Гипс, царапина, синяк

Глава 6

Он услышал, как по окнам застучали капли дождя и обернулся к Леди-байк, что сиротливо прислонилась к профилю и собирала воду. Он уныло подумал: «если байк так часто будет мокнуть, то с ним неизбежно случится ржавчина».

– Посмотрите на новый вид извращения, – протянул Оке нудным учительским голосом. – Давайте дадим ему определение. Тео, как вам «Велофилия»?

Шум радио ненадолго перекрыл смех. Бу поджал губы, еле удерживая позыв закатить глаза.

– Думаю, «Велодроч» тоже подойдет.

– Дроческоп в этом разбирается – не остался в долгу Бу и все-таки повернулся.

Голиаф сидел у правого круглого столика раскинувшись на стуле. Всего в кафе сидело семь человек: Оке с двумя друзьями, парочка влюбленных, Бу и Стиви.

И, черт побери, Бу не знал зачем считает посетителей. Возможно, проверяет свидетелей будущего убийства.

Он кинул последний взгляд на байк и, засунув руки в карманы, вальяжно протопал к стойке.

– Сти, привет.

Стиви обернулся и удивленно приподнял брови.

Бу попросил кофе и продолжил:

– Где твой байк? Я хотел попросить одолжить его, если, конечно, тебя не затруднит. Мой нынче хворает, а маман ограничила жалование. Не хочу пиздануться на смерть, короче. А то она совсем из дома выпускать не будет.

Брови спикировали вниз и лицо вмиг стало хмурым.

– Он его продал, – вмешался противный голос, – Не покататься тебе, Бубу, на чужом велике, как на Хильде с параллели.

– Стиви, не знал, что у тебя такие «говорящие» брови. А ну, пошли вербально Оке нахуй.

В этот момент что-то не больно ударило в голову.

Дернувшись от испуга, Бу глянул вниз. Стаканчик сиротливо покачивался из стороны в сторону. «Какие дешевые трюки» – подумал он и, схватив стаканчик, швырнул его обратно. Снаряд попал прямо в лоб бомбардиру.

Детка будет им гордиться – обрадовался Бу и припечатал Оке словами:

– Не называй меня Бубу.

Шум за окном усилился. Бу был удовлетворенным, но немного нервным. Он растрепал прическу и проверил телефон на случай, если мать спалит, что он не дома.

Оке в это время вытер пару капель с подбородка, спокойно встал со стула и поправил свою уже не настолько идеально-белую футболку с тремя коричневыми каплями. Оскар и Тео, что сидели рядом, сдерживали смешки: первый кидал взгляды с одного на другого, а второй уткнулся носом в стакан и трясся в от смеха.

Спрятав обратно телефон, он сжал кулаки:

– Ну, что, супостат? Пойдем, выйдем?

Оке прищурился и кинул взгляд на улицу:

– Еще слишком светло для «темной».

– Дроческоп.

– Лошпедист.

– Кофе, – закончил Стиви и отдал клиенту заказ.

– Лунная призма, дай мне силы понять, че, блять, у вас постоянно происходит, – не выдержав, подал голос Оскар, наблюдавший за сценой.

– Заткнись, – рявкнули оба и продолжили грозно щуриться друг на друга.

– В кафе запрещено драться, – снова подал голос Стиви. – Мой велик в ремонте. Кофе готов.

Бу так резко повернул голову, что у него заболела шея.

Так и замерли в двух шагах друг от друга: оба распетушились и оба в обломе.

– Какие драки? – услышал Бу, а потом Оке закинул руку ему на шею и принялся по-дружески душить и куда-то тащить.

Мир снова вернулся на круги своя и он обнаружил себя за столиком рядом с Оке. К довершению перед ним оказался кофе.

Он оглядел столик. Оке закинул ступню на колено, а руку на соседний стул. Тео был весь в телефоне. Оскар просто лыбился.

– Не кипишуй, – подавил его порыв Оке нажимом на плечо. – Ты лучше расскажи...

– Погоди, погоди, – прервал его внезапно Тео. – Давно хотел спросить, как ты умудрился сломать ногу?

– Та-та-та-а-а-а! – громко пропел внезапно Оскар.

Бу словно обухом по голове зарядили. Он почесал колено и глянул за окно.

– Как? Как дебил, – растянул нараспев Оке. Ему-то было плевать, он не был свидетелем заезда и перевелся только два года назад.

Бу под столом пнул ногу зарвавшегося соседа. В ответ тот ткнул его в живот и оба схватились за пострадавшие места.

– Не, – снова начал Тео, поставил стул напротив Бу и снова уставился, – я видел, что ты буквально на ровном месте свалился. Бук-валь-но. Мне даже стало неловко.

– Такт твое второе имя, Тео.

– Да по хэту*! Я спрашивал у других, те тоже не поняли, что произошло.

*Хай-хэт – тарелка для игры на ударных

Бу почувствовал дикую злость и пнул Тео тоже.

– Ай! Ты чего воюешь? – и пнул в ответ.

– Даю интервью только за деньги... – простонал Бу, потирая уже ногу.

Раздался громкий стук со стороны кассы. Все выпрямили спины, словно ничего не произошло. Никто не хотел быть выгнанным посреди дождя на улицу.

Тео откинулся на спинку с видом «Ну пжалста, кому это интересно...»

Уютную атмосферу тихого радио и смешков прервала трель телефона. От неожиданности Бу подпрыгнул и ударился больным коленом.

Звонил недовольный Ноак:

– И? – недовольно сказал тот.

– Мне не удобно, чувак.

– Неудобно ссать против ветра.

– Я, типа, не один, – он стрельнул глазами на притаившуюся тройку. Те делали вид, что ничего не слышат. Но Бу знал, что какие-то обрывки фраз все же долетает до их ушей.

Оке прошептал:

– У Бу грязные секретики?

– Грязные секретики у тебя в штанах. Отвали.



Manana

Отредактировано: 21.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться