      За завалами мусора у стены Мориц и Ло осматривали стоящее на коленях подобие человека. Оказавшись рядом, Макс узнал закованную девушку, спасённую Алексом на заброшенной базе. Её руки касались лба, образуя треугольник. Словно она не в стену упиралась, а пыталась защититься от чего-то.
      — А говорят сношение стигвера омерзительно. Чтобы сказали о вот таком? По мне, так воз-рождение бессмертного, куда отвратнее выглядит, — слова Ло стали для Макса ключом к пониманию увиденного. Но вместе с тем, закралось сомнение – система циклопа не смогла опознать и классифицировать существо. А это значит, перерождение здесь ни при чём. 
      «А может в искажённой реальности сканер не работает?» — на всякий случай Макс запустил диагностику всех систем.
      Старейшина с довольным видом раздавал указание Ло, а после и Максу. Нужно было поло-жить в свободный контейнер тело девушки ставшее полым. А перед этим набить мясом удивлённых мертвяков. На это ушло какое-то время. После чего неоплазма Ло заполнила контейнер и загорелась. Макс наблюдал за тем, как стигвер сосредоточенно всматривается в пламя, которое постепенно стихало.
      — Превосходная работа. Я бы сказал, Оленька, это настоящее произведение искусства, — похвалил Мориц, заглянув в контейнер. — Макс, отчёт о том, что дракулита и «ангел» найдены, отправь через общую сеть крестоносцев, и можно снять режим усиления. А потом отнести контейнер наверх. Что-то у меня плохое предчувствие, надо бы поскорее выбраться отсюда.
      Макс сделал, как было приказано. В нескольких метрах от выхода, он вдруг странно себя почувствовал. Показалось, что земля задрожала, и ветхие руины вокруг него застонали множеством голосов. Глубоко внизу в заваленных переходах скальника оживали камни. А в груди циклопа стало жарко и жамкающий звук, на который Макс перестал обращать внимание, перерос в скандирующее «Ня-ма! Ня-ма!».
      — Быстрее! Проход рушится, — крикнул коренастый арутовец. Тёмная кровь проступила на стенах. От неё исходил неестественный жар. Работа стигвера. Подстраховка на случай обвала сработала отлично. Макс выскочил за минуту до того, как тайный ход в скальник выплюнул наружу грязную струю пыли с камнями.
      Треск и скрежет смешался с уханьем плазменного оружия. Вентогам старейшины в нескольких местах оплавился. Джилина использовала в качестве укрытия. Её противники держались возле транспортника, который неуклюже завалился вперёд, вспахав носом землю. Мориц мгновенно оказался возле них. Макс не слышал ни криков, ни хрипов. Всё произошло слишком быстро.
      — Отлично! — сказал Мориц, заглянув в салон транспортника. — Контейнер с телом сюда, а новоиспечённую богиню туда.
      Если бы у Макса было лицо, то оно бы вытянулось от удивления. Он не мог понять, каким об-разом тело Ланы оказалась возле вентогама, пока не увидел гравитаж. С помощью него Джилина легко переместила дракулиту в указанное место.
      Со стороны не пересекаемого барьера раздался звук, словно кто-то передвигался прыжками. Крестоносец «Титан» поставлялся в усадьбы чистокровных. Огромное чёрное чудовище с белым крестом вместо глаз, по форме напоминало гориллу с головой быка. Его отличительной чертой была способность к трансформации, которую вся компания наблюдала прямо сейчас. Рогатая голова титана на ходу переместилась в область груди. Лапы разделились надвое, равномерно разместившись вокруг изменившегося тела. В таком виде, он напоминал боевого арахнида времён разрушений.
      Оказавшись в шаге от тайного хода в скальник, титан остановился и припал грудью вниз - защитная стойка. Теперь стало видно, что на спине у того находится чистокровный в обличье белого кота. Спрыгнув на землю, он принял человеческий вид. Белый виваскут закрывал тело чистокровного от ушей до пяток. Мориц приветственно помахал ему рукой. 
      С привычным гулом на месте между вентогамом и транспортником появился ещё транспорт, а за ним ещё один. Становилось оживлённо. Макс решил не вмешиваться. К тому же в груди продолжало жечь, благо нямкающие звуки пропали. 
      Похоже на маленьком пяточке встретились заинтересованные стороны людей и бессмертных, а чистокровный выступил в качестве нейтральной стороны, следящей за порядком. Макс не вникал в обсуждения, лишь оценил, с какой лёгкостью Мориц навешал всем лапши на уши. Люди забрали контейнер с «ангельскими» останками. Бессмертным в качестве трофея остался транспортник с красной эмблемой на боку в виде кулака сжимающего пучок стрел.
      Казалось, всё кончилось. Люди забрали контейнер с окаменелым телом и быстро скрылись за стенами Бомэя. Титан принял облик быкоголовой гориллы и вернулся вместе с чистокровным обрат-но за барьер. Теперь здесь остались лишь группа арутовцев, Мориц с Джилиной и ещё один старик в сопровождении двух мимикрирующих циклопов, которые сразу же занялись реанимацией трофейного транспортника. Звук двигателя прорычал, что им это удалось. Макс подошёл ближе, чтобы занять место получше, но циклопы перешли в боевой режим, о чём тут же пришло сообщение во всплывающем окне.
      — Эта модель циклопа поражена големорфной язвой, — произнёс старик, обращаясь к Морицу. — Вам следует отдать приказ на самоликвидацию.
      «Что?!» — не понял Макс, и тут же сработало наработанное годами чутье на неприятности. Не дожидаясь развязки, он рванул в сторону заваленного входа в скальник. Активировался боевой режим и выстрел встроенной в корпус плазменной пушки проделал дыру подходящего размера. Непонятно зачем, но Макс на ходу подхватил тело Ланы и шмыгнул в скальник.
      Никто не преследовал его. Да это было и не важно. Макс забился в, как ему показалось, укромное место, прикрыв себя телом дракулиты, как щитом и стал ждать, когда за ним придут.



Эль`Рау

Отредактировано: 19.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: