Гидуфим

Размер шрифта: - +

Глава первая

За окном шёл противный мелкий, весь день моросящий дождь. Пожелтевшие листья уже давно опали на землю, продолжая увядать в грязи под ногами прохожих. Деревья, словно облезлые скелеты, сгибались под сильными порывами ветра. Их стройные чёрные очертания стояли немыми стражами, наблюдая за людской суетой. Настенные часы тихо тикали, будто замедляя свой ход. Их звук становился всё тише и тише, удаляясь, словно поезд в тоннеле. Время теряло всякий смысл, растворяясь в вязкой атмосфере квартиры. Вокруг безраздельно царили две извечные сестры — темнота и тишина. Вся квартира была наполнена мрачной, но в то же время успокаивающей, обволакивающей темнотой, заключая в свои мягкие, но леденящие душу объятия. Тишина гудела и звенела, давя непомерным грузом, будто готовая вот-вот разорваться диким, немыслимым криком из неоткуда. По полу со звоном катились пустые флаконы из-под лекарств. В углу комнаты, рыдая, сидел юноша, содрогаясь от страха. Он плотно обхватил ноги в коленях, поджимая их под себя, раскачиваясь вперёд-назад, едва слышимо шепча трудноразбираемые слова.

— Нет, только не это! Как же я мог допустить этого? Это конец!

По его щекам стекали слёзы. В этой давящей на уши тишине, он слышал тихий, едва уловимый шёпот. Голоса о чём-то говорили ему, рассказывая, касались его ушей своим холодным, неживым дыханием. Мертвенно-ледяной воздух путался в его волосах, вставших дыбом, медленно спускался к шее, оставляя на ней след мурашек. Страх сковал юношу, нервно затаившего дыхание. В его глазах, полных слёз, был неподдельный ужас. Он хотел бежать, крича и вопя в панике, но не мог даже пошевелиться, лишь изредка всхлипывая и содрогаясь. Его губы дрожали, шепча.

— Пожалуйста, пусть это прекратится. Умоляю, оставьте меня в покое!

Шипящий смех раздался над его ухом, вызвав очередной панический всплеск. Ледяные руки коснулись плеч юноши, больно сжав их. Жгучая боль взрывом раздалась в голове парня, погружая его в непроглядную темноту. Он зажмурил глаза, со скрипом сжимая зубы. Его пальцы до боли вжимались в ладони, а костяшки уже давно побелели от напряжения. С трудом преодолев свой страх, сковавший тело, юноша нащупал лежащий рядом телефон.

— Только бы дожить. — прошептал он, набирая экстренный вызов.

В бело-голубом свете монитора, озарившего комнату, он увидел Это. Оно было высоким, едва ли не доставая до потолка, а длинные кривые руки, напоминавшие корявые ветви сухих мёртвых деревьев, скреблись по полу. Огромное существо, будто сотканное из темноты, стояло, совершенно не двигаясь. Его глаза, тускло светящиеся белёсым цветом, не моргая смотрели на юношу, словно сверля его, заглядывая внутрь, в самую душу, сжавшуюся в жалкий комок.

Парень попятился назад, ещё больше вжимаясь спиной в стену. Его руки дрожали с новой силой, а голос предательски пропал, покинув его. Лишь беспомощный сдавленный сип сорвался с уст парня, когда на том конце раздались очередные гудки. Существо медленно повернуло голову в сторону, словно изучая жертву, смотря на юношу. Длинная рука протянулась вперёд, коснувшись обжигающим холодом шеи парня, сдавив её. Тело юноши неестественно выгнулось, а из горла вырвался булькающий хрип. Безвольно шаркая ногами по полу, парень отчаянно пытался найти хоть какую-то опору, но всё было тщетно.

— Диспетчер слушает. — обыденно сказали на другом конце связи.

Глаза юноши, уже начавшие закатываться вверх от удушья, искали любую возможность спасения. Тварь неспешно подходила всё ближе и ближе к своей жертве, с сухим треском, напоминавшим хруст стекла под ногами, сгибая конечности. Юноша едва дышал, тяжело хрипя, а из его глаз неустанно лились жаркие, обжигающие слёзы. Лицо Твари, если его можно так назвать, сровнялось с лицом юноши. Мерзкое, словно запах покойника, дыхание коснулось щёк парня, ударив в нос. Внутри у него всё сжалось от страха и рвотных позывов, плотной массой, застрявшей в горле. Руки юноши обессиленно скользили по лапе чудовища, пытаясь хоть как-то ослабить железную хватку.

— Улица Победы, дом семнадцать. — сдавлено прохрипел юноша, надеясь, что его услышат. — Оно убьёт меня.

Диспетчер ещё что-то спрашивал, но парень, обессиленно обмякнув, повис безвольной куклой, прижатой к стене чёрной рукой. Темнота окончательно окутала его, вновь захватив власть в комнате. Экран телефона погас, а вместе с ним и надежда на спасение. Уже безжизненное тело рухнуло на пол, словно ненужная вещь. Гулкую тишину разорвало тиканье часов, казавшееся неимоверно громким в тот миг.

Приехавшая бригада врачей с нарядом полиции, вскрыв входную дверь, вошли в квартиру. Ни в одной из комнат не работал свет, а в углу лежало мёртвое тело. Нога фельдшера случайно задела пустой флакон.

— Сильные транквилизаторы. — рассматривая название, сказал медик. — Что с телом?

— Удушье. — констатировал сержант полиции, осматривая шею умершего.

Когда тело уже выносили из квартиры, сержант подошёл к шкафу, стоящему в прихожей, одна из створок которого была закрыта плотной тканью. Как только он коснулся её, она незамедлительно упала на пол, открыв большое зеркало. "Одно единственное, и то закрыто. Парень был явно не в себе" — подумал сержант. Уже уходя, он мельком увидел краем глаза чёрную фигуру под потолок, исчезнувшую в тот же миг.

— Показалось. — прошептал он, спешно покидая квартиру...

Прошло три дня после обычной, на первый взгляд, смерти наркомана в собственной квартире. Но сержант полиции Волков Сергей не мог спокойно жить после случившегося. Именно он был в его квартире, когда выносили уже мёртвое тело.

 

"Он не был похож на обычного наркомана" — думал сержант, сидя перед зеркалом у себя дома, закурив очередную сигарету: "Нет следов от уколов на руках, да и в доме не найдено ни единого наркотика, кроме пустого флакона от транквилизаторов". Сергей снова и снова перечитывал дело, пытаясь понять случившееся.



Кирилл Сызранцев

Отредактировано: 24.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться