Гитарист не того времени

Размер шрифта: - +

18 мая 2030

К тК тому времени, как я заканчивал учёбу в школе, мне выпала честь осуществить свою мечту, которой грезил с самого детства. Я решил стать актёром и поступить в ГИТИС. Мама не одобряла этого, считала, что из-за того, что я мало читаю, меня вряд ли возьмут. А ещё меня ждала повестка в военкомат, но я на три года получил отсрочку из-за своей кривой спины. К тому времени я начал посещать танцы, а также по вечерам играть с группой «Изгои» (название придумал наш басист Константин, в честь фильма «Изгой-один») в местных клубах.

На одной из репетиций я представил песню, написанную перед тем, как расстаться с Настей. Она через три дня приехала и объяснила, почему солгала мне. Сказала, что это дело рук Макса. Он не хотел быть отцом ребёнка, но она его любит. Со мной, оказывается, была просто дружба. Выслушивая её объяснения, я вспомнил строчку из песни «Битлз», о том, как герой предпочёл видеть девушку мёртвой, чем с другим мужчиной[1]. Я тогда промолчал, а потом, когда она спросила, прощу ли я её, я ответил коротко «Нет», а потом ушёл от неё, оставив её одну.

Сегодня мне выпала честь представить песню группе. Когда я её проиграл, мои друзья смотрели на меня и аплодировали:

- Фантастика, Даня, - ответил Костя. – Будет лучше, если ты её исполнишь. Как она называется?

- «Не могу без тебя», - ответил я, чувствуя волнение.

- Прикольное название, - показал большой палец Никита. Он наш соло-гитарист со стажем. – Особенно припев. Напоёшь?

Я взял баррэ на пятом ладу ре-минор, а затем перешёл на ля-минор.

- «Видишь ты, что гибну на глазах у тебя… Оглянись, ты же видишь, что люблю я тебя…»

- «Улыбнись, ты же знаешь, без тебя свет не мил…», - подхватил Костя, когда я собрался переходить на фа. – «Ты же всё понимаешь, чтоб я ни говорил…»

Тут Кирилл, наш ударник, начал постукивать на барабанах, а Никита начал подбирать подходящее соло. Костя взял бас-гитару и, смотря на мои аккорды, начал подыгрывать.

- Между первым и вторым куплетами можно сделать соло, - порекомендовал я. – Так будет лучше.

Вечером мы выступили в клубе «Аврора», одетые в порванные на коленях джинсы, майки. Костя сделал ирокез, а Никита состриг справа висок и проколол себе губу. Кирилл подкрасил веки в чёрный цвет. Я решил оставить битловскую причёской. Моя сестра, Кристина, говорила мне, что ей нравится Джордж Харрисон, а я в шутку говорил, мол, это потому что я родился двадцать пятого февраля (а это действительно так).

Все девушки, стоявшие рядом со сценой, сходили с ума от моего пения. Даже Костя немного обзавидовался. Затем мы сыграли «Лирику» группы «Сектор газа», на которой наш бас-гитарист выступил в качестве вокала. Обычно все песни пел он.

Одна из девушек подошла ко мне на перерыве и решила немного меня расслабить. Сами понимаете, фанатка. Я чуть не потерял сознание, когда снова выходил на сцену. Чувствовал себя, словно Лемми из «Motorhead» (да упокой, Господи, его душу).

В тот вечер мы играли до полуночи, но некоторые девушки просили сыграть на бис моей песни. Костя согласился, и я подошёл к тому времени к микрофону, и заговорил:

- Эту песню я написал в семнадцать лет. Тогда я не знал, кому посвятить эту песню, теперь я знаю. Посвящу эту песню той, кого я люблю.

А кого я люблю, не важно. Я любил их всех в то время.

Когда мы закончили концерт, мы отправились переодеваться, и тут в дверь постучали. Вошёл человек из звукозаписывающей студии «Moroz Records». Не слишком большая шишка, простой труженик компакт-дисков и винила. Сын Александра Морозова, который заправлял этой студией, хотел взять песню, которую я написал.

- Мы бы хотели записать альбом, если это можно, - предложил Костя. – У нас много идей. Мы хотим попасть на публику, как это сделали «Сектор газа» или «Кино».

- Всему своё время, - ответил сын Александра Морозова. – Если вы запишите сингл, то будет шанс, что вы запишите альбом.

- И какова вероятность, что у нас будет шанс на альбом? – спросил я.

- С этой балладой, думаю, шестьдесят на сорок. Если вы согласны, то приезжайте через неделю, и мы запишем сингл. Только подумайте, какую песню вы включите на второй стороне.

- Что-нибудь из «Ramones», - сказал Костя. – Я мечтал сыграть их.

Мы собирались включить «Do You Wanna Dance» или «I Wanna Be Sedated». Вопрос лишь заключался в следующем: согласится ли Костя с предложением «Moroz Records» записать сингл? Моя песня понравилась нашему новому гостю, и он хотел добавить небольших спецэффектов на неё.

Костя дал добро.

 

 

Приехав домой, я вошёл в квартиру, думая, что моя мама и отчим спят. Сестра продолжала смотреть советские фильмы по ноутбуку.

- Тебе спать не пора, Кристи? – спросил я, оставляя, гитару у стенки.



Артур Белоновский

Отредактировано: 04.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: