Гиалдо Неквурт и Магический хаос

Размер шрифта: - +

Глава 2 К залежам приключений, или экскурсия в опасность!

- Зря ты явился! - прошептало нечто, отступая к отверстию в полу. - Тебе здесь не рады. – добавило, зажестикулировав поднимающейся девочке.
– Мне нигде не будут рады. – проговорил Алдо, обронив окрепший взгляд, возле той.
Девочка поднялась, да и увидев знакомые символы на чемодане дитя, тут же расчувствовалась, узнав отметки влияния Диззуля.
– Что там в нем? Колдовские вещицы, или одежда? – спросила она, вооружившись трещащим оскалом.
Малыш не так и прост. Очевидно и волшебник! На опрос тернистости сей встречи и свободной минуты не почерпать, так что на просторный вариант другого случая оставлю это жадное намерение, с коим едва ли совладать. Но к магическим стечениям тот вовсе не расположен привычным потом убеждений, почему же так? Ископаемая странность однозначно поселилась в стряпне из вызывающих обстоятельств!
От ее разменного взгляда мигом зашипели оттенки всего в холле.
– Он не открывается, потому не знаю. Но его родители просили с собой носить, если вдруг задержаться в командировках! – поведал Алдо, невзначай представившись.
Тотчас створка потекла облачением Губрона, из того ведь состряпана, да и его же волшебством, а там и во внутрь наведалась жуткая двоица.
Первый разил неуклюжестью, оттого обстановка попортилась внутри помещения, а вторая хромала спиной, и щебетала тенью, причем формой какой-то водяной колонки.
- Этти и Боззи! - выговорила милочка, взмахнув бровями.
Невзначай высотка начала расти, а пол же наоборот превращаться в зыбучую кучу каких-то картин.
- За мной! - сказала та, схватив за ногу мальчика.
Двоица и опомниться не успела как шлепнулась к некоему знаку, на перепутье 9 троп, драгоценных, что вели к разным песчано-грязевым, маслянисто-текстильным, жидко-глиняным, и иным тоннелям.
- Куда они делись? - спросила нечисть, скинув в себя узкую кожу кондуктора трамвая.
Колдун же последовал по следам, поспешив в центральный тоннель.
- Отлично! Не вытеряли их. - сказала та, направившись за другим, и более проворным, как и расторопным, ищейкой.
Повсюду затеялся ор, недра так отреагировали на присутствие тут чужаков, а воздух засиял отсеивающими всякие интуиции искрами ль.
– Переправьте его в другую часть города, а я же позабавлюсь с этой обоицей. – сказала девочка, волоча за собой куда-то дитя, причем по горбатому крытому коридору из крыш.
В этот момент высотка снаружи вновь начала опускаться!
- Только 3 минуты, и тут все зависнет. - сказала та, продвигаясь к арке-платформе с кучей рычагов.
Хотя бы не докучает вопросами! А эта двоица как нас отыскала? Да и как наведалась в зашифрованный оползнями искусственного времени квартал? Червоточины уже поднадоели моему рассудку. Первобытная неразбериха заполонила наши бытности с избытком, занаправив силы в самые не безупречные стороны, к недругам свирепым. Уже и не сочтемся с этой дерзостью своими мочиями, а выжидать подмоги - зевать у бреши в запущенной глупости.
За той прыгала жаба, присыпая не то что нужно за собой, и кувыркалась в воздухе масса из ниток.
Нагрянув к арке, девочка поопускала рычаги, зеленый, алый и белый, да и на появившийся тотчас луч, уже синий, указала сей троице, сама же незамедлительно заговорила какими-то миражами.
Итак, троица вволочилась в луч, да и будто растаяла на разные отблики, а милочка вытащила страницу из Замтийсских сказаний №5, да и выдохнула на ту какие-то желания, впоследствии выманив из пузыря, в кой та тут же превратилась, существо из деревянных цепей.
- Тиховатостью шипит этот тоннель по заказу дорогуши? - озадачился громко мужчина, приближаясь к арке с тварью.
Взобравшись на существо, и мигом вскочив наверх, дорогуша принялась выжидать. Девочка мигом окинула площадь горстью булавок, что превратились в головы-капканы, да и тотчас скормила тем озадаченных верзил.
- За мной! Но не без этих. - сказала милочка, спрыгнув на существе вниз.
Оказавшись в массе фона искаженных границ волшебства, милочка покривлялась возле поглощающих чары булавок, а затем вновь к арке подошла, дабы теперь отправится к фонду "Магических тайн". Выжав на арке теперь пурпурный, золотой и серый рычаги, та тотчас нырнула в леденцовый свет, в коем попросту выпарилась ль.
Нечто схватило капканы, да и двинулось прочь от стягивающихся стен, потолка и пола, шибко направившись за милочкой, к лучу сему.
- Клушь Бружь будет озлоблен на нас. - сказал мужчина, запоминая как выглядит этот выход. 
Тот просунул палец в дыру длинного языка, волной сияющей был тот, да и принялся будто крутить им, и тотчас услыхав некие гудки, в ушных имплантах, попросту завис в каком-то трансе из паранормального сообщения. Дух его мигом оказался в коконе из голосов, а там и начал что-то спрашивать у вихревых советчиков, кои лишь пересказывают нечто от кого-то еще.
Едва булавки повытягивали остатки магический свойств в чужаках, как мужчина отвис, да и четверо предстали возле путеводного мостика из неких ерзающих надписей, с названиями неких мест, что сияли, и исчезали, так же и произростали.
- Переименовали его? Был же возле благотворительного салона "Резервы свобод", комбината-перевертыша "Протеже мистерий", и пенсионного союзного скопища "Долина богатств". - выдала деточка, не обрадовавшись такой перестановки.
Указав пальцем на ресурсную баржу с потусторонними непогодами, та мигом оказалась возле разрушенной забегаловки "Силовых чудес", с созданиями, с коими живо двинулась к лагерату "Срощенные узницы", дабы оставить этих негодников тут.
- Параграф 9, кодекса "Фантастических дел". А затем отправлюсь на склон 1000 складов "Кооператива магии" Ланфта. - заявила та, разя преданностью лишь 8 по списку самых могущественных волшебных созданий во всей изнанке сего городка.
Милочка даже не подозревала что сейчас происходит с троицей, по другую  пелену альтернативных видов сих расширенных воприщ, игнорируя веяния из мутировавшихся инстинктов.
Троица оказалась у мрачного фонтана, в котором куролесили махонькие кони, из потемок, то и мгновение выпрыгивающие из него, да врезающиеся в стены из голографических сводок разных событий, мигрируя в подходящие им поприща.
- Путеводными чернилами намажьтесь, да и вскочите куда приглянется вам путь. - поведало изделие, крылатыми губами на верхушки.
Троица подошла к фонтану, и отираться принялась.
Вдруг повсюду разразился ненастоящий холод, а там и аномальные вихри пораскидали троицу в разные углы, те наведались как раз из какой-то фазы житейских положений.
Именно так каждый и оказался порознь.
Жаба предстала возле табуретного ларька, пледовая девица нагрянула к рынку с нарядами из бижутерий, а мальчик шлепнулся у краевии "Магических обстановок", заведение напоминает мэрию.
- Черновики. Изнутри чистовиков! Ох уж эти чернильные знаки в парафорах самописчей материи. - сказала пледовая милочка, напрасно выискивая проход в плакате из квазисияний фонаря-горы.
Дитя двинулось к ближайшей постройке, что разила заброшенностью, но и веяла потаенным теплом.
– Восхитительное знакомство! – подумал Алдо, неосторожно приближаясь к недействующему театру. – За естество вывели, и приметно пропали. - гневался, вовсе не зря.
Мастера перебросов в анонимную глушь! Невменяемых сред мне встречать не в нужду абсолютно. Куда угодил? Да и еще чемодан остался возле фонтана. Как возвращаться? Что за странное место? Дичайшее недоразумение не будет мне мастерить ношу с крайностями. Только передохнуть бы, да и вернуться обратно. И пожалуй соглашусь на работенку в его пансионате для хлопот проблемных.
Всего миг, и юный Алдо понял, что эта улица не без странностей, плиты в земле из прозрачных корней, и те шевелятся, видимо вес мальчика им неприятен совсем, у какого-то коттеджа, кстати, тот из проволоки, некая дама своими причитаниями так и наряжает крыльцо, с формой вулкана, безделушками из драгоценных ключей, а на соседнем же участке в несусветном пару плавает старец, его двор заставлен паранормальными печами, кои топят странной бурдой призраки, а те и вовсе гранулируются из фонарей сего изобретателя.
Как только с небес посыпалась какая-то стружка, из объемных напылений, мальчик побежал к постройке.
– Медузу закоротило? – невзначай озадачился он, оказавшись во мраке, наравне со всеми остальными в этом месте.
Добравшись до двери, на ощупь к ней пробирался, тот попытался отпереть ее, но лишь присыпанным какими-то порошками оказался, явно необычайными.
Из стены, коя переполнена магическими средствами для строительных эманаций, высунулась лапа, а затем вволокла мальчика во внутрь заведения, то через какие-то трещины, весьма объемные, и оставила в холле.
Итак, пока Гиалдо любовался нутром сооружения, кстати, то из 3 статуй, одухотворенной певуньи, прокаженного чародея, и механического существа, жаба и пледница уже выбирались из соседних проекций этого места, причем желая лишь отыскать Милерну, да и вернуться с ней в привычные виды сих границ.
Нечто ударило мальчика хвостом в пупок, с огромный палец тот, да и попросило дрожью в холле более не прятать в себе магию.
Гиалдо тут же скорчился от боли, да и зашипел на случай.
В зале, того встретили электрические свечи и приятная сухость, потрепанные сиреневые кресла, с лапами, сцена из золотой соломы, парящие шторы из искусственных бород ль, и их много, люстра из плавников рыб, да многое удивительное другое.
– Я приближаюсь, не пугайтесь. Меня впустило нечто! – проговорил тот, двинувшись к лестнице из наваренных бронзовых программок.
Мальчик услыхал наверху ободряющий шум, а затем и почуял впечатляющие запахи, коих ранее нигде не встречал. Вдыхая аппетиты неестественного света, тот лишь и вслушивался в многоголосый гвалт нескольких существ, какой-то пессимистичной дамы и задорного юноши.
- Словно вкусовые аппетиты сами манят наверх! - шептал он, урча всем телом.
- Сегодня в знаменитом театре "Изумительных трагедий" сама Юларвия будет выступать, и лишь со свежими номерами. - повторяла некая кассета в электрофоне, с рекламой устаревших предложений, но свежего признака старой фазы сей волшебной моды, действующей тут уже век.
Заведение имело 3 этажа. На 1 находился зал, который все еще используется для веселья и потехи номеров, 2 этаж вмещал кухню и столовую, хранилище с травами, и уборную, а на 3 размещены несколько спален, купальня и гардеробная.
Пока Алдо поднимался на этаж с ковром из костюмов, некие в кухни усердно репетировали старейшую сцену из постановки "Многоликий ужас, повелитель "Кошмаров", завещанная драма из перевернутого сна, и колодец из корзин для высоких париков".
- Отчего вы мама постоянно выбираете роль "Хозяйки страхов"? - интересовалось дитя у мадам.
– Шодд, эта роль слишком нудна для куклы. – сказала дамочка, устав от брака в выходках его искусственных артистов. – Твои чары все еще не прижились, так воздержись от неточностей в комедийных обстановках.
Как только нечто из каких-то кривых игл наложило юноше запеченных листьев Фитувы, с сочными крылышками бабочек, тотчас раздался в дверь стук, а затем и вовсе в помещение нагрянул мальчик.
Тишина затеялась не сразу, сперва повар, монстр из игл, отодвинул к окошку стол с едой, а затем юноша развеял аппетит мадам, к нечеловеческим пристрастиям.
- Ты артист? Мы не нанимает новобранцев-оборванцев! - заявила мадам, рассматривая мальчика помесью звериных взглядов.
– Ваш желудок крепче моего, питайтесь этим сами мама! – выразился строго юноша, кивком головы наколдовав множество подносов с вменяемым съестным.
Тот кивнул на угощение чужаку, потрепанному и оголодавшему, да и мигом двинулся к себе в комнату.
- Тут разбирайтесь сами. - сказал напоследок юноша, приготовившись вздремнуть.
Алдо присел на пуфик из труб, минеральных, да и принялся поедать все подряд, апельсиновое печенье, суп из морепродуктов, и остальное.
Мадам только и пила жижу, кою называла супом из клювов сорок, да рассматривала бродягу ль, восхищаясь его диковинной внешностью.
– Кто ты? Как дверь открыл? – спросила та тихо, опасаясь что распустит басом его аппетит.
Дама дожевала хлеб из измельченных насекомых, а там и шепнула Алдо номер комнаты, кою тот может временно занять, после чего с существами отправилась на сцену, чтобы номер повторять, выбранный заранее.
Минут 10 дитя только и ело, посматривая в окно из фрагментов деревянной бочки, колеса от кареты, и серебряных скоб, а затем отправилось наверх, куда недавно мадам пальцем ему и указала, на место для отдыха.
– Свет поела тьма? Надеюсь небо ничто не обглодало! – произнес Алдо, отправившись к лестнице из наклеенных безделушек.
Какое вдохновляющее место, не удивительно что тут проживают эти типы. Но вообще-то и не люди вовсе, наверное колдуны. Так много фокусов в их заигравшемся амплуа из гастрольных личностей! Но эта их пища, ярое недоразумение. Как ее едят? Невероятные желудки, так очевидно. Надеюсь тут мне ничего не угрожает, более нелепостей пытаться избегать вовсе не желаю, а лишь передохнуть, и появится вновь у высотки той. Надеюсь отыщу ее!
Тот и не догадывался что поверх места летает станция, коя откачивает все дефекты сама, причем отовсюду и быстро, без следов и к всеобщему комфорту.
В этот момент некая мощь внутри дитя так и екнула, с чем и посочился размах всей магической силы, которую наверняка в том разбудил многоликий оберегающий, что вьется в стенах сего театра, и кой скрытые могущества в каждом ощущает даже издалека.
Поднявшись наверх, тот тотчас наткнулся на купальню, куда и поспешил, дабы помыться теплой водой.
В этот момент юноша листал справочник с заклинательными причудами, кой написал его отец, это единственное что тот забыл взять с собой, когда покидал это место, и лишь отводил от сооружения оскалы некоей потусторонней хандры.
- Аббегруамм, Кигглийя-Сфиродус. - высказал он, заставив память мальчика его желаниям подчиняться, да и раскрыться полностью.
Едва зашумела вода в трубах, а дитя заразмышляло о родителях, лежа в ванной из шунгита, тут же на лавке из вишни появилась чистая одежда, с именем юноши.
– Где же они могли пропасть? - озадачивался тот снова и вновь, подобрав с стеллажа из махонького эскалатора, что из ящиков каких-то смастерен, мыло, с формой чьего-то лица, вроде колдуна, да и тем мигом вознамылив одноразовую мочалку из сплетений сорняков магических, всю жижу в гель превратил.
Наверху, над ребенком, кружилась люстра, та была с формой улья, да и что-то мурлыкала, будучи неким созданием, причем словно из золотого лука. Вся мебель же тут была из затвердевших занавесок, словно вымороженных, а шторами на окне и вовсе были парящие горшки с ароматическими корешками, кстати мыльными.
– Давно они тут обитают? Что вообще тут такое? – поинтересовался Алдо, услыхав какой-то грохот снаружи заведения. - В какие магические порядки явилась моя душа? - продолжил с граммом напыщенной тревоги.
- Мы знаем его родителей, они родня Тамаля. - сказал юноша, продолжая просматривать нечто в сияниях опрокинутых глаз.
Через несколько мгновений юноша уже посапывал, а заведение покрывалось некими световыми щитами.
В это место вновь пожаловала гадкая особа, где лишь ее самочувствию комфортно было, да и что-то тут же начала диктовать здешним обстановкам, злостно и упрямо, в окружении неких громил-страшил, в очередной раз ложно назвав себя Ивирнией Изришъ!



Зувус Сувуз

Отредактировано: 18.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться