Гитарист не того времени

Размер шрифта: - +

15 августа 2011

Ближе к шести часам вечера я приехал на Стенку Цоя, чтобы помянуть легенду. Моя шестиструнная гитара лежала в чехле, и когда я перешёл дорогу, знакомые (свидетели вчерашнего случая под мостом) заметили меня и начали спрашивать, как я. Хоть кто-то в этом поинтересовался. Даже один товарищ, который очень хорошо играет на гитаре (когда не сильно пьян), поздоровался и уже был наслышан об этой истории.
Аня и её подруга, Наташа, стояли с другой стороны стены. Увидев, как я шёл в их сторону, они подошли и, обменявшись дружескими поцелуями, поинтересовались, как я после вчерашнего. Я ответил, что со мной всё нормально. Действительно, я чувствовал себя лучше. Горло больше не першило. 
Когда мы начали пить пиво, а я собирался сыграть «Мы ждём перемен» (в Беларуси она была запрещена с этого года), подъехал микроавтобус милиции. Мы, как могли, спрятали спиртное, пока этот микроавтобус объезжал стенку. Наконец он остановился и из задних дверей выглянул милиционер и спросил:
- Может, кто-то хочет проехать с нами?
Один вызвался добровольцем, и его загребли. Идиот.
Когда микроавтобус уехал, мы продолжали культурно отдыхать. Одна меня только тревожило: Лены не было. Мне хотелось узнать правду, кончено ли между нами или всё ещё может наладиться?
Немного подняв себе настроение, меня пригласили к другой компании, где распивали водку и играли в три гитары. Я стал четвёртым, и мы сыграли много песен Виктора Цоя, например «Звезда по имени Солнце», «Мама – Анархия», «Видели ночь», «Группа крови», «Легенда» и так далее. После песни «Спокойная ночь» мы все восклицали «Цой жив!».
Ближе к вечеру приехала Лена. Ей рассказали историю, которая приключилась со мной вчера, но, вместо того, чтобы подойти ко мне, обнять, поцеловать, спросить, всё ли со мной в порядке, она даже бровью не пошевелила. Была права одна моя знакомая: наш роман провалился в тартарары. Наконец я сам решил с ней поговорить, но разговор не удался. Я так и не узнал правду.
Зато смог сфотографироваться с Аней. Она была красивее Лены раз в сто.
- Лысый пришёл, - сказал подошедший к нам Карась. – Если он будет лезть, скажи мне, я ему врежу.
- Да не прощу я его, - ответил я.
Увидев меня, он подошёл ко мне и пытался извиниться за вчерашнее, но получил в лицо от Карася, сказав, чтобы он ко мне даже не подходил. Когда он решил всё же снова подойти и встать на колени и извиниться (скажу вам, он раскаивался), я принял его извинения, хоть мне это было нелегко. В конце концов, вы бы не могли видеть этих записей путешественника во времени.
Около десяти тридцати я, Аня и Наташа начали сворачивать и ехать обратно домой. По прощанию Лены я понял, что ей всё равно. Она даже меня не поцеловала. Ещё один излом произошёл.
Попрощавшись с Аней и Наташей, я поехал дальше и вышел из автобуса, напевая Цоя и думая о Лене. В чём же я провинился, что заслужил такое наказание. Сначала случай 19 апреля 2030 году, теперь и это. Будь жива моя мама, что бы она сказала о ней?
Придя домой, я посмотрел передачу про легенду русского рока, который 21 год назад погиб в автокатастрофе, а потом лёг спать, гадая, если я напишу Лене какую-нибудь красивую эсэмэску, напишет ли она в ответ.
- Как в той песне «Ты обвела меня вокруг пальца»? – сказал вслух я.
На том и заснул.

 



Артур Белоновский

Отредактировано: 04.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: